home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

В понедельник утром газета «Уолл-стрит джорнал» опубликовала новости о срыве переговоров по заключению мирового соглашения в Хаттисберге. Репортаж на второй странице был написан журналистом, имеющим очень надежные источники в «Крейн кемикл», по словам одного из которых, во всем были виноваты юристы истцов. «Их требования оказались далеки от реальности. Мы пытались действовать добросовестно, но не добились ничего». Другой анонимный источник сказал: «Это безнадежно. Из-за вынесенного вердикта теперь каждый юрист-судебник думает, что его дело стоит сорок миллионов долларов». Мистер Уоттс, генеральный директор «Крейн» заявил: «Мы очень разочарованы. Мы хотели разобраться с этими исками и двигаться дальше. Но теперь наше будущее весьма туманно».

Карл Трюдо прочитал статью онлайн в 4.30 утра, сидя у себя в пентхаусе. Он рассмеялся и потер руки в предвкушении необычайно удачной недели.


Уэс звонил Джареду Кертину все утро, но великий человек путешествовал и находился вне зоны действия сети. На его мобильнике по-прежнему включался автоответчик. Его секретарша неожиданно стала вести себя грубо, хотя Уэс тоже был не особенно вежлив. Он и Мэри-Грейс серьезно сомневались в том, что именно дикие требования Стерлинга Бинца спугнули «Крейн». По сути дела, его предложение на 30 миллионов долларов должно было бы войти в любое удобоваримое мировое соглашение.

Когда новость дошла до Баумора, ее восприняли как очередное страшное бедствие.


В предвыборном штабе Маккарти Нат Лестер проработал всю ночь и все еще был на месте, когда Шейла приехала, как обычно, в 8.30. Он разослал статью из «Нью-Йорк таймс» во все газеты округа и звонил репортерам и редакторам, когда вошла она, радостная, отдохнувшая, и попросила ананасового сока.

— Мы прижали этих клоунов! — торжествующе вскричал он. — Их грязные трюки обернулись против них же самих.

— Поздравляю. Это просто прекрасно.

— Мы рассылаем передовицы и статьи из «Нью-Йорк таймс» каждому зарегистрированному избирателю.

— Сколько это стоит?

— Какая разница? Теперь, когда осталась одна неделя, мы не можем экономить. Ты готова?

— Я выезжаю через час.

За последние семь дней она должна была сделать тридцать четыре остановки в двадцати районах, что стало возможным благодаря самолету «Кинг эйр», который им одолжил один из юристов-судебников, и еще одному маленькому воздушному судну другого юриста. Этот «авианалет» был организован Натом и проводился при помощи школьных учителей, руководителей профсоюзов, лидеров афроамериканских меньшинств и, разумеется, юристов-судебников. Она не должна была возвращаться в Джексон до дня выборов. Пока она будет в разъездах, ролики с ее участием по телевизору наводнят весь избирательный округ.

К моменту подсчета голосов на счету ее кампании не будет и десяти центов. Она молилась о том, чтобы не остаться в долгах.


В понедельник утром Рон Фиск наконец вышел из дома, но не поехал в офис, как обычно. Вместо этого он и Дорин отправились в Джексон в офис «Судебного видения», где провели еще одну долгую и напряженную встречу с Тони Закари. Они мучительно обдумывали дальнейшие действия в течение четырех часов днем в воскресенье, сидя у себя дома, но не пришли ни к какому заключению. Рон приостановил все мероприятия, связанные с кампанией, до тех пор пока не восстановит свое доброе имя. Он успел уволить Тони уже как минимум четыре раза, но они все еще разговаривали.

Весь день вплоть до вечера воскресенья Тедфорд в Атланте усиленно опрашивал население, и к концу утра в понедельник уже появились кое-какие результаты. Несмотря на атаку критиканов, Рон Фиск все еще опережал Шейлу Маккарти на три пункта. Проблема однополых браков заворожила избирателей, большинство которых до сих пор предпочитали более консервативного кандидата.

Рон не был уверен, может ли доверять людям, работавшим на его кампанию, но новый опрос все же немного улучшил его настроение.

— Ты выиграл, Рон, — вновь и вновь повторял Тони. — Не упусти свой шанс.

Наконец они пришли к общему решению, и Рон настоял, чтобы его закрепили в письменном виде, как если бы заключали контракт. Во-первых, Рон продолжал участие в гонках. Во-вторых, Тони сохранял должность менеджера кампании. В-третьих, Рон собирался встретиться с редакторами газет, признать ошибки и пообещать честные состязания в течение оставшихся восьми дней. В-четвертых, никакая рекламная литература, объявления, ТВ-ролики, рассылки, радиоролики — ничто не должно обнародоваться без одобрения Рона.

Вновь подружившись, они быстро пообедали в «Капитал грилл», а потом Рон с Дорин поехали домой. Они гордились тем, что сохранили свои позиции и жаждали вновь взяться за кампанию. Они уже почти ощущали аромат победы.


Барри Райнхарт прибыл в Джексон в полдень в понедельник и разместился в самом большом номере отеля в центре города. Он не собирался уезжать из Миссисипи до выборов.

Он как на иголках ждал, пока Тони принесет новости о том, что их лошадка все еще участвует в забеге. Для человека, который так гордился тем, что сохраняет хладнокровие в любой ситуации, он с трудом держался последние двадцать четыре часа. Барри почти не спал. Если бы Фиск вышел из игры, карьера Райнхарта сильно пострадала бы, если не рухнула.

Тони прошел по просторному номеру с широкой улыбкой, и оба рассмеялись. Вскоре они уже обдумывали планы по покупке средств массовой информации и дальнейшей рекламе. У них были деньги на то, чтобы наводнить весь избирательный округ новыми ТВ-роликами, и если мистер Фиск хочет видеть только положительную рекламу, так тому и быть.


Реакция рынка на новости о срыве переговоров оказалась быстрой и неблагоприятной. Торги открылись при цене 15,25 доллара за акцию «Крейн», а к полудню цена упала до 12,75. Карл Трюдо с восторгом наблюдал за падением акций и ежеминутным сокращением капитала его компании. Чтобы подлить масла в огонь, всех запугать и еще больше раздуть панику, он организовал встречу между топ-менеджерами «Крейн» и корпоративными юристами по банкротству, а затем передал эту новость одному репортеру.

Утром во вторник в разделе о бизнесе «Нью-Йорк таймс» поместила репортаж, в котором корпоративный юрист компании заявил: «Вероятно, на этой неделе мы подадим заявку на защиту от банкротства». Впервые за двадцать лет акции упали ниже рекордной цены 10 долларов за штуку и стали продаваться по цене 9,5.


Днем во вторник Мейерчек и Спано прибыли в Джексон на частном самолете. Их встретили на машине с шофером и отвезли в офис их юриста, где они встретились с репортером «Кларион леджер» из Джексона. За часовое интервью они опровергли репортаж Гилберта, подтвердили свое новое гражданство в Миссисипи и долго говорили о важности своего иска, находящегося на рассмотрении Верховного суда Миссисипи. На протяжении всего интервью они держались за руки и позировали для фотографа из газеты.

В это время Барри Райнхарт и Тони Закари сосредоточенно изучали данные последнего опроса. Отрыв Фиска в шестнадцать пунктов сократился до пяти, это было самое резкое падение за семьдесят два часа, которое Барри приходилось наблюдать за свою карьеру. Но он был слишком опытен, чтобы переживать. Тони же представлял собой сплошной комок нервов.

Они решили переделать телевизионную рекламу. Они отказались от ролика, где упоминалось имя Даррела Сакетта, и от того, где показывали нелегальных иммигрантов, пересекающих границу штата. В следующие три дня они сделают упор на критику однополых браков и прославление оружия. В выходные они переключатся на спокойные ролики, благодаря которым у избирателей останутся добрые и приятные впечатления о Роне Фиске и его гармоничной личности.

Тем временем усталые почтальоны южного Миссисипи будут каждый день разносить по домам тонны рекламных материалов Фиска, до тех пор пока кампания наконец-то не закончится.

Разумеется, все с одобрения мистера Фиска.


Денни Отт закончил письмо, исписав несколько черновиков, и попросил жену прочитать его. Получив ее одобрение, он отнес его на почту. А написал он следующее:

Дорогой брат Тед!

В прошлое воскресенье на радиостанции «Дабл-ю-би-эм-ар» в обычное время Ваших выступлений я услышал запись одной Вашей проповеди. Я сомневаюсь, что это можно называть проповедью. Ваша речь скорее напоминала агитацию. Уверен, Вы порицаете гомосексуалистов и когда выступаете на кафедре, и здесь я воздержусь от комментариев. Однако Ваши нападки на либерально настроенных судей за девять дней до выборов являются не чем иным, как диатрибой против Шейлы Маккарти, имя которой, разумеется, не было Вами упомянуто. Обрушив на нее волны критики, Вы явно поддержали ее соперника.

Такие политически окрашенные речи прямо запрещены законом, в частности регламентом Внутренней налоговой службы. В качестве некоммерческой организации, согласно пункту 501 (С) (3), «Харвест табернакл» не может участвовать в политических мероприятиях. В противном случае возникает риск потери статуса некоммерческой организации, что имеет самые плачевные последствия для любой церкви.

Я слышал от надежных источников, что другие местные пасторы, каждый из которых входит в Вашу «Коалицию во имя братства», также принимают участие в начатой Вами кампании, вовлекая в это свои церкви. Уверен, все это — лишь часть тщательно скоординированных усилий по избранию Рона Фиска, и я не сомневаюсь, что в это воскресенье Вы и все остальные призовете с кафедры своих прихожан голосовать за него.

Мистер Фиск выдвинут вследствие заговора крупных бизнесменов для поддержки их интересов с целью заполонить наш Верховный суд судьями, которые будут защищать корпоративных преступников, ограничивая их ответственность. В итоге пострадают лишь маленькие люди, такие как Ваши и мои прихожане.

Имейте в виду, что я буду следить за Вами и слушать Ваши проповеди в это воскресенье. И я без колебания обращусь во Внутреннюю налоговую службу, если Вы продолжите свои противозаконные действия.

Ваш брат во Христе.

Денни Отт.

В полдень в четверг сотрудники юридической фирмы Пейтонов собрались на обед, чтобы обсудить последние результаты кампании. На цементной стене «бункера» Шерман в хронологическом порядке развесил печатные объявления Рона Фиска. Там оказалось шесть полностраничных объявлений из газет и пять почтовых рассылок. Теперь коллекция обновлялась ежедневно, потому что типография Фиска работала без остановки.

Экспозиция получилась зрелищной, но весьма удручающей.

Используя дорожную карту Хаттисберга и список зарегистрированных избирателей, Шерман обозначил районы близ университета. Он с Тэбби, Расти с Вики и Уэс с Мэри-Грейс будут парами обходить дома жителей. За следующие пять дней нужно было обойти две тысячи дверей. Оливия согласилась остаться в офисе и отвечать на звонки. Артрит не позволял ей выйти работать на улицу.

Другие команды, в основном из офисов местных юристов-судебников, завербуют жителей остальных районов Хаттисберга и его окрестностей. В дополнение к раздаче материалов Маккарти большинство таких добровольцев должны были распространять брошюры о судье Томасе Харрисоне.

Перспектива обхода сотен домов казалась весьма привлекательной, по крайней мере Уэсу и Мэри-Грейс. Атмосфера в офисе была хуже, чем на похоронах, еще с понедельника. Фиаско с мировым соглашением сломило их боевой дух. Постоянные разговоры о том, что «Крейн» собирается подать заявление по статье 11, напугали их. Они были рассеянны и раздражены и явно нуждались в нескольких днях отдыха.

Финальный аккорд был продуман Натом Лестером. К каждому местечку во всех двадцати семи округах был приставлен человек, и Нат знал номера мобильного каждого добровольца. Он начал обзванивать их в четверг днем и собирался преследовать до поздней ночи понедельника.


Письмо от брата Теда было доставлено в церковь Пайн-Гроув курьером. В нем значилось:

Дорогой пастор Отт!

Я тронут Вашей заботой, а также польщен тем, что Вы заинтересовались моими проповедями. Слушайте их внимательно, и однажды, быть может, Иисус Христос спасет и Вас. А пока я буду и дальше молиться за Вас и всех тех, кого Вы сбиваете с пути истинного.

Бог построил дом, где мы восславляем Его, четырнадцать лет назад, а затем выплатил ипотеку. Он сам привел меня к кафедре и каждую неделю говорит со своей любимой паствой моими устами.

Готовясь к проповедям, я не слушаю никого, кроме Него. Он порицает гомосексуализм, тех, кто им занимается, и тех, кто это поддерживает. Все это есть в Библии, которую я предлагаю Вам читать чаще и внимательнее.

Можете не тратить время на беспокойство обо мне и моей церкви. Наверняка у Вас достаточно своих дел в Пайн-Гроув.

Я буду проповедовать то, что сочту нужным. Можете прислать хоть федеральное правительство. Когда на моей стороне Бог, мне нечего бояться.

Да будет воля Его,

брат Тед.


Глава 30 | Апелляция | Глава 32