home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СЕМЕЙНЫЕ ДРАМЫ

Калужский климат, сначала показавшийся горцам таким мягким, оказался для них не очень подходящим. Частые простуды и болезни осложнялись ностальгией по родине. Горцы становились мрачны, замыкались в себе и часами глядели на лесные просторы, открывавшиеся за широкой Окой. В ненастные дни напоминали о себе и старые раны Шамиля.

В мае 1862 года скончалась Каримат. "Роза Кавказа" была прекрасна даже на смертном одре. Гази-Магомед был потрясен потерей жены, которую он так любил и за которую так яростно боролся.

Гази-Магомед видел, что его жене плохо в Калуге. Но не замечал, насколько ей было тоскливо и холодно. Каримат была не из тех роз, что цветут вдали от родины. Чтобы вернуться, ей оставалось лишь умереть.

Гази-Магомед получил разрешение ехать на Кавказ, чтобы похоронить Каримат в родной земле.

Отправляясь в свой печальный путь, Гази-Магомед спросил отца, что передать Даниял-беку, с которым ему теперь предстояло встретиться.

"Поручений к бывшему наибу моему никаких не даю, — ответил Шамиль. — Но если бы можно было, я бы охотно протянул руку из Калуги в Дагестан, чтобы задушить предателя". Проводив сына до моста через Оку, Шамиль дал понять, что будет ждать возвращения его в Калугу, а на прощание сказал: "Храбрым привет мой, трусам — презрение. В спутники даю тебе мир".

В том же 1862 году, от той же чахотки, скончалась в Петербурге Аминат жена Магомед-Шапи. Ее тоже похоронили на родине.


ИНТРИГИ ПРЖЕЦЛАВСКОГО | Имам Шамиль | КТО КОГО