home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


УЧАСТЬ МИРОТВОРЦА

Джамалуддину казалось, что мир почти уже наступил. Он верил, что принес его в горы, исполняя чаяния своей истерзанной родины и помня напутствие императора. Но теперь все рухнуло. Как сын имама, он должен был поднять оружие против вчерашних друзей. Джамалуддин писал новые письма к царским генералам, старался удержать отца от решительных действий. Он все еще надеялся, что произошло недоразумение и Муравьев, как член Государственного совета, сумеет остановить кровопролитие.

Но Муравьев ничего уже сделать не мог, и письма Джамалуддина остались без ответа. Похоже, генерал считал этот эпизод не лучшим в своей биографии, потому что деликатно обходил его в своих мемуарах.

Не нашли отклика и письма Шамиля к европейским державам. Имам писал, что находится на исходе сил, и просил во имя человечности остановить кавказскую трагедию.

Джамалуддин не вынес удара судьбы и здоровье его сильно пошатнулось. Он стал нелюдим и мрачен, пугая своим тяжелым взглядом даже жену. Соплеменники, отвернулись от него, считая, что это Джамалуддин убедил отца довериться сладким посулам и поставил их на край гибели.

Охладел к сыну и сам Шамиль, столько сделавший для его освобождения. Было объявлено, что Джамалуддин заболел чахоткой и его отправили в Карату наибство его брата Гази-Магомеда. Шамиль надеялся, что сына можно вылечить, но горские лекари оказались бессильны. Тогда гонцы Шамиля явились в Темир-Хан-Шуру с просьбой имама прислать в горы русского доктора.

Командир стоявшего в Шуре отряда князь Святополк-Мирский согласился отпустить полкового врача Пиотровского в горы. Пятеро мюридов остались заложниками до его возвращения, а остальные ускакали с врачом.

Пиотровский нашел у Джамалуддина чахотку и упадок жизненных сил. Оставив имевшиеся лекарства и дав необходимые рекомендации, он вернулся назад. В Темир-Хан-Шуре его чуть было не приняли за абрека, когда Пиотровский явился к стенам крепости на хорошем коне, в горском костюме и при отличном оружии вместо медицинского саквояжа. Пиотровский доложил по начальству, что болезнь неизлечима и дни Джамалуддина сочтены. Он привел в пример знаменитую актрису Прасковью Жемчугову, которую граф Шереметев даже возил в Италию, но избавить от чахотки так и не сумел.

Джамалудцину стало лучше, но затем он вовсе отрешился от мира, отказывался от лекарств и лишь читал газеты, которые доставляли ему лазутчики.

26 июня 1858 года старший сын Шамиля Джамалуддин скончался и был похоронен в Карате.


ДЮМА ПОСЕЩАЕТ КАВКАЗ | Имам Шамиль | БОИ НА ВСЕХ ФРОНТАХ