home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XX

Блуждающая Звезда в обличье робота-инспектора медленно погружалась в светящийся опаловый туман холодной пещеры-шара в недрах холма. Ящик-холодильник с пищей, который она легко держала в эффекторах трансфлексионного поля, вдруг показался ей слишком тяжелым, и Звезда выпустила его.

С грохотом, который прокатился по всей сферообразной каверне, холодильник рухнул на каменный пол, раскололся, разбрасывая все свое содержимое. Грохот испугал Молли Залдивар. Она подняла глаза, лицо ее было искажено и казалось нечеловеческим в прозрачном, зеленоватом свете пещеры, она увидела яйцеобразный корпус робота, и ее вскрик нарушил тишину камеры.

На миг при виде этого блестящего корпуса, приближающегося к ней, Молли охватила безрассудная надежда — вдруг это знакомый робот-инспектор из церкви Звезды каким-то образом пришел к ней на помощь, возможно, при непосредственной поддержке Энди Квама, который вот-вот и сам появится в пещере. Но эта надежда даже не стерла ужаса, написанного на лице девушки. Она с трудом поднялась, оставив бесполезное радио, и начала спускаться по спиральной лестнице ко дну пещеры-пузыря. Высокий мелодичный голос робота модулировался малоопытной в данном отношении Блуждающей Звездой.

— Молли Залдивар. Почему ты обманываешь меня?

Она не ответила. Последовала пауза. Звезда разбиралась с конфликтующими импульсами внутри девушки.

— Я не причиню тебе вреда, — сказала она протяжно. — Ты не должна бояться… потому что я люблю тебя, Молли Залдивар.

Лицо девушки дернулось, и она подняла руки навстречу парящему роботу.

— Если ты любишь меня, то почему не хочешь отпустить?

— Потому что люблю… я не смогу отпустить тебя никогда.

— Тогда я ненавижу тебя, монстр! — крикнула девушка изо всех сил.

В ее хриплом голосе сквозило отчаяние. Отчаяние также выражала земная аура, окружавшая девушку в глазах Блуждающей Звезды, цвет и узор которой говорили без всяких слов о ярости Молли. Звезда оставила ее стоять на месте, сама колесом закружила тело робота вокруг ажурной башни. Внезапно корпус робота показался Звезде тесным. Она оставила робота безвольно висеть на подушке трансфлексионного поля, а сама снова превратилась в почти невидимое облачко электронной плазмы. Она умостилась на металлических перилах, почти прямо под бледным молочным туманом, висевшим в центре сферической пещеры.

Она обратилась к девушке голосом робота:

— Молли Залдивар, я сильна, а ты слаба. Твоя ненависть не причинит мне вреда, правильно?

Молли безвольно качнула головой, совершенно обессилев.

— Но я не причиню вреда тебе, если смогу избежать этого, Молли Залдивар. Мы останемся здесь до тех пор, пока ты меня не полюбишь.

— Тогда я здесь умру, — сказала девушка равнодушно.

Звезда потратила несколько наносекунд на обдумывание этой проблемы. Наконец она сказала:

— Тогда я включу тебя в свое сознание после того как ты умрешь. И станешь частью меня, подобно Клиффу Хауку.

— Пожалуйста, не надо, — сказала девушка. Сначала ее голос был слаб от усталости, но потом начал набирать силу от гнева. — Ты говоришь, что любишь меня, что бы это для тебя не значило. Но если это что-то для тебя значит, ты должна меня отпустить.

— Никогда, Молли Залдивар.

— Ты не имеешь права держать меня здесь.

— Имею, Молли Залдивар. Я сильнее тебя.

— Но есть существо еще более могущественное! — крикнула девушка. — Альмалик сильнее тебя! И он отыщет тебя даже здесь, как бы ты не спряталась!

Блуждающая Звезда поискала в своих матрицах памяти значение слова «Альмалик». Почти нерешительно она спросила:

— Что такое «Альмалик»?

— Альмалик — это ведущая звезда гражданина Лебедь. Он командует миллиардами фузоритов, людей, роботов и звезд. И во множестве своем он тебя разыщет, здесь или в любом ином месте. И даже если бы ты был равен ему по силе, в своем множественном обличье он раздавит тебя своими легионами.

Электронная плазма заволновалась, размышляя, словно поверхность тихого пруда, в которую швырнули камень.

— Я уже встречалась с роботом Альмалика, — сказала она наконец. — И теперь он служит мне.

— Всего один робот! У Альмалика их миллиарды!

Блуждающая Звезда ничего не ответила. Она задумчиво прильнула к металлическому поручню древнего сооружения, изучая девушку. Та явно истощила свой запас энергии — зеленый огонь ауры, огонь ярости постепенно затухал, ожидая ответного хода Блуждающей Звезды.

Для Звезды, которая мучительно овладевала тем, что люди называют эмоциями, существо Молли Залдивар было лучшим для этого стимулом, хотя и сбивало с толку. В сознании Звезды имелась достаточная часть первоначального содержания сознания Клиффа Хаука, чтобы придать напряжение и силу ее чувствам к Молли. Она обладала теперь двумя множествами поведенческих прототипов, которые можно было охарактеризовать, в общем, как любовь и как жалость. Блуждающая Звезда полностью отдавала себе отчет в том, что эта девушка существо слабое, маленькое, смертное и испуганное. Она даже испытало нечто вроде побуждения утешить ее, уменьшить боль и ярость. Но у нее просто не имелось эффекторов, способных справиться с этой задачей.

Одновременно звезда понимала, что в некотором смысле девушка составляла для нее угрозу. Притяжение к ней другого человеческого существа, Энди Квамодиана, грозило новым попыткам вмешаться в существующее положение вещей. Блуждающая Звезда полагала, что попытка снова окажется неудачной, но все равно это раздражало ее, и она решила уделить часть внимания управлению своим дистанционным оружием — слиитом и манипулятором, чтобы использовать из как разведчиков против поселка Мудрый Ручей.

Но, некоторые загадки не поддавались разрешению, как ни старалась раскрыть их Блуждающая Звезда. Ответы на некоторые из них находились далеко от пещеры. Тогда Звезда покинула свой железный насест, оставив пещеру с облаком опалового тумана и дрожащую в страхе девушку. Блуждающая Звезда послала свое сознание во Вселенную. Она ощупала скопление темных холмов над пузырем-пещерой, растянула поле восприятия и охватила им несколько кубических миль пространства. Она наблюдала за гневом и страхом людей, у которых она похитила холодильник с продуктами, изучила спящее существо по имени Энди Квамодиан, определила расположение собственных инструментов — слиита и машины-манипулятора. Потом она потянулась еще дальше. Она тянулась вдаль и вширь, пока не ощутила всю шарообразность планеты Земля, крутившейся в пространстве между каменной голой Луной и распухшим красным Солнцем, которое ударило Блуждающую Звезду в первые минуты ее рождения.

Солнце все еще не успокоилось, все еще сердилось, все еще волновалось. Блуждающая Звезда внимательно изучила его, избегая касаться — тройной шлепок плазменных разрядов не причинил ей вреда, но она считала неблагоразумным вызывать новые.

Она еще больше расширила поле своего восприятия, послав свои щупальца к далеким звездам. Она обнаружила, что это солнца, подобные земному Солнцу — одиночные, двойные, тройные, пылающие в пустоте и в пылевых скоплениях Галактики. Некоторые по размерам уступали замороженной Луне, другие во много раз превосходили массой и размерами злобное Солнце. И даже за самые звезды заглянула Блуждающая Звезда, обнаружив там бездну пустоты и свирепый космический холод. Потом в бесконечных потоках тьмы она обнаружила мерцающие огоньки иных галактик. Ничего ранее не подозревавшая об их существовании, Блуждающая Звезда изучила их число и разнообразие. И слабо, но все же ощутимо чувствовала она и присутствие некого наблюдателя, близкого ей по духу, но недоступного ее восприятию.

Она рванулась к ближайшим звездам.

Альмалик.

Пришло время проникнуть в сущность этого термина.

Найти Альмалик оказалось просто. В памяти пламенного робота-инспектора имелись ясные указания относительно координат Альма-лика в пространстве, и Блуждающая Звезда направила в ту сторону свое внимание.

И встретилась с картиной могущества Альмалика, великолепием тринадцати его солнц, превосходивших размерами даже Солнце Земли, пытавшееся уничтожить новорожденную Блуждающую Звезду. Она изучила эти солнца, сосчитав их, измерила их энергию, бурлящую в темноте и пустоте космоса. Шесть великолепных двойных звезд, иерархически организованных в три пары. Одна обычная звезда, но со множеством вращающихся по орбитам планет. В видимом диапазоне эти тринадцать солнц изучали разные цвета, но Блуждающая сразу заметила, что все они делят некое странное золотистое свечение…

И Альмалик тоже почувствовал мимолетное прикосновение.

— Здравствуй, Малыш!

Это были не слова. Альмалик не разговаривал. Он послал сигнал, который одновременно выражал и приветствие, и снисходительную жалость. Сигнал его был силен, но беззвучен и безмятежен.

Блуждающая Звезда спокойно ждала продолжения.

— Малыш, мы следили за тобой. — Беззвучный голос был могуч, как гром, и нежен, как…что? У Блуждающе?! Звезды имелась лишь одна несовершенная аналогия. Как любовь. — Мы получили и сообщение о тебе. Ты разрушила лелеемые нами структуры. Ты уничтожила существа, бывшие частью нас. Малыш, чего же ты хочешь?

Некоторое время Блуждающая Звезда обдумывала вопрос. С трудом она сформулировала ответ:

— Знаний. Опыта. — И после паузы добавила: — Хочу все!

Многочисленные солнца Альмалика засветились спокойным золотом. Это были почти как улыбка. Из-за изгиба земной поверхности, из-за пылевых туч и тысяч звезд пришел ответ:

— Знания ты можешь получить. Задавай вопрос.

— Зачем тебе уничтожать меня? — сразу же спросила Блуждающая Звезда.

Беззвучный голос Альмалика был спокоен, как ночная прохлада, но в нем чувствовалась бездонная уверенность:

— Малыш, мы не сможем уничтожить тебя, как и любое другое разумное существо.

Зеленая вспышка гнева наполнила сознание Блуждающей Звезды. Создавалось противоречие. Утверждение Альмалика противоречило сливам Молли Залдивар. Звезда не подозревала о существовании обмана до тех пор, пока Молли Залдивар не сказала, что любит ее, а потом не показала своим поступком, что солгала. Теперь Звезда знала об обмане, но не подозревала о наличии ошибок, присущих всем смертным людям. Противоречие означало ложь, означало вражду. Багровая ненависть заморозила Блуждающую Звезду, внезапная ярость потрясла ее плазменную основу.

Она покинула просторы Вселенной, сжалась в глубины светящегося клубка и снова погрузилась в глубины горы, как раз в тот момент, когда планета начала поворачивать эту часть поверхности к зловещему багровому Солнцу.

Великолепие Альмалика исчезло. На некоторое время.

Блуждающая Звезда подплыла к Молли Залдивар. Высоким певучим голосом робота она воскликнула:

— Мы уходим отсюда. Альмалик солгал мне. Я его ненавижу!

Изумленная Молли лежала, вздрагивая на подушках сиденья и глядя на Звезду.

— Я ненавижу Альмалик, — сказала Блуждающая Звезда. — Он думает, что я маленькая и беспомощная и он может легко уничтожить меня. Но я расту. Я буду продолжать расти до тех пор, пока не стану могущественней Альмалика.

Казавшееся белым в опаловом свете центрального облака изумленное лицо девушки ничего не выражало. Она равнодушно ждала, что еще скажет Блуждающая Звезда.

— Я уничтожу Альмалик, — сказала Звезда высоким голосом робота. — И тогда ты полюбишь меня, Молли Залдивар, или я уничтожу и тебя.


Глава XIX | Рифы космоса (трилогия) | Глава XXI