home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22. Странное поведение Эркюля Пуаро


Мы были у себя дома.

- Скажите, ради бога… - начал было я.

Пуаро остановил меня, вскинув обе руки и умоляюще потрясая ими. Более странного жеста у моего друга мне пока видеть не приходилось.

- Очень прошу вас, Гастингс: не сейчас! Не сейчас!

После этого он схватил шляпу, водрузил ее на голову и вылетел из комнаты, как будто сам никогда не проповедовал неторопливость и хладнокровие. Когда час спустя появился Джепп, мой друг все еще не вернулся.

- Наш сыщик куда-то ушел? - спросил инспектор.

Я кивнул. Джепп плюхнулся в кресло и стал вытирать лоб платком: день стоял жаркий.

- И куда его понесло? - начал инспектор. - Я вам вот что скажу, капитан Гастингс. Когда Пуаро подошел к Маршу и заявил: "Я вам верю", я чуть на пол не сел от удивления. Уж очень мне это напоминало дешевую мелодраму. Я такого еще не слышал.

Я сказал, что тоже был удивлен словами Пуаро.

- А теперь он вообще куда-то исчез, - продолжал Джепп. - Он не сказал, куда идет?

- Нет, - ответил я.

- Совсем ничего не сказал?

- Абсолютно ничего. Я попытался заговорить с ним, но он только отмахнулся, и я решил оставить его в покое. После разговора с Маршем я хотел спросить его кое о чем, но он замахал руками, схватил шляпу и убежал.

Мы переглянулись.

- А может быть… - инспектор постучал пальцем по лбу.

Впервые я готов был согласиться с этим. Джепп и раньше неоднократно высказывал мысль о том, что Пуаро немного "того". Это случалось, когда инспектор не мог понять мудреных теорий моего друга. Но я должен сознаться, что на этот раз и я не понимал поведения Пуаро. Если он и не "тронулся", то все равно как-то подозрительно изменился. Его теория с блеском подтвердилась, а он сразу же отказался от нее.

Поскольку я был самым преданным его другом, то встревожился не на шутку.

- Он всегда был человеком со странностями, - продолжал Джепп. - Смотрел на все под своим углом, да уж больно угол этот косой. Все делал по-своему, все не так, как у людей. Я признаю, конечно, что он вроде гения, но говорят, что гении часто ходят по самому краю, что им нужно совсем немного, чтобы свихнуться. Пуаро всегда нравилось усложнять. Простые, понятные вещи ему не по душе. Ему надо себя помучить. Он отошел от реальной жизни и создал свой собственный мирок. Чем-то он напоминает мне старую леди, раскладывающую пасьянс. У той если не выходит, то она начинает подкладывать нужные карты. А у Пуаро наоборот: если выходит слишком легко, то он нужные карты прячет, чтобы потом поломать себе голову!

Мне было трудно возразить инспектору. Я был слишком обеспокоен и расстроен, чтобы мыслить ясно. Я тоже не мог найти объяснения поведению Пуаро. Не могу описать вам, как я беспокоился за своего друга.

И вот когда в комнате воцарилась тоскливая тишина, вошел Пуаро. Слава богу, он был совершенно спокоен. Он аккуратно снял шляпу, положил ее вместе с тростью на стол и сел на свое обычное место.

- Вы пришли, Джепп? Очень рад. Я как раз думал о том, что нам надо как можно скорее поговорить.

Инспектор молча смотрел на моего друга. Джепп понимал, что это только вступление, и ждал разъяснений.

Пуаро медленно, подбирая слова, начал:

- Ecoutez[70], Джепп. Мы все неправы. Абсолютно неправы. Печально, но факт: мы совершили ошибку.

- Да ладно вам, - самоуверенно сказал инспектор.

- Вовсе не ладно. Я скорблю.

- Не надо жалеть этого молодого человека. Он получит по заслугам.

- Да не его я жалею, а вас.

- Меня? Ну, обо мне не надо беспокоиться.

- А я все равно жалею. Кто намекнул, что вы должны двигаться в этом направлении? Эркюль Пуаро. Mais oui, я подал вам эту мысль. Я привлек ваше внимание к Карлотте Адамс, я упомянул вам о ее письме в Америку. Каждый ваш шаг направлял именно я!

- Я бы и сам пришел к разгадке, - холодно заметил Джепп. - Вы меня просто немного опередили.

- Cela se peut[71]. Но это меня не утешает. Если ваш авторитет пошатнется из-за того, что вы слушали меня, я буду жестоко упрекать себя.

Было похоже, что этот разговор только забавлял инспектора. Он, видимо, думал, что Пуаро движут честолюбивые мотивы и что мой друг сердится за то, что Джепп присвоил себе лавры успешно раскрытого преступления.

- Да вы не волнуйтесь, Пуаро, - стал успокаивать инспектор. - Я не забуду упомянуть где надо, что и вы подали кое-какие неплохие идеи в ходе расследования.

И Джепп подмигнул мне.

- Дело вовсе не в этом, - мой друг досадливо щелкнул языком. - Не нужно нигде упоминать о моих заслугах. Более того, заслуг здесь нет никаких. Вас, инспектор, ожидает фиаско, и я, Эркюль Пуаро, этому виной.

Лицо моего друга выражало крайнюю степень меланхолии, и Джепп неожиданно громко захохотал. Пуаро обиделся.

- Извините, мистер Пуаро, - инспектор вытер слезы, - но сейчас вы похожи на умирающего лебедя. Послушайте, давайте забудем этот разговор. Слава или позор - в этом деле я готов взять все на себя. Оно, конечно, получит большую огласку, здесь вы правы. Ну что ж, я приложу все силы, чтобы добыть веские улики. Может случиться и так, что смышленый адвокат все же вытащит их светлость. На жюри присяжных никогда нельзя положиться. Но даже если и так, мне-то что? Все равно моя совесть будет чиста: убийцу-то мы поймали. И если вдруг какая-нибудь служанка-замухрышка из дома лорда Эдвера в истерике признается, что убийство - дело ее рук, то и в этом случае я не буду плакаться, что меня веди по ложному следу. Так что все честно.

Пуаро посмотрел на инспектора печально и с сожалением.

- Вы, Джепп, всегда и во всем уверены. Всегда и во всем! Вы никогда не задумаетесь: а возможно ли это? А может ли так быть? Вы никогда не сомневаетесь, не удивляетесь, никогда не скажете себе: что-то все слишком просто!

- Вы абсолютно правы, меня не терзают сомнения. Вот именно здесь вы, простите за выражение, и даете осечку, Пуаро. А почему не может быть просто? А что плохого, если получилось просто?

Пуаро вздохнул, развел руками и покачал головой:

- C'est fini[72]. Я не скажу больше ни слова на эту тему.

- Вот и отлично, - с чувством произнес инспектор. - А теперь поговорим о вещах более важных. Хотите послушать, чем я сейчас занимаюсь?

- Ну конечно.

- Я поговорил с нашей уважаемой Джеральдиной, и ее рассказ точь-в-точь совпадает с тем, что нам поведали их светлость. Может быть, она тоже замешана в убийстве, но не думаю. Она по уши влюблена в Марша, и я считаю, что он просто обманул ее. Она ужасно расстроилась, когда узнала, что он арестован.

- Правда? А секретарша, мисс Кэрролл?

- Думаю, она не особенно удивилась. Впрочем, это мое личное мнение.

- Ну а жемчужное ожерелье? - спросил я. - Оно действительно существует?

- На все сто процентов. Марш действительно взял за него деньги под залог на следующее утро. Но не думаю, что это как-то влияет на нашу версию. А произошло, как мне кажется, вот что: когда Марш встретил в опере свою кузину, ему неожиданно пришла в голову идея. Он был в отчаянии, а тут в лице Джеральдины он увидел спасение. Наверное, он и раньше планировал нечто в этом роде, поэтому и ключ носил с собой. Не верю, что он наткнулся на него случайно. И вот когда Марш заговорил с девушкой, он смекнул, что если впутает ее в эту историю, то получит дополнительные гарантии своей безопасности. Он играет на ее чувствах к нему, намекает на ожерелье. Она уступает. Потом Марш с Джеральдиной отправляются к ней домой. Он входит в дом вслед за девушкой и проникает в библиотеку. Может быть, лорд Эдвер дремал в это время в кресле. Так или иначе, Маршу достаточно всего двух секунд, чтобы сделать свое дело. Потом он покидает дом. Вряд ли он хотел, чтобы девушка застала его там. Марш рассчитывал, что, когда Джеральдина выйдет, он будет опять прохаживаться возле такси. Марш также надеялся, что таксист не увидит, как он входит в дом, а будет думать, что он в ожидании девушки ходит возле машины и курит. Не забывайте, что такси было развернуто в противоположную сторону.

Конечно, на следующий день Марш вынужден был заложить ожерелье, чтобы произвести впечатление человеку нуждающегося в деньгах. Потом все узнают об убийстве, и Марш, пугая Джеральдину последствиями, заставляет ее молчать об этой поездке. В случае чего они всегда могут сказать, что в перерыве прогуливались возле театра.

- Почему же они сразу нам об этом не сказали? - отрывисто спросил Пуаро.

- Наверное, Марш не решался, - пожал плечами инспектор. - Считал, что Джеральдина не сможет хладнокровно солгать. Она девушка нервная.

- Да, - задумчиво протянул Пуаро. - Нервная.

Через пару минут он задал новый вопрос:

- А вам не кажется странным, что капитан Марш взял с собой девушку, хотя ему было куда проще съездить одному? Спокойно открыть дверь своим ключом, убить дядю и вернуться в оперу? Для чего же он берет свою нервную кузину, которая, увидев его в доме, может в любую минуту закричать и выдать его? И зачем он оставил поблизости такси?

Джепп ухмыльнулся.

- Вы или я, конечно, провернули бы это дело без свидетелей. Но мы-то с вами умнее Рональда Марша.

- Не разделяю вашей уверенности. Он произвел на меня впечатление весьма умного человека.

- Но не такого умного, как мистер Эркюль Пуаро! - засмеялся инспектор. - И перестаньте возражать! Я знаю, что говорю.

Пуаро неодобрительно посмотрел на Джеппа.

- И если он не виноват, зачем ему надо было просить мисс Адамс выдавать себя за леди Эдвер? - продолжал тот. - Этому "розыгрышу" может быть только одно объяснение: преступник хотел отвести от себя подозрения.

- Здесь я с вами абсолютно согласен.

- Рад, что вы хоть в чем-то согласны.

- Может быть, Марш действительно говорил с мисс Адамс, - начал размышлять вслух Пуаро, - хотя на самом деле… нет, это глупо.

И взглянув на Джеппа, мой друг неожиданно выпалил:

- Что вы думаете о смерти Карлотты Адамс?

Инспектор откашлялся.

- Я склонен думать, что это несчастный случай. Согласен, что он пришелся Маршу очень кстати, но подозревать его в убийстве мисс Адамс я не могу. После оперы его алиби выглядит вполне убедительным. Он был в "Собрание" с Дортаймерами до начала второго ночи. А Адамс легла спать задолго до этого. Нет, по-моему, это пример того, как чертовски удачливы бывают иной раз преступники. Впрочем, если бы этот несчастный случай не произошел, он все равно бы знал, как поступить с Карлоттой. Сначала запугал бы ее, сказав, что ее арестуют по подозрению в убийстве, если она признается, а потом бы утихомирил новой суммой денег.

- А вас не удивляет, - начал Пуаро, глядя прямо перед собой, - вас не удивляет, что в этом случае мисс Адамс обрекала бы на смерть невинного человека? Ведь ее показания могли бы спасти Джейн Уилкинсон?

- Джейн Уилкинсон и так не повесили бы. Показания всех гостей на вечеринке сэра Монтегю делают ее алиби исключительно сильным.

- Но убийца не знал об этом. Он должен был бы рассчитывать на то, что Джейн Уилкинсон приговорят к смертной казни, а Карлотта Адамс будет молчать.

- Любите вы поговорить, Пуаро, правда? И вы целиком убеждены теперь в том, что Рональд Марш - эдакий белокурый мальчишка, который и мухи не обидит. Вы верите, что он видел человека, тайком вошедшего в этот же дом?

Пуаро пожал плечами.

- Как вы думаете, кого этот человек напомнил ему? - спросил Джепп. - Могу только догадываться.

- Знаменитого киноактера Брайена Мартина! Человека, который даже и в глаза не видел лорда Эдвера! Ну, что скажете?

- Что ж, если мистер Мартин действительно открыл дверь ключом и вошел в дом лорда Эдвера, это весьма странно.

- Ха! - презрительно отозвался Джепп. - А теперь слушайте внимательно: в тот вечер мистера Мартина вообще не было в Лондоне. Он пригласил одну юную леди за город, в Молеси. И вернулись они лишь около полуночи.

- Я не удавлен, - мягко произнес Пуаро. - Эта леди тоже актриса?

- Нет. У нее шляпный магазин. Ее фамилия Драйвер. Она дружила с мисс Адамс. Я думаю, вы согласитесь, что ее показания не вызывают сомнений.

- Я не оспариваю их, мой друг.

- По правде сказать, старина, вы оказались не на высоте, и вы знаете это. Вас увели в сторону эти небылицы Рональда Марша. Не было никакого мужчины, который якобы входил в дом номер 17. Да и в соседние дома тоже никто не входил. И к какому выводу мы приходим? Мы приходим к выводу, что новый лорд Эдвер - лгун.

Пуаро печально покачал головой. Джепп встал. К инспектору вернулось благодушное настроение.

- Сейчас мы на правильном пути, не возражайте.

- А кто этот Д.? "Париж, ноябрь"?

- Наверное, какая-то старая история, - инспектор пожал плечами. - Что подозрительного в том, что девушка получила от кого-то подарок полгода назад? И почему это обязательно должно быть связано с преступлением? Мы должны здраво смотреть на вещи.

- Полгода назад, - пробормотал Пуаро, и неожиданно в его глазах загорелся огонек. - Dieu, que je suis bete![73]

- Что он сказал? - спросил меня Джепп.

- Послушайте, - Пуаро встал и постучал пальцем по груди инспектора. - Почему служанка мисс Адамс не узнала эту коробочку? Почему ее не узнала мисс Драйвер?

- Ну и почему?

- А потому, что эта коробочка была совершенно новой! Ее подарили мисс Адамс совсем недавно! "Париж, ноябрь" - все это замечательно, но несомненно эта дата говорит о том, что этот сувенир должны были вручить в ноябре нынешнего года! Но его подарили раньше. Да, коробку купили совсем недавно! Очень недавно! Проверьте эту версию, мой добрый Джепп, умоляю вас. Это, конечно, всего лишь предположение, но шанс есть. Этот сувенир купили где-то за границей, вероятно в Париже. Если бы коробочку купили в Лондоне, какой-нибудь ювелир уже наверняка отозвался бы, ведь ее фотография и описание были во всех газетах. Да, да, именно в Париже. Может, и в каком-нибудь другом городе, но скорей всего в Париже. Выясните, очень прошу вас. Наведите справки. Мне просто необходимо знать, кто этот загадочный Д.

- Вреда от этого не будет, - добродушно заметил Джепп. - Не могу сказать, что я разделяю вашу уверенность в том, что эта коробочка имеет для следствия какое-то значение. Но я сделаю все, что в моих силах. Чем больше мы знаем, тем лучше.

И бодро попрощавшись, инспектор покинул нас.



21. Рассказ Рональда Марша | Смерть лорда Эдвера | 23. Письмо