home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ТРИ

Одна молодая приятельница Манкс недавно отметила двадцать первый день рождения. Мы смотрели, как она оттягивается с друзьями.

— Вот бы мне было двадцать один год, — сказала Манкс.

— И мне, — согласился я.

И поневоле задумался: а что я сам делал на свой двадцать первый день рождения? Не помню. Пусто в голове. Что я делал? Наверное, был же какой праздник.

В пятнадцать лет я видел «Лед Зеппелин». Это я помню хорошо. Из дому я уехал в семнадцать. Помню. Но воспоминания о том, что было четыре года спустя, расплываются.

Мне сейчас немного за сорок. Еще молод, надеюсь, для старческого маразма. Может, мои двадцать первые именины провалились. Может, никто не пришел.

Я редко радуюсь дням рождения. Ясно помню депрессию на шестнадцатилетие, когда почувствовал, что становлюсь старым. За год до того, как «Лед Зеппелин» приехали в город, все было юным и увлекательным, и мои бесконечные страдания по Сюзи еще не доставляли мне серьезных проблем.

Мой приятель из Глазго, по его словам, мало что помнит о концерте. Не знает, был в тот вечер дождь или нет, но припоминает, что на улице было очень холодно. На выходе из зала было видно, как от людских тел валит пар. Ликуя от того, что своими глазами видим «Лед Зеппелин» всего в нескольких ярдах от себя, мы все пропотели насквозь, и пар от наших тел клубился в морозном ночном воздухе.

По ночам я иногда разыскиваю в Интернете имена людей, которых знал в школе, хотя мало шансов, что придется свидеться с кем–то из них снова. Не знаю толком, зачем я этим занимаюсь. Наверно, симптом моего недовольства жизнью. Я все время недоволен, не одним — так другим. Так было всегда. Единственный раз, когда я был вполне доволен, — это когда «Лед Зеппелин» вышли на сцену и заиграли. Два часа полного удовлетворения. Тут не поспоришь.

Прошло много лет; я живу в Лондоне и зарабатываю на жизнь писательством. Я достаточно выдвинулся, чтобы сидеть в жюри литературных конкурсов. Но об этом позже. Сейчас я должен рассказать тебе немного о своих школьных товарищах. О Греге и Сюзи, и о Черри, хотя Черри, в общем, не считается. И еще я расскажу побольше о дружке Сюзи — о Зеде, который был аж на целый год старше нас. Нам с Грегом нравился Зед. Мы на него равнялись, хотя было досадно, что он гуляет с Сюзи, в которую мы влюблены.


предыдущая глава | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ЧЕТЫРЕ