home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XIX

Глубоко посаженные глаза Рифника пылали, словно плазменная панель робота.

— Квамодиан, пришпорь свою лошадку, — ревел он. — Я хочу прибавить это дьявольское создание к своим трофеям!

— Успокойся, Рифник, — раздраженно прошипел Энди. — Твоя коллекция трофеев меня не волнует. Я беспокоюсь только за жизнь Молли Залдивар.

Он склонился над пультом управления флаера. Он и в самом деле пришпорил машину, ведя ее на максимуме скорости, выключив автономные контуры управления и перейдя на ручное. Флаер был довольно жалким оружием в сравнении с существом, которое своей мощью равнялось звездам. Обыкновенный атмосферный флаер, имеющий в своем распоряжении несколько маломощных трансфлексионных лучей. Но это было все, чем располагал Квамодиан.

Они стрелой мчались сквозь холодный утренний воздух над дорогой, держа направление на скрытые в глубокой дымке холмы и поднимавшийся за ними горный гребень. Над холмом с пещерой Рифника все еще поднимался в небо тонкий столб дыма. Квамодиан как раз провожал его взглядом, когда вдруг со щелчком ожил приемопередатчик флаера. Некоторое время в динамиках трещало и гудело, но больше ничего слышно не было. Энди Квам раздраженно нахмурился и наклонил голову поближе к динамику.

— Что там? — гулко проворчал Рифник, сведя свои кустистые брови в одну нить.

— Не знаю, — ответил Энди. — Ничего не слышно.

Действительно, слышен был только гул несущей волны. На секунду Энди подумал, что это Молли его вызывает, и эта мысль сразу же оживила воспоминание о ее огненных волосах, завораживающем овале лица, смеющихся глазах. Но из динамика донесся вовсе не ее голос. Кто-то пытался связаться с Энди. Непонятный голос… медленно, с трудом что-то выговаривающий. Энди вдруг почувствовал зябкую волну тревоги.

— Что это такое? — спросил Рифник. — Квамодиан, что ты делаешь?

— Тихо! — Энди коснулся регулятора настойки, стараясь сделать звук более отчетливым. Это не был тонкий голос робота. И в нем не ощущалось механической четкости транслятора-автомата. Разнообразные звуки, вырывающиеся из динамика, не относились к универсальному сигналу — коду интергалактического общества. Это был земной язык, английский. Но в этих звуках было что-то жуткое, чудовищно нечеловеческое. Это не было официальным сообщением, а скорее походило на бесконечный монолог, гневный и ортодоксальный. Искажение сигнала не давало возможности разобрать слова. И это наполняло сознание Энди страхом.

Немного увеличив высоту, он перевел флаер на сверхзвуковую скорость. Узкая черная лента дороги начала все быстрее разматываться под ними, промелькнули и исчезли ближайшие холмы. Наклонный столб дыма превратился в темную мелькнувшую полоску. Внизу на дороге что-то медленно двигалось. Рифник схватил его за плечо.

— Это же наша машина! — проревел он. — Старый бульдозер, он остался еще от Плана Человека!.. Клифф использовал его… Теперь им должна управлять Блуждающая Звезда! Подбей его, парень!

Квамодиан дернул плечом, сбрасывая с него широченную шляпу Рифника, и наклонился, всматриваясь в дорогу под ними. Это была громадная неуклюжая машина, лениво ползущая вперед на смешных старинных гусеницах. Ее раздвоенные на концах, словно вилки, манипуляторы то поднимались, то опускались над окрашенной в оранжевый цвет кабиной.

— Флаер, — приказал Энди, — подбей эту штуку!

Послышался тонкий свист выпущенных ракет, когда флаер послушно дал залп по ползущей машине. Эти посадочные ракеты обычно не использовались как оружие, но могли послужить таковым. Залп прошел мимо машины, выбив ряд лунок в покрытии дороги пред ней.

— Извините, монитор Квамодиан, — грустно сказал флаер. — Я для таких операций не приспособлен.

— Стреляй в гусеницы, — распорядился Квамодиан. — Используй все ракеты, если можно, но останови эту машину.

Бульдозер неукротимо полз вперед сквозь огненный ливень. Квамодиан развернул флаер и прошел над машиной, выпустив новый залп. Бульдозер повело в бок, казалось, машина скользит в луже огня, и Энди увидел, как бешено захлопала порвавшаяся гусеница. Бульдозер остановился. Флаер тут же взял управление на себя и завис над подбитой машиной. Энди Квам и Рифник смотрели вниз. Молчащая и сломанная машина стояла поперек дороги, усеянной лунками от разрывов ракет, несгоревшие остатки которых испускали удушливый дым. Энди Квам повернулся к Рифнику.

— Я остановил его по вашей просьбе, — сказал он сердито. — И не вижу, чего мы этим добились. Что ты теперь скажешь?

— Скажу — вперед и быстрее! — рявкнул Рифник. — Только что ты уничтожил один из инструментов Блуждающей Звезды, но мы пока не притронулись к самой бестии. Вперед, выкурим ее из норы.

Квамодиан пожал плечами и уже собирался приказать флаеру продолжать полет…

Как вдруг завыла сирена. На панели расцвели во всей своей голографической красоте красные аварийные сигналы. Радар-маркер выделил летящий объект, показавшийся из-за леса позади флаера. Объект светился бледным, странного зеленоватого оттенка светом.

— Это космическое существо, называемое слиитом, монитор Квамодиан, — доложил флаер. — Имеется указания, что слиит в данный момент находится под контролем интеллекта, который вы ищите.

Реакция Рифника была более краткой, но более бурной.

— Это моя зверюга! — ухнул он. — Осторожно! Он каждый день ест на завтрак по дюжине таких флаеров!

— Осторожно? — проворчал Квамодиан. — Это пусть ваше создание поостережется! Флаер, ракеты остались?

— Две обоймы, монитор Квамодиан, — доложила машина.

— Прикончи этого зверя!

Ракеты рванули вперед, но странно… заряд не детонировал. Хвосты трассеров погасли, брызнув красными бледными искрами рядом с приближающимся слиитом.

— Слиит погасил их полем, — фыркнул Рифник. — Тебе надо применить что-нибудь посерьезнее.

— Стреляй последнюю обойму, — приказал Энди Квам, а сам шлепнул по выключателю ручного управления наводкой трансфлексионных лучей флаера. Он рванул излучатели и послал вперед бледные смертоносные пальцы лучей, направляя их на слиита, который с каждой секундой становился все больше и больше. Второй залп ракет закончился так же безрезультатно, как и первый.

Внезапно флаер подкинуло, так что Энди налетел грудью на пульт.

— Неисправность, монитор Квамодиан, — заикаясь, доложил флаер. — Энергоснабжение.,

Тянувшиеся к слииту лучи побледнели, угасая, а тяговое иоле исчезло еще быстрее. Зеленоватое свечение слиита вдруг стало ярче. Сирена попыталась завыть, но испустила лишь серию придушенных покашливаний, что и должно было означать аварийное предупреждение.

— Держись! — крикнул Энди. — Сейчас мы врежем…

И они врезались. И врезались очень сильно, аварийные энергоподушки не сработали. Сила удара заставила обоих мужчин покатиться по кабине, словно двух кукол в пустой скорлупе кокосового ореха. Слиит завис прямо над ними. Вид его приводил в ужас — размерами с крупную лошадь, похожий на кошку с вздувшимися под мягким мехом могучими мышцами… Светящиеся зеленые блюдца-глаза, огромные и холодные, слепо уставились на них…

Рифник поднялся на ноги и хрипло крикнул:

— Он… он может убить нас, Квамодиан! Глаза!

Квамодиану не требовалось предупреждений. Нечто в этих глазах уже запустило ледяные щупальца в его сознание, замораживая волю, пуская ледяной ток по позвоночнику и мускулам. Он напрягся, пытаясь заставить конечности двигаться, потянулся за пистолетом, который держал под сидением, но холод слишком глубоко приник в его нервы. Он коснулся пистолета, почти взял его в руку, но потом рукоятка выскользнула из пальцев, пистолет покатился по полу накренившейся кабины флаера. А слиит висел над ними, не спуская слепых мертвящих глаз, окруженных бледным мерцанием трансфлексионного поля.

Огромные слепые глаза вдруг показались не такими огромными, и пронизывающие тело ледяные токи несколько уменьшились. Энди Квам не мог пошевелиться, он уже не был хозяином собственного тела, но, по крайней мере, подумал он, он уже не умирает глупо и бессмысленно. По какой-то причине существо уменьшило поток смертоносного излучения, высушивающего энергозапас флаера и едва не выпившего жизнь из их тел.

— Я знал! — хрипло выдохнул Рифник. — Я знал, что она не сможет убить своего хозяина!

И с невероятным трудом, толчками, этот желтоволосый человек заставил себя встать на ноги, выпрямился, с агонизирующей медлительностью добрался до двери, вывалился наружу и снова заставил себя встать прямо рядом с огромным шелковистым телом космического создания. Уже забытый громкоговоритель передатчика флаера вдруг хрипло затрещал, и послышался голос:

— Уходи, Квамодиан. Я дарю тебе жизнь. Но уходи!

Это был тот же самый голос, который раздавался из динамика перед этим, безжизненный, нечеловеческий, приводящий в страх голос. Энди Квам, истратив последние силы, опустился на сидение. Он увидел, как сомкнулись вокруг Рифника громадные когти зверя, увидел, как космическое существо стремительно поднялось в воздух и, неся Рифника, с фантастической быстротой исчезло в провале между холмами, откуда все еще поднимался тонкий столб дыма.

Потом он почувствовал, как флаер слабо закачался, дернулся и медленно, с трудом поднялся в воздух. Квамодиан не отдавал ему приказаний, но направление полета не оставляло сомнений. Поднявшись на несколько сотен футов он развернулся и направился обратно в поселок.

Охота провалилась. Один из охотников оказался в плену у зверя, и со сверхзвуковой скоростью его уносили сейчас к пещере, где испытывало свои новые способности, расширяло свой репертуар эмоций и росло новорожденное существо. Второй же охотник беспомощно возвращался восвояси. И девушка, спасти которую они направлялись, была теперь так же недостижима для Энди Квама, как самая далекая из звезд.

Он был уверен в одном — что он потерпел поражение. Он не смог справиться даже с игрушкой Блуждающей Звезды — слиитом. Его возможностей обыкновенного человека было явно недостаточно. И против могучей Блуждающей Звезды как таковой у него вообще не было шансов уцелеть. Слишком неравной была битва.


Глава XVIII | Рифы космоса (трилогия) | Глава XX