home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПЯТЬДЕСЯТ ОДИН

В тот вечер я позвонил Грегу. На звонок ответила его мать. Грега не было дома, а где он, мать не знала. Я позвонил Сюзи. Ее тоже не было дома. Я подумал, что, может быть, они где–нибудь вместе. Я поразмыслил, не позвонить ли Зеду, но решил этого не делать. Я редко ему звонил, боясь, что ему это может не понравиться.

Я вышел на улицу, где пятна дождя пролетали в белом свете уличных фонарей. Я укутался в свою шинель и нацепил новые темные очки. Мне они нравились. Я в них мало что видел, но это был крутой аксессуар.

Было очень холодно, поэтому я быстро шел по улице один, в никуда, просто чтобы согреться. Концерт близился, но странное дело — волна возбуждения, кажется, пошла на спад. Я горевал из–за Сюзи. Я бы никуда с ней не пошел, у нас не те отношения. Вот она какая — всего несколько дней, как одна, и уже развлекается с Грегом. В конце улицы была какая–то подстанция, огороженная забором с предупреждающей надписью от Совета по электроэнергии. Я прислонился к забору, укрывшись от ветра, и смотрел в небо. Там ничего не было: ни цеппелинов, ни фантастических тварей, ни гостей из Атлантиды.

Я продрог и с отвращением осознал, что Атлантиды не существует. Она не восстанет из вод, когда «Лед Зеппелин» сыграет в Глазго. Ничего не произойдет, разве что Сюзи с Грегом будут целоваться у меня на глазах, и меня выгонят из зала за то, что я — единственный унылый зритель.

— Привет, — появляясь рядом со мной, сказала Черри.

Я злобно зыркнул на нее.

— Извини, что поставила тебя в неудобное положение с этой книгой про фей, — сказала она. Вид у нее и впрямь был очень виноватый.

Я пожал плечами:

— Да ладно.

— Почему ты здесь стоишь?

Я снова пожал плечами.

— Переживаешь из–за Сюзи? — спросила Черри.

— С чего ты взяла?

— Видно же, — ответила Черри, и я понял, что это, конечно, так. Наверно, все знали. Еще одно унижение.

Мне отчаянно нужно было, чтобы кто–то выслушал мои проблемы. Так что я сказал, что, да, я очень страдаю по Сюзи. Черри долго выслушивала меня, потом аккуратно положила чехол со скрипкой на сухой лоскуток земли.

— Ненавижу скрипку, — сказала она.

— Зачем тогда играешь?

— Родители заставляют.

Я был восхищен ее честностью. Я рассказал ей о Сюзи еще.


ПЯТЬДЕСЯТ | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ПЯТЬДЕСЯТ ДВА