home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ

Эндрю величайшая любовь в жизни Манкс в этой книге не фигурирует — разве что как объяснение для депрессий Манкс. Последнее, что она о нем слышала — он преподает египтологию в университете Айовы, женат и воспитывает двоих детей. Манкс знает, что никогда не вернется к ней. Бывает, такая великая любовь нет–нет да и объявится снова; он не из тех. Нет никакой возможности, даже гипотетической, что он однажды позвонит в дверь и скажет: «Как? Может, снова сойдемся?» Он скорее из тех любовей, что злобно сидят у тебя внутри до конца твоих дней, иногда — побаливают, иногда не дают о себе знать, но всегда готовы всплыть и глодать твое сердце, едва лишь жизнь станет налаживаться.

У меня тоже имеется такая. Наверное, как у всех. Джесмин, которая преподает у Манкс на компьютерных курсах все жалуется, что скучает по своему старому парню. Бедняжка Джесмин тоннами глотает антидепрессанты — как они могут своей массой раздавить дракона, который только того и ждет, чтобы ее погрызть, но не тут–то было.

— Как думаешь, если бы в школе я не был таким ничтожеством мне было бы лучше?

— Может быть, — отвечает Манкс. — Но книг бы ты тогда не писал.

Это правда. Манкс знает, что я до сих пор пытаюсь поквитаться за свой низкий статус в школе.

— Не исключено, что если Сюзи увидит по телевизору интервью со мной, то пожалеет, что не стала со мной гулять.

Я все время пытаюсь сравнять счет.

Манкс спрашивает выбрал, ли я победителя в литературном конкурсе, — я отвечаю «нет».

— Ну, так проголосуй за женщину с которой хотел переспать.

— Да, это, кажется, разумнее всего.

— Ты прочел другие стихотворения ?

— Нет. Собирался вчера вечером, но вместо этого сел смотреть на видео «Баффи, истребительницу

вампиров». Это куда интереснее, чем поэзия.



ВОСЕМЬДЕСЯТ ЧЕТЫРЕ | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ВОСЕМЬДЕСЯТ ШЕСТЬ