home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОСЕМЬДЕСЯТ ЧЕТЫРЕ

— Так, значит, первый подростковый поцелуй у тебя не был триумфальным? — говорит Манкс.

— Да, в общем, нет. Ну, то есть, он был триумфом, пока длился, но потом я себя почувствовал нелепо. То есть с кем — с Черри? Я три года прострадал по Сюзи и вдруг спутался с Черри.

— Что она была настолько ужасная?

— Нет, — отвечаю я. — Но в то время я был до конца убежден, что она была не то, что надо. Слишком уж овца, чтобы с ней связываться. Как давний поклонник «Лед Зеппелин» я был слишком крут для нее. Как–никак она свою первую футболку с «Лед Зеппелин» купила всего за неделю до того.

Я замолкаю. Чувствую приступ депрессии — пресловутая тоска по старой подружке.

— Скажу честно — я один считал, что я слишком крут для Черри. Больше никому в школе такое и в голову бы не пришло. Я воображал, что летаю на драконе и езжу в гости в Атлантиду. Какая уж тут зрелость в поступках? С чего я взял, что у меня рейтинг выше, чем у Черри? И как я мог воображать, что мне удастся привлечь Сюзи?

— А Зед Черри не привлекал?

— Нет. Ее с самого начала привлекал я. Как оказалось буква Z была просто шифром, чтобы сохранить это в тайне, если кто–то прочитает ее дневник.

Слишком жарко. По телевизору ничего путного. На меня наваливается полномасштабная депрессия «неразделенной любви». Мне делается тоскливо. Мрачность опускается на меня, как туча, и накрывает с головой. Черт, надо быть осторожнее.

— Вот что бывает, когда отвлекаешься от телевизора и начинаешь размышлять о прошлом.

Мне скверно. Мне хочется, чтобы дождь лил сорок дней и сорок ночей, и мир смыло потопом.

Манкс кивает. Манкс убеждена, что любовь добром не кончается. Она ведь, в конце концов, сейчас не с отцом своего ребенка. Хуже того — отец ее ребенка даже не тот, о ком она мечтает и по кому тоскует больше всего. Великая любовь Манкс скрылась в США и никогда не вернется.


ВОСЕМЬДЕСЯТ ТРИ | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ