home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XX

Яркий свет ударил по глазам.

Над Райлендом склонился человек в белом.

Он не сразу понял, что это не доктор Трейл, а Донвуд. Еще больше времени ушло на то, чтобы вспомнить, где и почему он находится.

Постепенно приходя в себя, Райленд пошевелился — ремни были уже отстегнуты. Ну да. Вот стоит Донвуд, а эта девушка, повернувшаяся спиной — Донна Криири…

И вдруг он вскочил, широко открыв глаза.

Третьим в импровизированной операционной был не Куивера. С хладнокровием кобры, приготовившейся к прыжку, за ним наблюдал офицер Технокорпуса.

Рука Райленда метнулась к шее…

И коснулась привычного холодного закругления воротника.

Кольцо было на месте.

— Что… — выдохнул он, — что случилось?

— Мы не успели, — сочувственно сказал Донвуд. — Как только началась операция, крейсер пробил воздушный пузырь Рифа. Едва залатал тебе надрезы, мы снова попали под опеку Плана Человека. — Он машинально потрогал шрам на шее. — Мне очень жаль, что ты остался с воротником, Райленд. Да и я, если не ошибаюсь, скоро надену свой.

Девушка повернулась, и Райленд получил третий удар.

Это была не Донна.

— Где мисс Криири? — закричал он.

— Она в безопасности, — пророкотал гигант. — Насколько вообще человек может быть в безопасности под властью Плана. Здесь ее отец, она пошла к нему.

Райленд сглотнул — память об агонии сдавила горло.

— Могу ли я… Могу ли я их видеть?

— Пойду скажу, что ты пришел в себя, — согласился Донвуд. — Но должен предупредить — от Криири получить помощь не рассчитывай. Он, собственно, уже не Планирующий, а опасник.

Закутавшись в простыню, Райленд ждал, сидя на краю складного стола. Через несколько минут в пещеру влетели Донна и ее отец. Лицо бывшего Планирующего посерело, под ним поблескивало хромированное кольцо воротника, отражая фантастический свет кристаллов. Сопровождали их два офицера — полноватый полковник в рогатом радарном шлеме и сержант-связист с футляром портативного телетайпа.

Донна взволнованно повторила рассказ Донвуда.

— Я надеялась, — грустно закончила она, — что отец поможет тебе снять воротник, а теперь…

— А теперь мне не избавиться от собственного, — натянуто улыбнулся Планирующий. — Положение, как видите, изменилось. Мои обязанности теперь выполняет наш старый друг генерал Флимер. Меня же переквалифицировали и отправили в эту опасную экспедицию.

Он с неловким видом оглянулся на полковника.

Лицо Донны дрогнуло.

— Что это за экспедиция, отец?

— Она связана с развитием Плана Человека. Когда Машина получила доказательство бесконечных возможностей развития при освоении Рифов космоса, она подготовила проект второй ступени Плана, на которой избыток природных ресурсов Рифов покончит с жестоким нормированием благ. Но, к сожалению, этот этап не начнется, пока новый край не будет открыт для большинства людей, а для этого необходима нереактивная тяга.

Бывший Планирующий сделал паузу. Его измученные глаза проницательно взглянули на Донвуда, с сожалением — на Райленда, без всякого выражения — на полковника Технокорпуса.

— Генералу Флимеру удалось убедить Машину в моей некомпетентности, — продолжал он, переводя потухший взгляд на Райленда. — Вы ведь знаете о многочисленных авариях ваших силовых катушек? Так вот. Флимер свалил ответственность за катастрофы на меня, в результате чего я и был смещен. Но сумел настоять на еще одной попытке разгадать секрет нереактивной тяги — Флимер помешать не смог. И теперь это — мое задание. Я собственными глазами видел, как пространственники вылетели навстречу крейсеру. И должен узнать, каким образом они передвигаются.

Но надежды в его голосе не было.

— Если даже Райленд не смог найти ответа, то я сомневаюсь, что он вообще существует, — сказал Донвуд.

— Но… Я нашел его!

Воротник вдруг стал очень тесным. На мгновение горло Райленда парализовало. В сознании начал сгущаться прежний туман. Он в панике оглянулся на девушку, и ее улыбка пронзила туман солнечным лучом.

Райленд вспомнил.

И мог говорить.

Он быстро описал в общих чертах свою теорию эквивалентности момента движения и новой массы, которая соотносила полет пространственника с расширением Вселенной. Описал двигатель, схема которого четко вырисовывалась в мозгу.

Полковник скептически наблюдал, как они обсуждают детали конструкции и диктуют сообщение сержанту-связисту. Потом наступило время ожидания.

Сначала информацию обрабатывала специальная секция Машины на борту крейсера.

Потом радиоволны понесли сообщение на Землю.

Время шло.

Райленд смотрел на взволнованное лицо Донны и вспоминал забинтованного «сборного» человека, который бешено рвался и бушевал в привязных ремнях.

Значит, сам он не был «подсадной уткой»!

Значит, рассказ Анжелы был злостной ложью!

Внезапно защелкал телетайп.

Райленд, бывший Планирующий, Донвуд и Донна сгрудились вокруг сержанта, чтобы прочесть ленту, но полковник начальственным жестом велел всем отойти в сторону.

Через несколько секунд рука его потянулась к кнопке управления радаром…

Но выражение лица изменилось.

— Я знал, мистер Планирующий, я знал, что Флимер — не более чем предатель, которому повезло! — В голосе полковника звучала искренняя радость. — Теперь он получит по заслугам! Любой человек с частицей здравого смысла в голове понимал, что нереактивная тяга должна быть создана! — Он крепко пожал руку Планирующему. — И я рад первым поздравить вас, сэр. И вас, мистер Райленд. Специальная секция Машины на борту крейсера завершила предварительную оценку вашего изобретения и передала сообщение основному комплексу на Земле, предупреждая о необходимости подготовить переход Плана на вторую ступень, на которой свобода и богатство космического пространства сделают нынешние строгие меры безопасности ненужными и невозможными. И, как первый шаг претворения этого дела в жизнь, она транслирует радарный импульс…

Райленд услышал, как в кольце что-то щелкнуло.

Воротник раскрылся.

Словно под воздействием того же импульса, девушка сделала шаг вперед и оказалась в его объятиях.

Прижавшись друг к другу, они выплыли из пещеры в волшебное мерцание маленького Рифа. Над ними нависал громадный серый корпус крейсера Плана, который больше не был врагом.

За ним сияли звезды.

Звезды. Бесконечный, непочатый край для освоения людьми. Солнца, в пространстве между которыми постоянно рождается новый водород, подобно тому, как жажда свободы постоянно возрождается в человеческом сердце.

— Миллионы, миллионы новых миров… — прошептал Райленд.

— Которые увидят наши дети! — громко и уверенно закончила Донна.


Глава XIX | Рифы космоса (трилогия) | КНИГА 2 ДИТЯ ЗВЕЗД