home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXI

Энди Квам посадил флаер перед куполом контроля движения рядом со станцией трансфлекса и проскрежетал сквозь сжатые зубы:

— Контроль движения? Соедините меня непосредственно с главным штабом Товарищества Звезды. Альмалик-3.

— Ваши полномочия, сэр? — вежливо поинтересовались из купола.

— Полностью уполномочен. Высшая первоочередность!

— Одну минутку, сэр, — с сомнением сказали в куполе. Однако, не отказали Энди. Секунду спустя сообщили:

— Ищу ваш контур, сэр. Сейчас мы работаем с опозданием в двести секунд. Вы можете обождать?

— А что мне еще делать, — с мрачным видом проворчал Энди, снова погружаясь в сиденье. Мгновение спустя он спросил самого себя: — Все эти воинственные Блуждающие Звезды и Рифники — разве я привык иметь дело с подобными формами жизни?

Ответа не требовалось. Если для того, чтобы спасти Молли Залдивар, с этим нужно свыкнуться, он свыкнется.

В противоположном конце площадки появилась бегущая маленькая фигурка. Подошвы бегущего вздымали фонтанчики пыли, и когда мальчик достиг флаера, он тяжело дышал.

— Проповедник! — выдохнул он широко раскрытым ртом. — Что произошло? Где Молли Залдивар?

— Она еще в пещере, — коротко ответил Энди. — Я так думаю. Потому что я ее не видел.

— Тогда… что же вы намерены предпринять?

— Буду ждать.

Но им не пришлось ждать слишком долго. Щелкнул и загудел громкоговоритель, и голос, явно не принадлежащий человеческому существу, произнес:

— Товарищество Звезды. Говорит главнокомандующий отделом Монитор. Чем могут быть вам полезен?

— Вы можете выслушать меня наилучшим образом, — воинственно начал Энди Квам. — Пришлите сюда аварийную исследовательскую бригаду, и на двойной скорости! Говорит монитор Энди Квамодиан. Я прошу… нет, я требую принять неотложные меры!

Высокий сладкий голос сказал с некоторой печалью:

— А, это вы, монитор Квамодиан. Мы уже приняли во внимание ваши доклады и действия.

— Ха, — рявкнул Энди. — Еще бы! В чьем рапорте было сказано, что на свободу вырвался искусственный разум в форме Блуждающей Звезды. Что я потребовал у местных властей применить силу. Я отметил также, что некоторые люди и многоморфные существа пострадали в результате преступного эксперимента. Они были убиты, разрушены или напуганы. И вы проигнорировали все это.

— К сожалению, монитор Квамодиан, мы не видели причин к действию.

— Думаете, я ошибаюсь?

— Не ошибаетесь, монитор. Просто мы гораздо ниже оцениваем количественную необходимость действий.

— Понятно, — фыркнул Энди. — Тогда взгляните на дело с другой стороны. Я докладываю, что монитор Товарищества Звезды страдает параноидальным психозом. Он уверен, что на него и его друзей напали чудовища. В своем безумии он способен на насильственные акты. И это неизбежно повлечет дискредитацию всех мониторов Товарищества Звезды. Какую количественную оценку необходимо принять перед этой угрозой превентивные меры вы примите теперь?

— Что… что вы, монитор Квамодиан! Это все просто ужасно! Мы немедленно высылаем аварийную бригаду. Кто этот пострадавший психический монитор?

— Я! — отрезал Энди и отключился.

Они оставили флаер посреди площади перед воротами входа в станцию трансфлекса. Флаер тихо ворчал.

— Какая глупость, — бормотал он с сожалением.

— Они выставят вас из мониторов, как пить дать. Что тогда буду делать я? Возить каких-нибудь?

Дом мальчика был всего в нескольких минутах ходьбы. Энди принял душ, поел, жадно выпил густого молока, которым угостила его кухонная машина. Он решил собраться с силами и мыслями перед прибытием аварийной команды.

— Еще долго, Проповедник? — нетерпеливо спросил мальчик. — Они скоро будут здесь?

Квамодиан сделал приближенный расчет.

— Двадцать минут на обдумывание. Полчаса на сбор бригады. Десять минут на утверждение транспортной первоочередности… и несколько секунд на транзит. Через час, я думаю, они будут здесь.

— Ух! Значит, осталось десять минут. Нет, подумать только, каких-то десять минут, и я увижу всех этих трехголовых созданий, жуков с зелеными панцирями и…

— Делать замечания по поводу особенностных различий граждан Вселенной у нас не принято, — твердо напоминал ему Энди Квам. — Разве тебя этому не учили твои родители?

— Гм, да, учили, — признался мальчик.

— Кстати, — вспомнил Энди, — а где они, твои родители? Разве они не дома?

Мальчик переступил с ноги на ногу.

— Конечно, дома. Просто они… э-э-э… заняты.

— Руф, брось всю эту шушеру. Ты что-то скрываешь. Не могу понять, что именно и почему. Давай рассказывай.

— Проповедник, все это чепуха. Все дело в том, — он встревоженно посмотрел на Энди Квама. Энди ответил настойчивым взглядом. — Ну, понимаете, — сказал мальчик, — они просто вели себя немного странно. Они улетели на флаере в Нью-Йорк.

— Нью-Йорк! Да эго две тысячи миль!

— Немного больше. Проповедник. Я так думаю, что только в один конец у них уйдет дня два.

— Но почему?

— Вот это и странно, Проповедник. То есть… с родителями у меня все в порядке, Проповедник. Они нормальные, совершенно. Просто они говорили то же, что говорите и вы. Насчет интеллекта на свободе, и что робот-инспектор их не слушает и что у них нет прямого контакта с Альмаликом. Как у вас. Поэтому они решили лучше слетать в Нью-Йорк и доложить там об этом. Возможно, тамошние власти разберутся лучше.

Квамодиан был настороже.

— И все-таки, ты что-то скрываешь, — обвинил он Руфа. — Почему ты так стыдился рассказывать о родителях? Ведь Звезда действительно существует, правильно?

— Конечно, Проповедник. Только…

— Только что?

Мальчик вспыхнул.

— Просто они заговорили о ней два дня назад. Когда улетели.

— Но этого не может быть, — сказал Квамодиан. — Тогда она еще не была создана. А, я понял!

Мальчик кивнул с несчастным видом.

— Да, вот эго меня слегка пугает, Проповедник. Они думали, что звезда уже существует, а на самом деле ее еще и в помине не было.

Они подошли к кубу трансфлекса, имея в запасе несколько минут, но бригада прибыла раньше времени, Они явно не теряли времени зря. Купол контроля приказал через радио флаера:

— Всем в сторону! Дайте дорогу прибывшим с Альмалика-3!

— Ух ты! — выдохнул мальчик. Его глаза напоминали сейчас кольцо Сатурна, и все волнения о родителях временно вылетели у него из головы.

— Где же они, Проповедник? Они же должны выйти?

Из куба станции вылетела полудюжина маленьких зеленых пружинок. Они вращались по орбитам друг возле друга, приближаясь к мальчику и Квамодиану, издавая высокочастотный свист.

— Что это? — потребовал ответа напряженный Руф.

— Пялиться невежливо, Руф, — напомнил Квамодиан. — Я сейчас не могу припомнить название… Какой-то многочленный гражданин.

— А там! О, у-ух ты! Поглядите-ка вон на того!

— Не волнуйся, все это вселенские граждане.

Но даже Квамодиан невольно задержал дыхание, когда из пенистого, почти прозрачного розового пузыря показались узкие, как щели глазницы и похожие на акульи зубы гражданина явно плотоядного и хищного происхождения. Остальная часть членов прибывшей бригады оказалась не лучше. Один прыгал на чрезмерно мощных когтистых лапах, словно кенгуру, и имел две верхние лапы, которые казались совершенно бескостными, словно хобот слона. Каждый «хобот» заканчивался ярко-голубым манипулятором — почти дубликатом рыла крота.

Но четвертый член бригады, который шагал сейчас навстречу Энди, был настолько человеком, что Энди вытаращил глаза. На нем было одеяние изысканного галактогражданина, лицо изукрашено косметикой почти до неузнаваемости, темные волосы вздымались надушенной ароматической башней. Но перемените ей одежду и грим, подумал Квамодиан, наденьте на нее простое платье Молли вместо сверкающих обтягивающих брюк, пушистого корсажа и наплечников, избавьте ее кожу от нарисованных бриллиантов, соскребите с лица нарисованные двухдюймовые лохматые брови, ярко-голубые тоновые тени у глаз, румяна на щеках, и она будет совершеннейшим дубликатом Молли Залдивар.

Она широким шагом приближалась к Энди Квамодиану — и вдруг замерла на месте. Ее оттененные голубым глаза широко раскрылись, словно у испуганной куклы. По краям, где кожу не слишком густо покрывала косметика, показался настоящий румянец. Яркие губы раскрылись, словно она хотела выдохнуть в изумлении: «Энди!», но не произнесла ни звука. Постепенно видимые участки кожи приобрели белоснежный цвет. Наконец она качнула высокой башней-прической и подошла к Энди Кваму.

— Монитор Квамодиан, — на едва уловимую долю секунды голос ее заметно дрогнул. — Или вы в самом деле не узнаете меня… Я старший монитор Клотильда Квай Квич. Возможно, вам интересно было бы узнать, что мне и моим подчиненным удалось вернуться в штаб-квартиру Товарищества, где мы начали новый анализ наших данных по Блуждающим Звездам.

Энди Квам проглотил собравшийся в горле комок, потер ладонь о куртку и протянул руку для пожатия.

— Я очень рад, что вам удалось вырваться, — пробормотал он. — Я пытался выяснить, что случилось с вами, но никто не мог мне объяснить.

— Чепуха. Перейдем к делу, — резко сказала Клотильда. — Пожалуйста, говорите кратко и с сознанием ответственности. Ваши идиотские действия на этой планете вынудили нас оставить более интересную работу в штаб-квартире. Мне дано задание разобраться с тем, что вы здесь накрутили. И, черт побери, что вы намерены делать теперь?

Квамодиан ощетинился, обороняясь:

— Я не вмешиваюсь в…

— Инспекторы по безопасности движения считают иначе, — резко перебила его Клотильда. — Если вам нужно объяснить на пальцах, то извольте: Блуждающая Звезда, с которой вступил в контакт Клифф Хаук, пыталась не допустить вашего вмешательства в судьбу новорожденной Блуждающей Звезды. Вот почему она послала Соло Скотта перехватить вас и не пустить на Землю. Вот почему она посадила вас в ловушку на собственной планете. Инспекторы предупреждают, что она будет предпринимать очередные акции, если вы не прекратите.

Она не дала ему времени поинтересоваться, каковы будут эти дополнительные акции.

— У меня и этих галактограждан мало лишнего времени. Мы хотели бы использовать наше пребывание здесь с максимальной эффективностью. Считаю, что лучше всего начать с визуального осмотра места происшествия. Совершенно нелепого и ненужного, вызванного лишь вашей глупостью.

— Но я не имею отношения к тому, что произошло здесь! — Энди Квам вспыхнул и опустил руку, которую ему так и не пожали. — Да я даже не мог выбраться из города…

— Не будем терять время. — Она не обратила внимания на слабый протест Энди Квама. — Мои товарищи могут передвигаться самостоятельно, но мне необходима какая-нибудь машина.

— Да, конечно. — Он беспомощно пожал плечами. — Вот вам мой флаер.

Не сказав больше ни слова, старший монитор Клотильда Квай Квич важно прошествовала мимо Энди и залезла в кабину флаера. Словно громом пораженный, Энди полез за ней. Мальчик поймал его за руку.

— Слушай, Проповедник! — прошептал он. — Что это на вас нашло?

— Не знаю. — Энди грустно покачал головой. — Я просто не знаю. Секунду спустя он вслед за девушкой опустился на сиденье флаера.


Глава XX | Рифы космоса (трилогия) | Глава XXII