home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДЕВЯТЬ

Черри раздражала. Рыжие волосы, веснушки, очки в пластмассовой оправе — все это само по себе плохо, но ведь при этом она еще была чрезвычайно умная, и это доставало. Хотя она училась на класс младше, нас с Грегом по учебе она опережала. Если мы буксовали в алгебре или интегральном счислении, Черри все знала, хотя в ее классе этого еще не проходили. Она читала книги в свободное время и сама разбиралась, не дожидаясь объяснений учителя. Хотя мы с Грегом этим пользовались в случае нужды, оставлять простить такое нам было нелегко.

Мы подваливали к ней после школы по дороге домой. Она неизменно возвращалась в одиночестве.

— Как ты решишь это уравнение? — спрашивали мы. Или: — Где найти про Древний Египет?

Такое впечатление, что мы без конца писали какие–то работы по Древнему Египту. Наши учителя бредили этой страной.

Черри говорила, как решить уравнение, где найти информацию по Египту, а мы накарябав это в тетрадках, быстренько смывались. Если Черри увязывалась за нами, мы говорили «пошла подальше» и «не доставай».

— Вот овца, — говорил Грег так, чтобы она слышала.

— Ей реально нравится, что она знает все ответы. Потому что она всегда подлизывается к учителям.

Кроме Сюзи, которой она не так уж и нравилась, у Черри был единственный друг — Фил. Фил жил поблизости и его презирали все, потому что он был полный и потому что учился в спецшколе для одаренных подростков. Хотя мы с Грегом знали, каково это, когда к тебе цепляются, и уж нам–то стоило бы вести себя иначе, мы не давали Филу спуску. Не могли удержаться. Его родители были чуть побогаче прочих в округе, и Фил умудрялся носить одежду, которая всегда выглядела одновременно слишком дорогой и слишком детской для его возраста. К тому же он был толстый, а это казалось серьезным преступлением. Встретив Фила на улице, мы над ним смеялись. Фил нас игнорировал. Иногда он заходил в гости к Черри.

— К Черри женишок намылился, — говорил Грег, и мы смеялись при мысли, что эти двое гуляют друг с другом.

Фил редко выходил из дому по вечерам, так что Черри коротала время в одиночестве. Мы с Грегом болтались в парке или ходили покупать сигареты на те деньги, что заработали доставкой газет. Иногда сталкивались с Зедом, и если у него была при себе выпивка, он угощал. Черри нам было совсем не жалко.

— Кто с тобой станет дружить, когда ты таскаешь такие очки, — говорил Грег, и я соглашался. Мне самому прописали очки, но я их почти не носил. Жизнь и без того трудная, не хватало еще проблем из–за очков.

Черри вела дневник — еще одна гадость. Иногда в школе видели, как она сидит в сторонке и делает записи. Только тот, у кого нет никакой жизни, станет этим заниматься.

Черри училась играть на скрипке. Она вела дневник. Она понятия не имела, кто такие «Лед Зеппелин». Вот овца.


ВОСЕМЬ | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ДЕСЯТЬ