home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Владимир Томаровский

Без страха и упрека

Ничто в жизни шпиона… не может казаться особо привлекательным обыкновенному человеку. Если он действует успешно, о его работе никто не знает. Если он проваливается, он обретает дурную славу. Когда он оказывается в тюрьме, вся его дозволенная переписка подвергается цензуре, чужой человек составляет его завещание, и он должен быть готов умереть во враждебной стране.

Джеймс Донован. Незнакомцы на мосту.

Тюрьма Сугамо, что располагалась в районе Икэбукуро, в северном пригороде Токио, просыпалась в шесть утра. Точнее, само здание, массивное и надежно укрепленное, оставалось безмолвным и внешнебезлюдным. Жизнь начиналась внутри, за бетонными стенами, где в это время будили заключенных. А спустя час начинался обход камер. Трое надсмотрщиков отпирали железные двери в узкие бетонные пеналы: пять шагов в длину, три — в ширину, и задавали традиционный вопрос: жив? В ответ заключенный распластывался в поклоне на полу.

Так было и в один из дней весны 1942 года. Пройдя ряд камер, тюремщики остановились перед дверью под номером двадцать на первом этаже второго корпуса, которая ничем не отличалась от других, но тем не менее на протяжении нескольких месяцев являлась для них объектом повышенного внимания. Один из надсмотрщиков, звякнув ключами, отпер замок. В камере за столом, которым служила крышка умывальника, в спокойной позе сидел крупный мужчина в арестантской куртке. Это был европеец. Высокий выпуклый лоб, покрытый сетью мелких и крупных морщин, прямой нос, резко выступающий вперед, глубоко посаженные глаза и несколько шрамов придавали его лицу суровое, почти демоническое выражение. Узник взглянул на вошедших. Его светлые глаза выражали волевую решимость…

Доктор Рихард Зорге — представитель германской газеты "Франкфуртер цайтунг" в Токио — под таким именем значился заключенный. Но кем он был на самом деле? Японские полицейские упорно добивались ответа на этот вопрос. Прокурор Йосикава, допрашивавший Зорге, так определял задачу следствия: "Мы хотели знать, действительно ли Зорге был германским шпионом и, используя коммунистов в Японии, на самом деле шпионил для нацистского режима. Это один вопрос. Второй вопрос — был ли Зорге двойным агентом, работая и на Берлин, и на Москву, притворяясь нацистом".

Пройдут годы. Этот человек станет легендой. За выдающиеся заслуги перед Родиной и проявленные при этом мужество и геройство ему будет присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. В Москве, Баку и Токио ему поставят памятники. Его именем назовут улицы в Москве и Берлине. Деятельность в Японии разведывательной группы под его руководством по праву признают наиболее успешной из всех шпионских операций Второй мировой войны.

Сегодня западная, японская и отечественная библиография включает большой перечень научных и исследовательских трудов, публицистических и беллетристических работ, мемуарной литературы о Зорге. Состоялись три международных симпозиума памяти Р. Зорге: Токио, 1998 год; Москва, 2000 год; Франкфурт-на-Майне, 2002 год. В результате "зорговедение" пополнилось новыми документами, свидетельствами по делу Зорге, фактами из его биографии. И интерес к личности легендарного разведчика не иссякает. По-прежнему продолжается полемика вокруг его имени. Многие не без основания полагают, что не все загадки разгаданы, и вопрос: "Кто вы, доктор Зорге?" — так же актуален, как и полвека назад.


Хлестаков из "Цеппелина" ( История несостоявшегося покушения) | Обвиняются в шпионаже | " …Профессию разведчика я не избрал бы"