home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15. Сэр Монтегю Корнер


Около десяти часов вечера мы прибыли в Чизвик. Дом сэра Монтегю, большой особняк, окруженный парком, находился неподалеку от реки. Нас провели в красивый зал, стены которого были отделаны панелями. Через открытую дверь по правой стороне мы увидели столовую с длинным полированным столом, освещенным свечами.

- Пожалуйста, проходите сюда, - слуга провел нас по широкой лестнице на второй этаж.

Мы оказались в комнате, из окон которой открывался вид на реку. Здесь царил дух старого времени. В углу, возле открытого окна, стоял столик для игры в бридж. Вокруг него сидело четверо мужчин. Когда мы вошли, один из них поднялся навстречу нам.

- Рад с вами познакомиться, мистер Пуаро.

Я с интересом посмотрел на сэра Монтегю. Это был невысокий человек с очень маленькими черными умными глазами и тщательно уложенным париком. Его поведение было жеманным до предела.

- Позвольте представить вам мистера и миссис Уидберн.

- Мы уже знакомы, - весело сказала миссис Уидберн.

- А это мистер Росс.

Росс был молодым белокурым человеком лет двадцати двух с приятным лицом.

- Я помешал вашей игре. Тысяча извинений, - сказал Пуаро.

- Вовсе нет. Мы еще не начинали, собирались только сдавать карты. Выпьете кофе, мистер Пуаро?

От кофе мой друг отказался, зато принял предложение выпить старого бренди. Нам принесли его в огромных бокалах.

Пока мы пили небольшими глотками, сэр Монтегю разглагольствовал о японских гравюрах, китайской глазури, персидских коврах, французском импрессионизме, современной музыке и теории Эйнштейна. Затем он откинулся на спинку кресла и добродушно взглянул на нас. Очевидно, ему понравилось собственное выступление. В тусклом свете сэр Монтегю был похож на средневекового джина. По всей комнате были развешаны и расставлены изящные произведения искусства.

- А теперь, сэр Монтегю, - начал Пуаро, - я не буду больше злоупотреблять вашим терпением и перейду к цели моего визита.

Сэр Монтегю махнул рукой, удивительно напоминающей когтистую лапу птицы.

- Некуда спешить. Время бесконечно.

- Это всегда чувствуешь в вашем доме, - вздохнула миссис Уидберн. - Здесь так чудесно.

- Я бы не стал жить в Лондоне и за миллион, - заявил сэр Монтегю, - если бы не старомодная атмосфера этого дома, в которой чувствуешь себя так спокойно. В наши тревожные дни покой, увы, большая редкость.

Неожиданно мне пришла в голову крамольная мысль о том, что, если бы кто-то действительно предложил сэру Монтегю миллион фунтов стерлингов, старомодная атмосфера спокойствия могла бы катиться ко всем чертям. Но я отогнал эту еретическую мысль.

- Да и что есть деньги, в конце концов? - пробормотала миссис Уидберн.

- Да, - задумчиво произнес ее супруг и рассеянно побренчал мелочью в кармане.

- Арчи, - с упреком обратилась к нему миссис Уидберн.

- Извини, дорогая, - отозвался мистер Уидберн и перестал звенеть монетами.

- Говорить в таком обществе о преступлении просто непростительно, - начал Пуаро извиняющимся тоном.

- Вовсе нет, - сэр Монтегю милостиво махнул рукой. - Преступление ведь тоже может быть произведением искусства, а детектив - настоящим виртуозом. Я говорю, конечно, не о полиции. Сегодня в моем доме побывал один инспектор из Скотленд-Ярда. Интересный человек. Например, он никогда не слышал о Бенвенуто Челлини[51].

- Наверное, он приходил по делу Джейн Уилкинсон, - заявила миссис Уидберн с внезапно проснувшимся любопытством.

- Какая удача, что эта леди была вчера вечером у вас в гостях, - заметил Пуаро.

- Похоже, что так, - согласился сэр Монтегю. - Я пригласил ее сюда, зная, что она красива и талантлива. Она хочет заняться поисками новых талантов, и я надеюсь быть ей полезен. Но пока судьба распорядилась иначе: я оказался полезен ей в совершенно другом вопросе.

- Джейн повезло, - сказала миссис Уидберн. - Она изо всех сил старалась избавиться от лорда Эдвера, и кто-то оказал ей такую услугу. Все говорят, что теперь она выйдет замуж за герцога Мертона. А старая герцогиня чуть с ума от этого не сходит.

- На меня леди Эдвер произвела благоприятное впечатление, - снисходительно сказал сэр Монтегю. - Мы побеседовали с ней вчера об искусстве Древней Греции.

Я улыбнулся, представив, как Джейн своим волшебным хрипловатым голосом вставляет "да" и "нет" и "как чудесно!" в любую беседу. Сэр Монтегю был человеком, для которого интеллигентность собеседника состояла в умении слушать с должным вниманием.

- Все говорили, что Эдвер был странным человеком, - вступил в разговор мистер Уидберн. - Осмелюсь сказать, что врагов у него было не так уж мало.

- Мистер Пуаро, это правда, что кто-то всадил ему нож в затылок? - спросила миссис Уидберн.

- Абсолютная правда. Очень точный и Эффективный удар, я бы даже сказал - научно обоснованный.

- Я чувствую, что это убийство восхитило вас, как произведение искусства, - заметил сэр Монтегю.

- А теперь я перехожу к цели моего визита, - объявил Пуаро. - Вчера, когда леди Эдвер ужинала здесь, ее позвали к телефону. Меня интересуют подробности этого телефонного звонка. Вы разрешите мне побеседовать с вашим лакеем?

- Конечно, конечно. Росс, будьте любезны, позвоните.

На звонок пришел слуга, высокий человек средних лет с лицом священника. Сэр Монтегю объяснил ему, что хочет Пуаро. Лакей с вежливым вниманием повернулся к моему другу.

- Кто взял трубку, когда зазвонил телефон? - начал Пуаро.

- Я, сэр. Телефон стоит в нише по пути из зала.

- Это был женский или мужской голос?

- Женский, сэр.

Лакей немного подумал.

- Насколько я помню, сэр, сначала телефонистка спросила, действительно ли это номер Чизвик 43-434. Я ответил, что да. А потом уже та, другая женщина осведомилась, ужинает ли у нас леди Эдвер. Я подтвердил, что госпожа Эдвер действительно ужинает у нас. Тогда эта женщина сказала: "Я хотела бы поговорить с ней". Я пошел в столовую, сообщил об этом леди Эдвер и проводил ее к телефону.

- А потом?

- Леди Эдвер взяла трубку и сказала: "Алло, кто это говорит?" Потом ответила: "Да, это леди Эдвер". Я уже хотел идти, когда она подозвала меня и сказала, что их разъединили. Что кто-то засмеялся и, видимо, повесил трубку. Потом леди Эдвер спросила меня, не называла ли говорившая свое имя. Я ответил, что нет. Вот и все, сэр.

Пуаро нахмурился каким-то своим мыслям.

- Вы действительно думаете, что этот телефонный звонок имеет какое-то отношение к убийству, мистер Пуаро? - спросила миссис Уидберн.

- Пока невозможно сказать, мадам. Просто это любопытное обстоятельство.

- Иногда люди звонят в шутку. Со мной тоже так шутили.

- C'est toujours possible[52], madame, - подтвердил Пуаро и вновь обратился к лакею. - Голос этой женщины был высокий или низкий?

- Низкий, сэр. Такой осторожный и довольно отчетливый, - слуга сделал паузу. - Может, мне показалось, сэр, но в нем чувствовался иностранный акцент. Эта женщина слишком старательно выговаривала звук "р".

- Ну, если так, то это мог быть и шотландский акцент, Дональд, - улыбнулся Россу мистер Уидберн.

- Не виновен, - засмеялся тот. - В это время я сидел за столом.

Пуаро опять заговорил со слугой.

- Как вы думаете, могли бы вы узнать этот голос, если бы услышали его еще раз?

- Не знаю, сэр, - заколебался лакей. - Может быть. Наверное, мог бы.

- Благодарю вас, мой друг.

Лакей поклонился и удалился важной походкой.

Сэр Монтегю продолжал играть роль дружелюбного старомодного хозяина. Он стал уговаривать нас остаться на партию бриджа. Я извинился: ставки были выше, чем мне хотелось бы. Молодой Росс тоже с облегчением вздохнул, когда Пуаро сменил его за столиком. Так мы и сидели с Россом, наблюдая за игрой. Вечер закончился убедительной победой моего друга и сэра Монтегю: оба выиграли довольно крупные суммы.

Мы поблагодарили хозяина и покинули дом. Росс отправился с нами.

- Странный человек этот сэр Монтегю, - заметил Пуаро, когда мы вышли на ночную улицу.

Погода была чудесная. Мы решили пройтись пешком, пока нам не попадется такси.

- Да, странный человек, - снова сказал мой друг.

- Очень богатый человек, - с чувством добавил Росс.

- Еще бы.

- Мне кажется, что я ему понравился, - заявил молодой человек. - Надеюсь, это надолго. Поддержка сэра Монтегю много значит.

- Вы актер, мистер Росс?

Дональд ответил утвердительно. Кажется, он слегка расстроился, что его фамилия не вызвала у нас никаких ассоциаций. Оказывается, недавно он с успехом выступил в какой-то мрачной пьесе русского автора.

Когда мы с Пуаро утешили его, мой друг как бы между прочим спросил:

- Вы знали Карлотту Адамс?

- Нет. Я видел сообщение о ее смерти в вечерней газете. Чрезмерная доза какого-то наркотика. Как глупо эти девушки травят себя.

- Да, это печально. К тому же это была очень умная девушка.

- Может быть, - равнодушно сказал Росс. Его явно не интересовали способности других.

- А вы были на ее спектаклях? - спросил я.

- Нет. Мне такие вещи не нравятся. Сейчас все с ума сходят от пародий, но я считаю, что эта мода долго не продержится.

- Вот и такси, - сказал Пуаро и помахал тростью.

- А я пройдусь пешком до Хаммерсмита, - заявил молодой человек. - Оттуда поеду домой на метро.

Вдруг он как-то неестественно засмеялся.

- Странно. Этот вчерашний ужин…

- Да?

- Кто-то из гостей не пришел, и нас сидело за столом тринадцать. Но мы так и не заметили этого до конца ужина.

- А кто первым встал из-за стола? - спросил я.

- Я, - ответил Росс и нервно хихикнул.



14. Пять вопросов | Смерть лорда Эдвера | 16. Разговор с инспектором Джеппом