home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20. Таксист


Когда мы вошли, Джепп беседовал с пожилым человеком в очках и с неровно подстриженными усами. У шофера такси был хриплый голос. Он говорил таким тоном, будто жалел самого себя.

- А, это вы, - сказал инспектор. - Я думаю, здесь дело ясней ясного. Этот таксист, его фамилия Джобсон, вечером 29 июня подвозил с Лонг-Эйкр двух пассажиров.

- Верно, - хрипло подтвердил Джобсон. - Отличный был вечер, лунный. Девушка и джентльмен сели в мою машину возле станции метро.

- Они были в вечернем платье?

- Да. Мужчина в белом жилете, а девушка в белом платье с изображениями птиц. Мне кажется, что они вышли из оперы.

- Сколько было времени?

- Около одиннадцати.

- И что дальше?

- Джентльмен сказал мне ехать на Риджент-гейт. Сказал, что номер дома назовет потом, и попросил поторапливаться. Вечно эти пассажиры торопят, как будто таксисты нарочно теряют время. А нам-то, наоборот, выгодно побыстрей выполнить заказ и взять нового пассажира. Люди почему-то никогда об этом не думают. И учтите, если случится авария, тебя же потом и обвинят, что ехал слишком быстро!

- Оставим это, - нетерпеливо перебил Джепп. - Ведь аварии-то не было?

- Нет, - согласился шофер таким недовольным тоном, как будто жалел, что этого не произошло. - Нет, конечно не было.

- Минут за семь, не больше, я доехал до Риджент-гейт. Потом этот джентльмен постучал по стеклу, и я остановился. Вроде бы возле дома номер 8. Девушка перешла на противоположную сторону и пошла в обратном направлении. Мужчина сказал мне ждать и остался возле машины. Он стоял ко мне спиной, держал руки в карманах и наблюдал за девушкой. Минут через пять он негромко воскликнул что-то и тоже перешел на другую сторону улицы. Я глаз с него не спускал, потому что есть и такие пассажиры, которые убегают не расплатившись. Со мной такое уже бывало. Мужчина поднялся по ступенькам одного из домов и вошел.

- Дверь была не заперта?

- Нет, он открыл ее ключом.

- А какой это был номер дома?

- Ну, я думаю номер 17 или 19. Мне показалось странным поведение этой парочки, и я стал наблюдать за тем домом. Минут через пять они оба вышли. Сели в машину и сказали ехать назад в оперу "Ковент-гарден". Они остановили меня недалеко от здания оперы и расплатились. Между прочим, неплохо заплатили. Хотя теперь, кажется, я попал из-за них в какую-то историю.

- У нас нет к тебе никаких претензий, - успокоил его Джепп. - Ну-ка, взгляни на эти снимки. Может, среди них есть фотография той пассажирки?

Он протянул таксисту с полдюжины фотографий молодых женщин похожей внешности и примерно одинакового возраста. Я с интересом заглянул через плечо шофера.

- Вот эта, - решительно заявил тот, показывая на снимок Джеральдины Марш в вечернем платье.

- Ты уверен?

- Вполне. Такая же темноволосая и бледная.

- А теперь попробуй найти мужчину, - инспектор дал шоферу еще один комплект фотографий, среди которых был снимок Рональда Марша.

Джобсон внимательно разглядел каждую фотографию и покачал головой.

- Э… не могу сказать наверняка. Вот эти двое похожи.

Хотя таксист и не выбрал фото племянника, но мужчины на этих двух снимках были довольно сильно похожи на Рональда.

Джобсон ушел.

- Неплохо, - заявил Джепп, бросая фотографии на стол. - Жаль, что он не опознал нового лорда Эдвера. Это, конечно, старая фотография, семи- или восьмилетней давности, но никакой другой мне достать не удалось. Разумеется, было бы лучше, если бы он опознал Марша поточнее, хотя и так все ясно. Двух алиби как не бывало. Вы молодчина, Пуаро, что додумались до этого.

Пуаро скромно объяснил:

- Когда я узнал, что Джеральдина и ее двоюродный брат были в опере, я подумал, что там они могли встретиться. Их знакомым и в голову не пришло, что они могли покинуть "Ковент-гарден" во время одного из перерывов. За полчаса можно вполне доехать до Риджент-гейт и вернуться. Поскольку новый лорд Эдвер слишком налегал на свое алиби, я заподозрил неладное.

- Все-то вы подвергаете сомнению, - сказал Джепп, с любовью глядя на моего друга. - Что ж, вы правы. В нашем мире лишняя осторожность не мешает. Теперь их светлость в наших руках. А сейчас взгляните вот на это.

Он протянул Пуаро лист бумаги.

- Это телеграмма из Нью-Йорка. Они разыскали Люси Адамс. Письмо от сестры пришло ей сегодня утром. Здесь изложен его текст и, черт возьми, лучшей улики не сыщешь.

Пуаро стал читать. Я заглядывал через его плечо.


"Ниже следует текст письма, полученного Люси Адамс. Датировано 29 июня. Адрес отправителя: Роуздью-меншенз, 8, Лондон, СУ 3. Начинается словами: Дорогая сестренка, извини меня за то, что на прошлой неделе я написала тебе такое бестолковое письмо, но я была сильно занята. Ну, дорогая, вот это успех! Отзывы прессы восторженные, выручка внушительная, публика доброжелательная. Я подружилась здесь с хорошими людьми и на следующий год думаю арендовать театр на два месяца. У публики пользуется большим успехом мой русский танец и сценка "Американка в Париже", но, по-моему, зрителям больше всего нравятся "Сцены в заграничном отеле". Я так взволнована, что почти не соображаю, что пишу в этом письме, и ты сейчас поймешь почему. Но сначала я напишу тебе, как обо мне отзываются мои знакомые. Мистер Гергшаймер так любезен, что собирается пригласить меня на ленч и познакомить с сэром Монтегю Корнером, который может оказать мне поддержку. А недавно я познакомилась с Джейн Уилкинсон. Ей очень понравилось мое выступление и моя пародия на нее. Как раз об этом я и хочу рассказать тебе. Если честно, то я не питаю к этой женщине особой симпатии, да и люди отзываются о ней не совсем хорошо. Я думаю, что она скрытная и жестокая, ну да ладно, я об этом не буду. А ты знаешь, что она замужем за лордом Эдвером? Я о нем немало слышала в последнее время и скажу тебе, что это ужасный человек. А как он относится к своему племяннику, капитану Маршу, о котором я тебе уже писала! Лорд Эдвер буквально выбросил его из своего дома и перестал поддерживать материально. Мистер Марш сам рассказывал мне об этом, и мне стало очень жаль его. Мистеру Маршу тоже очень нравятся мои пародии и то, как я изображаю леди Эдвер. Он даже считает, что лорд Эдвер - и тот не заметил бы разницы, а на днях он говорит мне: "Помогите выиграть одно пари". Я засмеялась и спросила: "А сколько заплатите?" Люси, дорогая, у меня аж дыхание перехватило, когда я услышала ответ: "10 тысяч долларов". Только подумай - 10 тысяч, чтобы помочь кому-то выиграть глупое пари! "Ну что же, - ответила я, - если заплатят, я готова подшутить даже над королем в Букингемском дворце". А потом мы стали разрабатывать план.

Как все это прошло, раскусили наш розыгрыш или нет, я напишу тебе на следующей неделе. Но в любом случае мне все равно заплатят 10 тысяч. О, сестричка, ты даже не представляешь, что значат для нас с тобой эти деньги. Ну все, кончаю. Иду делать "розыгрыш". Милая моя сестричка, я тебя так люблю. Твоя Карлотта".


Пуаро положил письмо. Я видел, что оно тронуло моего друга.

Джепп, однако, реагировал по-другому.

- Он попался! - с энтузиазмом заявил инспектор.

- Да, - согласился Пуаро, но в его голосе прозвучало странное равнодушие.

- Что-нибудь не так, мистер Пуаро? - с любопытством взглянул на него Джепп.

- Все так. Только я представлял это несколько иначе, - не было никакого сомнения, что мой друг чем-то неудовлетворен. - Что ж, пусть будет так.

- А как же иначе? Вы же с самого начала как раз это и предполагали.

- Да, да, разумеется.

- Разве не вы утверждали, что за этой наивной девушкой кто-то стоит?

- Я.

- Так что же вы еще хотите?

Пуаро вздохнул и не ответил.

- Интересный вы человек. Никогда вам не угодишь. Нам крупно повезло, что Карлотта написала это письмо.

Пуаро согласился с несколько большим энтузиазмом, чем он проявлял до сих пор.

- Mais oui, этого убийца не ожидал. Когда мисс Адамс согласилась участвовать в этом "розыгрыше", она подписала себе смертный приговор. Преступник считал, что он предпринял все меры безопасности, и все же наивность девушки оказалась сильнее его ума. Мертвые тоже говорят. Да, иногда даже мертвые говорят.

- Я с самого начала знал, что инициатива этого убийства исходит не от мисс Адамс, - не моргнув глазом заявил инспектор.

- Да, да, конечно, - рассеянно отозвался Пуаро.

- Ну что ж, надо приниматься за работу.

- Вы собираетесь арестовать капитана Марша? Я имею в виду нового лорда Эдвера.

- А почему нет? Его вина доказана на все сто процентов.

- Верно.

- Похоже, вы совсем не рады, мистер Пуаро. Если честно, очень уж вы любите все усложнять. Вот и сейчас: ваша теория оказалась верной, а вы опять чем-то недовольны. Неужели вы видите в ней какие-то слабые места?

Пуаро покачал головой.

- Не знаю, является ли дочь лорда Эдвера соучастницей преступления, - продолжал инспектор, - но похоже, что так. Ведь она уезжала вместе с Маршем во время перерыва в опере. Если она в этом не участвовала, то зачем он брал ее с собой? Посмотрим, что они скажут.

- Можно и мне послушать? - почти с робостью спросил Пуаро.

- Конечно можно. Ведь этой теорией я обязан вам! - сказала Джепп и взял со стола телеграмму.

- В чем дело, Пуаро? - спросил я, отводя своего друга в сторону.

- Я совсем неудовлетворен, Гастингс. Все кажется ясней ясного, ни к чему не придерешься. Но здесь что-то не то. Какой-то очень важный факт ускользнул от нас. Вроде бы все в порядке, все произошло так, как я предполагал, но здесь что-то не так, мой друг.

И Пуаро с расстроенным видом посмотрел на меня. Я не знал, что ответить.



19. Грозная леди | Смерть лорда Эдвера | 21. Рассказ Рональда Марша