home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДЕВЯНОСТО ОДИН

Излагая свою историю, Черри милостиво опустила подробности того, как именно она опоздала на автобус. Она лишь сказала, что поссорилась с мальчиком, но не открыла, что мальчик был я.

Народ понимал ее уклончивость в этом вопросе, а также понимал, от чего подобные ссоры приводят к тому, что в слезах бродишь по улицам. К тому времени каждый уже усвоил, что сердечные дела — штука нелегкая.

Всего за день до того одна мысль о том, что у Черри могут быть отношения с парнем, послужила бы поводом к жестоким насмешкам, но теперь все переменилось. Все–таки теперь это была женщина, которая говорила с Робертом Плантом. Ее статус уже повышался. Почему бы ей и не иметь парня?

Черри брела под ледяным дождем не ведая куда, а потом вдруг остановилась на мостовой и заплакала от несправедливости жизни. Подъехал лимузин, окатив ее дополнительной порцией воды, и задняя его дверь, распахнувшись, сшибла ее с ног. И Черри рухнула на мостовую вся в слезах, и откуда ни возьмись, рядом оказались какие–то молодые люди с длинными волосами, которые смотрели на нее участливо и спрашивали, все ли с ней в порядке. Они предположили, что она плачет от того, что они ушибли ее дверью, хотя Черри призналась нам, что происшествие было пустяковое.

Ее проводили в фойе гостиницы огромный бородатый мужчина — мы предположили, что это был Питер Грант, менеджер группы, — и Джон Пол Джонс. Едва она очутилась внутри, как Роберт Плант отер полотенцем грязь с ее лица. Приключение становилось все фантастичнее.

Учитывая репутацию «Лед Зеппелин», все естественно любопытствовали, зазывали Черри в номера, чтобы предаться вакхическим излишествам, или нет, но Черри покачала головой. Никаких признаков вакхических излишеств она не увидела, хотя, возможно, они наверху и имелись. Она была только в фойе. Это все равно было здорово–прездорово. Все четыре музыканта извинились перед ней за происшествие, а когда увидели ее «лед–зеппелиновскую» футболку и узнали, что она была на концерте, выразили удовольствие от того, что видят такую преданную юную поклонницу. Роберт Плант принес ей лимонаду и подарил цветок, который прихватил из гримерки в «Гринз–Плейхаусе». Затем из гостиницы вызвали для Черри такси, и оно ее отвезло домой.

Дженни — та, что работала в цветочном магазине, — позже опознала цветок, гардению: вполне вероятно, он был из тех, что она принесла в гримерку. Все и без того поверили Черри. Она никогда не врала и не раздула историю до маловероятных пределов.

Акции Черри в школе немедленно выросли. Ее всегда ценили за этот эпизод. Роберт Плант принес ей лимонад и подарил цветок, тут не поспоришь.

Была в этой истории и часть, которую она не выставила на публичное обозрение, — часть, о которой она поведала только мне спустя несколько недель. Она рассказала, что когда Роберт Плант спросил, сильно ли она ушиблась, раз так плачет, Черри, правдивая душа, ответила, что нет, она вообще не ушиблась. Она плакала не из–за происшествия. Она плакала от того, что полюбила одного паренька в школе, а он ее отверг, поскольку она маленькая чумичка и совсем не похожа на иных блистательных девочек.

— Роберт Плант сказал, чтобы я не переживала. Он сказал, что я не кажусь ему чумичкой, да и вообще тихие девочки — всегда самые интересные. Он сказал мне, что и ему в школе приходилось нелегко, но люди застенчивые, художественного склада, такие как я, потом обязательно расцветают, и жизнь у них складывается фантастически. Он сказаму что обязательно скоро появится другой, гораздо лучше.

Долго я размышлял над этой последней частью истории. Я мог поверить, что Черри познакомилась с бандой. Я также мог поверить, что они вышли посмотреть, как она жива–здорова после того, как сшибли ее дверью. Но вот стал бы Роберт Плант давать юной Черри утешительные советы?

Что ж, может, и стал бы. В конце концов, у Черри появилось больше уверенности в себе. Ей стало гораздо легче найти общий язык с ребятами в школе. И если ее называли чумичкой, что порой еще случалось, она, похоже, не брала этого во внимание. Она была не прочь подождать, пока ее жизнь пойдет на взлет, как ей предсказал Роберт Плант.

Черри рассказала мне это все значительно позже. На следующий день после концерта она была до того сердита на меня, что не могла и смотреть в мою сторону, не матерясь про себя.


ДЕВЯНОСТО | Сюзи, «Лед Зеппелин» и я | ДЕВЯНОСТО ДВА