home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10. Дженни драйвер


Нашим следующим шагом был визит к доктору, адрес которого дала нам служанка. Он оказался суетливым пожилым человеком с не совсем разборчивой дикцией. Доктор много слышал о Пуаро и выразил неподдельную радость оттого, что может лицезреть знаменитого сыщика лично.

- Чем могу служить, мистер Пуаро? - спросил он после приветственной речи.

- Господин le Docteur[28], сегодня утром вас вызывали к некой мисс Карлотте Адамс.

- Да. Бедная девушка. Хорошая актриса. Я два раза был на ее спектаклях. Ужасно жаль, что она так кончила. И зачем девушки принимают эти наркотики, ума не приложу.

- Так вы думаете, что у нее было пристрастие к наркотическим средствам?

- Ну, как врач профессионал я бы так не сказал. По крайней мере, шприцем она не кололась. На коже никаких следов иглы. Вероятно, всегда глотала. Служанка сказала, что мисс Адамс и без таблеток спала неплохо, но служанки могут точно и не знать. Не думаю, что она глотала веронал каждую ночь, но, возможно, какое-то время она его принимала.

- Почему вы так думаете?

- А вот почему.

Он начал искать что-то в своем саквояже.

- Черт, куда же я ее дел? Ага, вот она. Он вытащил маленькую сафьяновую сумочку черного цвета.

- Конечно, еще будет дознание. Я забрал ее, чтобы служанка не совала нос.

Он открыл сумочку и вытащил золотую коробочку. На ней рубинами были выложены инициалы "К.А.". Это была чрезвычайно дорогая безделушка. Доктор открыл ее. Коробочка почти до краев была наполнена белым порошком.

- Веронал, - пояснил он коротко. - А теперь посмотрите, что написано внутри.

С обратной стороны крышки было выгравировано:

"К.А. от Д. Париж, 10 ноября. Желаю сладких грез".

- Десятого ноября, - задумчиво сказал Пуаро.

- Верно. А сейчас июнь. Похоже на то, что она принимала это средство по крайней мере полгода, а поскольку год не указан, то это может быть и восемнадцать месяцев, и два с половиной года, и даже больше.

- Париж. Д., - нахмурился Пуаро.

- Да. Вам это о чем-нибудь говорит? Кстати, я не спрашиваю вас, каков ваш интерес в этом деле. Предполагаю, что у вас веские основания интересоваться этим происшествием. Наверное, вы хотите знать, не самоубийство ли это? Я не могу сказать. И никто не сможет. Служанка говорила, что вчера мисс Адамс была в отличном настроении. Похоже на несчастный случай, и, по-моему, так оно и есть. Веронал это такое средство, в котором нельзя быть уверенным на сто процентов. Можно принять чертовски много, и вам ничего не будет, а можно глотнуть щепотку и отдать концы. Веронал опасен именно по этой причине. Я не сомневаюсь, что на дознании признают смерть от несчастного случая. Боюсь, больше ничем не смогу вам помочь.

- Можно мне взглянуть на сумочку мадемуазель?

- Конечно, конечно.

Пуаро вытряхнул на стол содержимое сумочки: платок из тонкого материала с вышитыми в уголке инициалами "К.М.А.", губную помаду, пудреницу, купюру достоинством в один фунт стерлингов, несколько мелких монет и пенсне.

Этот последний предмет Пуаро осмотрел чрезвычайно внимательно. Пенсне было в золотой оправе и имело довольно строгий вид.

- Интересно, - промолвил мой друг. - Я не знал, что мисс Адамс носит очки. А может, это для чтения?

Доктор осмотрел пенсне и заявил:

- Нет, это для прогулок. И к тому же оно с сильным увеличением. Тот, кто им пользуется, должен быть очень близоруким.

- А вы случайно не знаете, мисс Адамс…

- Я никогда не лечил ее. Однажды, правда, у ее служанки нарывал палец, и меня вызывали, но больше я у них не был. В тот раз, когда я приходил, очков у мисс Адамс не было.

Пуаро поблагодарил доктора, и мы ушли. На лице моего друга было недоумение.

- Не может быть, чтобы я ошибся, - заявил он.

- В том, что она устроила этот маскарад?

- Нет, нет, это для меня очевидно. Я имею в виду ее смерть. Ясно, что у нее был с собой веронал. Видимо, она сильно устала и перенервничала прошлой ночью и решила обеспечить себе хороший сон.

Вдруг Пуаро остановился как вкопанный, к большому удивлению прохожих, и азартно хлопнул рукой об руку.

- Нет, нет и нет! - с чувством произнес он. - С чего это вдруг несчастный случай произошел в такое удобное для убийцы время? Это не несчастный случай и не самоубийство. Нет, Карлотта Адамс сыграла отведенную ей роль и этим подписала себе смертный приговор. Преступник использовал веронал просто потому, что знал о ее пристрастии к этому наркотику и о том, что у нее есть коробочка с этим средством. Значит, убийца тот, кто хорошо знал мисс Адамс. Кто такой Д., Гастингс? Я бы много дал, чтобы узнать, кто такой Д.

- Пуаро, - обратился я к своему глубоко задумавшемуся другу. - Давайте пойдем, а? На нас уже все смотрят.

- Что? Да, вы правы. Хотя мне и не мешает, когда на меня смотрят. На мой мыслительный процесс это не влияет.

- Так ведь смеяться будут, - пробормотал я.

- Неважно.

С такой точкой зрения я был не согласен. Лично мне чрезвычайно неприятно привлекать внимание посторонних. Что касается моего друга, то на него влияло лишь повышение температуры или влажности воздуха, поскольку это могло привести к изменению наклона его знаменитых усов.

- Возьмем такси, - заявил Пуаро и, взмахнув тростью, подозвал одну из машин.

Мы отправились в магазин "Женевьева" на Моффат-стрит.

Обычно в таких магазинах на первом этаже можно увидеть в качестве рекламы лишь одну невыразительную шляпку в паре с шарфом, помещенную для обозрения в стеклянную коробку. Но стоит подняться по пахнущим затхлостью ступенькам на второй этаж, как сразу становится ясно, где на самом деле сосредоточена бурная коммерческая активность заведения.

Поднявшись по лестнице, мы увидели дверь с надписью: "Женевьева. Пожалуйста, входите". Последовав этому указанию, мы оказались в маленькой комнате, полной различных шляп. Внушительных форм блондинка приблизилась к нам и подозрительно взглянула на Пуаро.

- Мисс Драйвер? - спросил он.

- Я не знаю, сможет ли мадам принять вас. Вы по какому делу?

- Пожалуйста, скажите мисс Драйвер, что с ней хочет поговорить друг мисс Адамс.

Но блондинке не пришлось никуда идти. Черная бархатная штора резко отодвинулась в сторону, и из-за нее выпорхнуло миниатюрное существо с огненно-рыжими волосами.

- Что такое? - строго спросила она.

- Вы мисс Драйвер?

- Да. Что вы там сказали насчет Карлотты?

- А вы разве не слышали эту печальную новость?

- Какую печальную новость?

- Мисс Адамс скончалась во сне от чрезмерной дозы веронала.

Глаза девушки широко открылись.

- Это ужасно! - воскликнула она. - Бедная Карлотта. Не могу поверить. Еще вчера она была такой жизнерадостной.

- И тем не менее это правда, - сказал Пуаро. - Сейчас уже почти час дня. Приглашаю вас на ленч со мной и с моим другом. Окажите нам такую честь, прошу вас. Я хочу задать вам несколько вопросов.

Мисс Драйвер, это дерзкое маленькое создание, смерила Пуаро взглядом с головы до ног. Эта девушка чем-то напоминала мне фокстерьера.

- Вы кто? - в упор спросила она.

- Меня зовут Эркюль Пуаро. А это мой друг, капитан Гастингс.

Я поклонился. Девушка поочередно осмотрела нас, потом отрывисто сказала Пуаро:

- Я слышала о вас. Принимаю ваше приглашение. Дороти, - позвала она блондинку.

- Да, Дженни.

- Вот-вот должна прийти миссис Лестер. Мы делаем для нее фасон "роз-декарт". Попробуй с другими перьями. Я скоро вернусь. Пока.

Она надела маленькую черную шляпку, слегка сдвинула ее на ухо, старательно попудрила нос и, взглянув на Пуаро, коротко сказала:

- Я готова.

Пять минут спустя мы сидели в маленьком ресторане на Довер-стрит. Официант принес коктейли.

- А теперь я хочу знать, что все это значит, - заявила Дженни Драйвер. - В какую историю Карлотта попала на этот раз?

- А что, значит, она и прежде попадала в какие-то истории, мадемуазель?

- Послушайте, кто здесь задает вопросы, вы или я?

- Я думал, что я, - улыбнулся Пуаро. - Насколько я осведомлен, вы с мисс Адамс были хорошими друзьями?

- Верно.

- Eh bien, тогда прошу принять мои торжественные заверения в том, что я сделаю все, чтобы о вашей покойной подруге осталась добрая память.

Дженни Драйвер помолчала, обдумывая слова Пуаро, потом кивнула.

- Я верю вам. Продолжим. Что вы хотите знать?

- Я слышал, мадемуазель, что вы вчера обедали с вашей подругой.

- Да.

- Она рассказывала о своих планах на вечер?

- Ну, она не говорила, что это будет вечером.

- Значит, разговор был?

- Да, и, может быть, это как раз то, что вам нужно. Но учтите, Карлотта сказала все это по секрету.

- Я понимаю.

- Дайте подумать. Будет лучше, если я расскажу все своими словами.

- Пожалуйста, мадемуазель.

- Ну, слушайте. Карлотта была взволнована. А она не из тех, кто волнуется по пустякам. Ничего толком она мне не говорила, сказала, что обещала ни с кем не делиться. Но она намекнула, что у нее намечается нечто грандиозное. Я так поняла, что это будет какой-то колоссальный розыгрыш.

- Розыгрыш?

- Да, она так сказала. Только… - девушка замолчала и нахмурилась. - Видите ли… ну, в общем Карлотта была не из тех, кто получает удовольствие от всяких там грубых шуток и примитивных розыгрышей или чего-нибудь в этом роде. Она была серьезная, трудолюбивая девушка. Без глупостей в голове. Я хочу сказать, что кто-то, видимо, надоумил ее. И еще я считаю… она, конечно, не сказала, но…

- Понимаю. И что же вы подумали?

- Я подумала… я почти уверена, что… в общем, ничто так не волновало Карлотту, как деньги. Так уж она была воспитана. Во всем, что касается бизнеса, у нее была светлая голова. Она не была бы такой возбужденной, если бы не деньги, причем большие деньги. У меня сложилось впечатление, что она заключила какое-то пари и была абсолютно уверена, что выиграет круглую сумму. Раньше, насколько я знаю, она этим не занималась. Я уверена, что речь шла о больших деньгах.

- Она прямо так и сказала?

- Н-нет. Просто намекнула, что скоро заживет совсем по-другому. Она собиралась вызвать в Париж, свою сестру из Штатов. Ее сестра, видно, тоже девушка с утонченным вкусом. Карлотта говорила, что у нее отличные музыкальные способности. Ну, вот и все, что я знаю. Вам это было нужно?

Пуаро кивнул.

- Да. Это подтверждает мою теорию. Правда, я ожидал, что Карлотта рассказала вам больше. Я предполагал, что с нее возьмут слово хранить все в тайне, но я считал, что женщина не посчитает за разглашение тайны беседу со своей лучшей подругой.

- Я старалась узнать все поподробней, - сказала Дженни, - но она только смеялась и обещала объяснить все потом.

- Что вы знаете о лорде Эдвере? - спросил Пуаро после небольшой паузы.

- О ком? Это тот человек, которого убили? Я читала об этой в газете.

- Вы не знаете, была ли с ним знакома мисс Адамс?

- Не думаю. Наверное, нет. Хотя подождите…

- Да, мадемуазель? - нетерпеливо произнес мой друг.

- Однажды она упоминала это имя, - мисс Драйвер нахмурила брови, стараясь вспомнить. - Что же она тогда сказала? Причем в очень резкой форме.

- В резкой форме?

- Да. Сказала… э, дайте вспомнить… что таким людям, как лорд Эдвер, нельзя позволять калечить жизнь другим своей жестокостью и отсутствием понимания. Еще она сказала… э… что смерть такого человека наверняка будет благом для всех окружающих.

- Когда она это сказала, мадемуазель?

- Я думаю, где-то месяц назад.

- А почему вы с ней вдруг заговорили о лорде Эдвере?

Дженни Драйвер в течение нескольких минут напрягала память, но в конце концов медленно покачала головой.

- Не помню, - призналась она. - Просто его имя как-то всплыло в нашей беседе. Может быть, незадолго до этого Карлотта прочитала о нем в газете. Я еще удивилась, что она так резко высказывается о человеке, которого даже не знает.

- Конечно, это странно, - задумчиво согласился Пуаро. - Вы не знаете, мисс Адамс не принимала веронал?

- Не знаю. Никогда не замечала и не припомню, чтобы она об этом говорила.

- Может быть, вам приходилось видеть у нее маленькую золотую коробочку с рубиновыми инициалами "К.А."?

- Маленькую золотую коробочку? Нет, никогда не видела. Это точно.

- А вы случайно не знаете, где была мисс Адамс в ноябре прошлого года?

- Дайте подумать. Кажется, в ноябре она ездила в Штаты. Это было в конце месяца. А до этого ездила в Париж.

- Одна?

- Конечно одна! Извините, возможно, я вас не так поняла. Не знаю, почему упоминание о Париже всегда вызывает определенные мысли. На самом деле это такое симпатичное респектабельное место. Нет, Карлотта была не из тех, кто ездит туда развлекаться, если вы на это намекаете.

- А теперь, мадемуазель, я задам вам очень важный вопрос: может быть, мисс Адамс интересовалась кем-нибудь из молодых людей больше, чем остальными?

- Ответ будет "нет", - медленно произнесла девушка. - Все это время, что я знала Карлотту, она была занята только своей работой и своей деликатной сестрой. У нее был сильно развит инстинкт главы семьи. Карлотта считала, что без нее сестре не обойтись. Поэтому ответ на ваш вопрос, строго говоря, - НЕТ.

- А если не совсем строго?

- В последнее время я стала замечать… в общем, меня не удивило бы, если бы я узнала, что Карлотта питает симпатию к какому-то мужчине.

- Ага!

- Учтите, это только мои догадки. Я сужу просто по ее поведению. Она стала… какой-то не такой. Не то, чтобы мечтательной. Погруженной в свои мысли - будет точнее. Даже выглядеть стала по-другому. Ну, я не могу объяснить. Просто женщина это чувствует, хотя, конечно, может и ошибаться.

Пуаро кивнул.

- Спасибо, мадемуазель. И последнее: не было ли у мисс Адамс друга или подруги, имя или фамилия которого начиналась с буквы Д.? Кроме вас, конечно.

- Д., - задумчиво повторила Дженни Драйвер. - Д.? Нет, извините, никого не могу припомнить.



9. Вторая смерть | Смерть лорда Эдвера | 11. Эгоистка