home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. Ужин


После секундного замешательства Пуаро пришел в себя.

- Но мадам, - сказал он, смешно моргая глазами. - Вы не по адресу: я не избавляю от мужей. Это не моя профессия.

- Я это знаю.

- Вам нужен адвокат.

- Здесь вы не правы. Я по горло сыта этими адвокатами. Сколько у меня их было, и честных, и мошенников, но ни те, ни другие не принесли мне пользы. Законы-то они знают, но, похоже, не имеют ни капли здравого смысла.

- А я, по-вашему, имею?

Она засмеялась.

- Я слышала, что вы на этом собаку съели, мистер Пуаро.

- Comment?[6] Собаку? Какую собаку?

- Ну, в общем вы то, что надо.

- Мадам, одни люда умны, другие не очень. К чему притворяться - я умен. Но ваша просьба, это не мой genre[7].

- Почему нет? Это ведь задачка.

- О! Задачка!

- Да. И к тому же трудная, - продолжала Джейн Уилкинсон. - А вы, я знаю, трудностей не боитесь.

- Примите мои поздравления по поводу вашей проницательности, мадам. Но все равно я не занимаюсь разводами. Для меня не представляет интереса ce metierla[8].

- Мой дорогой, я не прошу вас шпионить. Здесь это все равно не поможет. Но мне просто необходимо избавиться от своего мужа, и я уверена, что вы можете подсказать, как это сделать.

Пуаро помолчал. Когда он заговорил, в его голосе послышалась новая нотка.

- Сначала скажите мне, почему вы горите таким желанием "избавиться" от лорда Эдвера?

Джейн Уилкинсон ни секунды не раздумывала. Ее ответ был коротким и предельно ясным:

- Все очень просто. Я хочу выйти замуж за другого человека. Какие еще могут быть причины?

Ее голубые глаза невинно смотрели на Пуаро.

- А почему вы не разведетесь? Ведь это нетрудно.

- Вы не знаете моего мужа, мистер Пуаро. Он… он… - она передернула плечами. - Я не знаю, как сказать… Он странный… не такой, как все.

После небольшой паузы она продолжала:

- Ему вообще не надо было никогда жениться. Я знаю, что говорю. Я не моту объяснить все, как следует, но он… странный. А вы знаете, что первая жена просто сбежала от него? Даже трехмесячного ребенка бросила. Он так и не дал ей развода, и она умерла в нищете где-то за границей. Потом он женился на мне. Но у нас ничего не вышло. Мне было почему-то страшно жить с ним. Я уехала от него в Штаты. У меня не было оснований для развода, но даже если бы я их и нашла, лорд Эдвер не обратил бы на них внимания. Он… он фанатик.

- В некоторых американских штатах можно получить развод и без согласия супруга.

- Мне это не подходит. Я собираюсь жить в Англии.

- Вы собираетесь жить в Англии?

- Да.

- За кого вы хотите выйти замуж?

- В том-то и дело. За герцога Мертона.

Я застыл от удивления. До сих пор герцог Мертон внушал лишь отчаяние тем мамочкам, которые пытались заинтересовать его своими дочерьми. Молодой человек с монашескими склонностями, истинный англокатолик[9], он был, как говорится, целиком под каблуком своей матери, грозной вдовы-герцогини. Мертон вел жизнь, аскетичную до предела. Он коллекционировал китайский фарфор и обладал, по общему мнению, тонким эстетическим вкусом. Женщинами, похоже, он не интересовался вовсе.

- Я просто с ума от него схожу, - сказала Джейн сентиментально. - Такого человека я еще не встречала. Он чудесный, он такой симпатичный, ну, как монах-мечтатель. Это так романтично.

Она помолчала.

- Когда я выйду замуж, то брошу сцену. Меня это больше не интересует.

- А лорд Эдвер стоит на пути ваших романтических надежд, - сухо заметил Пуаро.

- Да… и это меня раздражает, - она откинулась в кресле и задумалась. - Конечно, если бы мы были в Чикаго, я бы нашла кого надо, и моего супруга прикончили бы, а здесь, в Англии, вы, как видно, не держите наемных убийц.

- А здесь, в Англии, мы считаем, что каждый человек имеет право жить, - сказал Пуаро улыбаясь.

- Ну, не знаю. Я полагаю, что без кое-кого из ваших политиканов вполне можно обойтись. Если бы вы знали о лорде Эдвере то, что знаю о нем я, вы бы поняли, что общество ничего без него не потеряет. Скорее, наоборот.

Раздался стук в дверь, и вошел официант с подносом. Джейн Уилкинсон продолжала, не обращая на него никакого внимания:

- Я не хочу, чтобы вы его убивали, мистер Пуаро.

- Мерси, мадам.

- Я просто думала, что вы можете серьезно поговорить с ним и убедить его дать мне развод. У вас получится.

- Мне кажется, вы переоцениваете мои возможности, мадам.

- О! Но вы можете что-нибудь придумать, мистер Пуаро, - актриса подалась вперед и смотрела на моего друга широко открытыми глазами. - Вы ведь хотите, чтобы я была счастлива, правда?

Ее голос звучал мягко, приятно и соблазнительно.

- Я хочу, чтобы все были счастливы, - заметил Пуаро осторожно.

- Да, но до всех мне нет дела. Я только себя имела в виду.

- Похоже, что вы всегда думаете только о себе, мадам, - улыбнулся мой друг.

- Вы считаете, что я эгоистка?

- О! Я этого не говорил, мадам.

- Осмелюсь сказать, что я действительно эгоистка. Но видите ли, я просто ненавижу быть несчастной. Это даже влияет на мою игру. А несчастной я буду до тех пор, пока лорд Эдвер не даст мне развод - или не умрет.

- В общем-то, - продолжала она задумчиво, - будет даже лучше, если он умрет. Тогда я избавлюсь от него окончательно.

Она посмотрела на Пуаро, очевидно, ожидая найти поддержку.

- Вы мне поможете, мистер Пуаро, правда? - Джейн встала, взяла свою пелерину и снова просительно посмотрела на него.

В коридоре послышались голоса.

- Если вы не… - начала она.

- Что же тогда, мадам?

- Тогда мне придется вызвать такси, поехать к лорду Эдверу домой и самой прикончить его.

Как раз в этот момент дверь открылась. Смеясь, Джейн ушла в соседнюю комнату. В номер вошли Брайен Мартин, Карлотта Адамс, ее спутник, а также мужчина и женщина, которые сидели за столиком с Джейн Уилкинсон. Их представили как супругов Уидберн.

- Привет! - сказал Брайен. - А где Джейн? Я хочу сообщить ей, что выполнил ее поручение.

Джейн появилась на пороге спальни. Она держала тюбик помады.

- Привел? Отлично. Мисс Адамс, своим представлением вы доставили мне истинное наслаждение. Я решила обязательно познакомиться с вами. Давайте пройдем в спальню. Поговорим там, пока я подкрашусь немного. Я выгляжу просто ужасно.

Карлотта Адамс последовала за ней. Брайен Мартин упал в кресло.

- Ну, мистер Пуаро, - начал он, - вас взяли в плен. Убедила ли вас наша Джейн вступить в бой на ее стороне? Рано или поздно вы все равно вынуждены были бы согласиться. Она не понимает слова "нет".

- Может, ей просто не приходилось его слышать.

- У Джейн весьма своеобразный характер, - заметил Брайен Мартин. Он откинулся в кресле и, затянувшись сигаретой, пустил в потолок клуб дыма. - Для нее нет запретов. Никаких моральных обязанностей. Я не хочу сказать, что она аморальна, нет. Скорее легкомысленна. Просто для нее в жизни существует только то, чего хочет она.

Он засмеялся.

- Я думаю, что она и убила бы кого-нибудь вполне жизнерадостно и очень обиделась бы, если бы ее поймали и приговорили к повешению. Беда в том, что она наверняка попадется. У нее нет мозгов. Для убийства она закаляет такси на свое имя, поедет и, нисколько не таясь, застрелит свою жертву.

- Интересно, зачем вы мне все это говорите, - пробормотал Пуаро.

- Что?

- Вы хорошо ее знаете, мосье?

- Полагаю, что да.

Мартин снова засмеялся, и я поразился тому, сколько горечи было в этом смехе.

- Вы согласны с моей точкой зрения? - обратился он к своим спутникам.

- Да. Джейн первосортная эгоистка, - согласилась миссис Уидберн. - Впрочем, актриса и должна быть такой, если она желает подчеркнуть свою индивидуальность.

Пуаро молчал. Он внимательно смотрел на Брайена Мартина, размышляя о чем-то. Я не мог понять выражение лица моего друга.

В этот момент в комнату вошли Джейн и Карлотта Адамс. Джейн, видимо, уже "подкрасилась", хотя, на мой взгляд, она выглядела точно так же, как и прежде. Улучшить такую прекрасную внешность, по-моему, просто невозможно.

Ужин прошел довольно оживленно, хотя мне казалось, что между нашими новыми знакомыми возникает время от времени какая-то напряженность. Причины ее я не понимал.

Джейн Уилкинсон вела себя грубовато. Я прощал ей это: если таким женщинам приходит в голову какая-нибудь идея, они уже не могут думать ни о чем другом. Леди Эдвер надо было познакомиться с Пуаро - и она осуществила свое желание немедленно. Теперь она была, конечно, в приподнятом настроении. Ее желание пригласить Карлотту Адамс было, я полагаю, просто капризом. Они, как ребенок, восхищалась этой остроумной пародией на себя.

Нет, эта напряженность исходила не от Джейн Уилкинсон. Тогда от кого же?

Я стал по очереди изучать гостей. Брайен Мартин? Действительно, он вел себя не совсем естественно. Но это я объяснял себе просто характером кинозвезды. Преувеличенная застенчивость тщеславного человека, который слишком привык играть подобную роль на публике и не может расстаться с ней так просто.

Карлотта Адамс, напротив, вполне освоилась в незнакомой компании. Это была спокойная девушка с низким приятным голосом. Теперь, когда я получил возможность взглянуть на нее поближе, я изучал ее довольно внимательно. Эта девушка олицетворяла собой мягкую покорность. Никакой решительности, несогласия. У нее были темные волосы, светло-голубые, почти бесцветные глаза, бледное лицо, подвижные чувственные губы. В ней было определенное обаяние, но если обладателя такой внешности встретишь в другой одежде, то вряд ли узнаешь.

Карлотте, казалось, были приятны комплименты Джейн, ее великодушие. Я подумал, что любая девушка была бы польщена таким вниманием со стороны известной актрисы, но как раз в этот момент я вынужден был изменить свои скоропалительные выводы.

Карлотта Адамс посмотрела через стол на хозяйку вечера, которая в это время повернула голову, чтобы заговорить с Пуаро. Мисс Адамс смотрела на Джейн внимательным, оценивающим взглядом: меня поразило, что в ее светло-голубых глазах сквозило вполне определенное недружелюбие. Впрочем, мне это могло просто показаться. А может, в Карлотте заговорила профессиональная ревность. Джейн была популярной актрисой, которая добилась всего, а мисс Адамс только начинала путь к славе.

Я перевел взгляд на трех остальных участников ужина. Кто такие супруги Уидберн? Он - высокий, страшно худой мужчина, она - светлая пухлая болтушка. По виду - обеспеченные люди. Оба страстно интересовались всем, что связано с театром, и не желали говорить на другие темы. Я долго отсутствовал в Англии и не был в курсе последних театральных событий, так что в конце концов миссис Уидберн, передернув пухлым плечиком, отвернулась от меня и совершенно забыла о моем существовании.

Последним участником вечеринки был спутник Карлотты Адамс, смуглый молодой человек с круглым бодрым лицом. Уже с первого взгляда я понял, что он навеселе. Теперь, когда он выпил шампанского, это стало еще более очевидным.

Похоже, у него совершенно отсутствовало чувство собственного достоинства. Первую половину ужина он хранил угрюмое молчание, зато к концу вечеринки принялся изливать мне душу, полагая, очевидно, что я один из его закадычных приятелей.

- Я вот что хочу сказать, - начал он. - Нет, старина, не то…

Язык его слежка заплетался.

- Я вот что хочу сказать, - продолжал он. - Ты послушай. Вот взять, к примеру, эту девушку, которая, ну, в общем, во все вмешивается. Все только портит. Нет, я, конечно, не говорил ей ничего такого. Она все равно бы не послушала. Знаешь, родители-пуритане, "Мейфлауэр"[10] и тому подобное. Да бог с ним, девушка-то неплохая. Так я вот что хочу сказать… э, на чем я остановился?

- Вы жаловались на трудности, - мягко подсказал я. - Да, черт возьми, правильно. Деньги на эту вечеринку я был вынужден занять у своего портного. Очень любезный парень, этот портной. Я ему долги годами не отдаю. Так что нас теперь вроде как узы связывают. Нет ничего крепче уз, старина. Ты и я. Ты и я. А кстати, кто ты такой?

- Моя фамилия Гастингс.

- Да что ты говоришь! Я готов был поклясться, что ты Спенсер Джонс. Старина Спенсер Джонс. Я встретил его недавно на "Итон энд Херроу" и одолжил пятерку. Вот я и говорю, что все так похожи. Если бы мы были китайцами, то вообще друг друга не различали бы.

Он горестно покачал головой, потом неожиданно повеселел и выпил шампанского.

- По крайней мере, я не негр, - заявил он.

Эта мысль вызвала у молодого человека такой подъем, что он произнес несколько реплик более оптимистического характера.

- С другой стороны, - начал он, - да, если взглянуть с другой стороны. Очень скоро, ну, когда мне стукнет семьдесят пять или около этого, я стану богатым. Когда умрет мой дядя, я смогу отдать все долги портному.

Он радостно улыбнулся этой перспективе.

У молодого человека было круглое лицо и нелепые маленькие черные усики, которые выглядели на его лице чахлым оазисом в центре пустыни. Но все равно в нем было что-то чрезвычайно привлекательное.

Я заметил, что Карлотта Адамс время от времени смотрела в его сторону. Через какое-то время она встала, и вечеринка закончилась.

- Очень любезно с вашей стороны, что приняли мое приглашение, - сказала ей Джейн. - Я так люблю делать все экспромтом, не раздумывая. А вы?

- А я нет, - ответила мисс Адамс с едва заметным вызовом. - Я всегда все тщательно планирую. Зато потом не беспокоюсь.

- Ну, так или иначе, в вашем случае результаты себя оправдывают, - засмеялась Джейн. - Не помню, когда в последний раз я получала такое наслаждение, как на вашем представлении.

Лицо мисс Адамс смягчилось.

- Большое спасибо, - тепло поблагодарила она. - Мне так приятно слышать это от вас. Мне нужна поддержка. Да и кому она не нужна?

- Карлотта, - вмешался молодой человек с черными усиками, - пожми всем руки, поблагодари тетю Джейн за ужин и пойдем.

Ему с большим трудом удавалось идти не качаясь. Карлотта быстро последовала за ним.

- Кто это назвал меня тетей Джейн? - спросила леди Эдвер. - Как он сюда попал? Я его прежде не встречала.

- Дорогая, не обращайте внимания, - сказала миссис Уидберн. - Этот джентльмен когда-то учился в Оксфорде, подавал большие надежды в Драматическом обществе. Не скажешь, правда? Жаль, что из него ничего не вышло. Но нам с Чарльзом пора идти.

И Уидберны ушли вместе с Брайеном Мартином.

- Ну, мистер Пуаро?

- Eh bien[11], леди Эдвер? - улыбнулся мой друг.

- Ради бога, не называйте меня так. Дайте мне забыть эту фамилию, если только вы не самый бессердечный человек во всей Европе.

- Что вы, нет. Я не бессердечный.

Я подумал, что последний бокал шампанского был для Пуаро, видимо, лишним.

- Так вы поговорите с моим мужем? Заставите его сделать то, что я хочу?

- Я встречусь с ним, - осторожно пообещал Пуаро.

- Если он откажется, а он наверняка откажется, вы придумаете какой-нибудь план. Говорят, вы самый умный человек в Англии, мистер Пуаро?

- Мадам, когда вы говорили о бессердечности, то это была Европа, а когда вы заговорили про ум, то это только Англия.

- Если вам удастся выполнить мою просьбу, я готова назвать даже Вселенную!

Пуаро сделал нетерпеливый жест.

- Мадам, я ничего не обещаю. Но мне было бы интересно оценить вашего супруга с точки зрения психологии. Я приложу все усилия, чтобы встретиться с ним.

- Психоанализируйте его сколько хотите. Может, это пойдет ему на пользу. Только убедите его в необходимости развода. Я хочу спасти свой роман, мистер Пуаро.

И она добавила мечтательно:

- Какая это будет сенсация.



1. Вечер в театре | Смерть лорда Эдвера | 3. Человек с золотым зубом