home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


БОИ ЗА АКУША-ДАРГО

После неудачного похода на северо-запад Шамиль начал кампанию на юго-востоке. В начале октября с отрядом в 20 тысяч человек он вторгся на территорию Даргинского округа, граничившего с Имаматом в Среднем Дагестане и сохранявшего относительный нейтралитет в военных действиях. Шамиль переправился через реку Кара-Койсу и занял крупные даргинские села Цудахар и Хаджал-махи.

Часть отряда во главе с Даниял-беком направилась в верхние тсазикумухские общества для отражения возможного появления Самурского отряда генерала Аргутинского, а сам Шамиль углубился в даргинские земли, занимая одно село за другим. И повсюду находились желающие влиться в отряды имама.

12 октября Шамиль занял саму Акушу и назначил управляющим кадием своего сторонника Абакара-Хаджи. Восстание разрасталось и к нему уже готово было примкнуть население Приморского Дагестана.

Остановил Шамиля командующий войсками в Северном Дагестане генерал Бебутов. Его отряд стремительно выдвинулся к аулу Аймаки, выбил из него мюридов, занял большое село Лаваши и 15 октября подступил к селу Кутиши, в котором Шамиль имел выгодную позицию.

Шамиль намеревался заманить Бебутова в узкое ущелье у села Аймаки, где засел Хаджи-Мурад, окружить отряд, а затем разбить или взять его измором.

Но Бебутов не поддался на уловку и неожиданно ночью атаковал Шамиля в Кутишах. Причем прорвавшие оборону с-двух сторон драгуны спешились и ударили в штыки.

Несмотря на отчаянное сопротивление, Шамиль эту битву проиграл и был вынужден уйти за Аварское Койсу, оставив на позиции пушку и трофеи.

Подоспевший было на выручку Хаджи-Мурад со своим отрядом и повстанцами окружил арьергард Бебутова, но силы оказались слишком неравны. Хаджи-Мураду пришлось отступить, как и Шамилю, с большими потерями.

Узнав о поражении Шамиля, Даниял-бек тоже отступил, не дав решительного сражения наступавшему на его позиции отряду Аргутинского.

Воронцов ликовал и во всеподданнейшем отчете Николаю I самым подробным образом описал крупный успех своих войск против Шамиля, уверяя, что "в Среднем Дагестане не осталось ни одного мюрида…".

Стремясь перехватить инициативу, Воронцов повел политическую атаку. Повсюду были разосланы воззвания, предостерегавшие горцев от продолжения войны и сулившие всевозможные блага всем, кто от имама отступится. Кроме того, полагая, что трон Шамиля сильно пошатнулся, наместник пробовал наладить тайные связи с влиятельными сподвижниками имама.

Заканчивая год без явных успехов, но и без особых потерь, Воронцов мог считать его удачным, если бы под самое Рождество громко не напомнил о себе дерзкий Хаджи-Мурад.


ПОХОД В КАБАРДУ | Имам Шамиль | ХАДЖИ-МУРАД ПОХИЩАЕТ ХАНШУ