home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3. Человек с золотым зубом


Несколько дней спустя во время завтрака Пуаро передал мне письмо, которое только что получил:

- Взгляните, mon ami, и скажите, что вы об этом думаете.

Письмо было от лорда Эдвера. Сухим официальным языком в нем сообщалось, что лорд Эдвер примет Пуаро на следующий день в одиннадцать часов утра. Должен сказать, что я очень удивился. Я не принял всерьез обещание моего друга, данное мисс Джейн во время той беззаботной вечеринки в отеле "Савой". Я и не знал, что он уже предпринял шаги, чтобы выполнить свое обещание.

Сообразительный Пуаро как будто читал мои мысли:

- Ну, конечно, mon ami, вы думаете, что это шампанское развязало мне язык в тот вечер.

- Вовсе нет.

- Да, да. Вы подумали: вот, мол, Пуаро наобещал бог знает чего на том развеселом ужине, а сам и не думает выполнять. Но знайте, мой друг: обещания Эркюля Пуаро святы!

Произнося последнюю фразу, он принял торжественный вид.

- Конечно, конечно. Знаю, - торопливо согласился я. - Просто я думал, что леди Эдвер, как бы это сказать, на вас слегка повлияла.

- Никто и ничто не может на меня повлиять, Гастингс. Ни лучшее сухое шампанское, ни самые соблазнительные женщины с золотистыми волосами не могут воздействовать на Эркюля Пуаро. Нет, mon ami, я согласился, потому что мне самому интересно. Вот и все.

- Вы заинтересовались любовными делами Джейн Уилкинсон?

- Не совсем так. Ее, как вы изволили выразиться, любовные дела - вполне заурядное явление. Это просто эпизод в жизни преуспевающей женщины. Если бы герцог Мертон не имел ни титула, ни денег, то его романтическая внешность мечтательного монаха вряд ли привлекла бы леди Эдвер. Нет, Гастингс, меня интересует психологический аспект этого дела. Столкновение двух характеров. Я весьма рад возможности взглянуть на лорда Эдвера поближе.

- Но вы не надеетесь, что вам удастся выполнить просьбу его супруги?

- Pourqoui pas?[12] У каждого человека есть слабости. Не думайте, Гастингс, что если это дело интересует меня с психологической точки зрения, то я не попытаюсь выполнить возложенную на меня миссию. Мне всегда приятно применить свои способности на практике.

Я испугался, что сейчас Пуаро опять начнет разглагольствовать о маленьких серых клеточках, но, к счастью, он этого не сделал.

- Значит, завтра мы едем к лорду Эдверу? - спросил я.

- Мы? - поднял брови мой друг.

- Пуаро! - воскликнул я. - Вы не можете оставить меня в стороне! Я всегда с вами.

- Если бы это было преступление, ну, например, загадочное отравление, убийство - словом, все, что приводит вас в трепет, тогда бы я с вами согласился. Но в данном случае дело скорее относится к области светской хроники.

- Ни слова больше! - решительно заявил я. - Я еду с вами.

Пуаро тихо засмеялся, и в этот момент нам сообщили, что пришел какой-то джентльмен.

К нашему удивлению, это был Брайен Мартин. При дневном свете знаменитый актер выглядел старше. Мартин был в нервозном, возбужденном состоянии, и у меня промелькнула мысль, что он, возможно, принимает наркотики.

- Доброе утро, мистер Пуаро, - начал он бодрым тоном. - Я вижу, вы завтракаете. Очень рад, что вы уже встали. Видимо, вы заняты сейчас?

- Нет, - дружески улыбнулся ему мой друг. - В настоящее время у меня нет ни одного мало-мальски важного дела.

- Рассказывайте, - засмеялся Мартин. - Неужели вас больше не беспокоит Скотленд-Ярд? И нет никаких деликатных просьб от королевской семьи? Не верю.

- Не выдавайте желаемое за действительное, - шутливо ответил Пуаро. - Уверяю вас, что сейчас я совершенно безработный, хотя и не получаю пока пособия, Dieu merci[13].

- Значит, мне повезло, - заявил актер. - Может быть, вы согласитесь взяться за мое дело.

Пуаро задумчиво посмотрел на гостя.

- У вас для меня есть дело?

- Ну… можно сказать, есть, а можно сказать, нет.

На этот раз его смех прозвучал натянуто. Пуаро предложил актеру сесть, все так же задумчиво глядя на него. Я пересел поближе к моему другу.

- Теперь мы готовы выслушать вас, - объявил Пуаро.

Брайен Мартин все еще колебался. - Беда в том, что я не могу рассказать вам всего, - он задумался. - Трудно. Все это началось в Америке.

- В Америке, да?

- Я ехал в поезде и совершенно случайно обратил внимание на одного мужчину. Страшно некрасивый тип, чисто выбритый, в очках и с золотым зубом.

- Ага! С золотым зубом.

- Именно так. С этого все и началось.

- Я начинаю понимать, - кивнул Пуаро. - Продолжайте.

- Ну так вот. Я просто обратил на него внимание, и все. Кстати, тогда я ехал в Нью-Йорк. Полгода спустя я был в Лос-Анджелесе и опять увидел этого человека. Не знаю, как уж так получилось, но факт остается фактом. И все же я решил не беспокоиться.

- Продолжайте.

- Месяц спустя я поехал по делам в Сиэтл и вскоре встретил там - кого бы вы думали? Того же самого мужчину, только на этот раз у него была борода.

- Действительно интересно.

- Вы находите? Конечно, и на этот раз я подумал, что ко мне это не имеет никакого отношения. Потом я опять встретил этого человека в Лос-Анджелесе без бороды, в Чикаго я видел его с усами и наклеенными бровями, в одной деревушке в горах я заметил его переодетым бродягой. Я начал беспокоиться.

- Естественно.

- И наконец он начал ходить за мной, что называется, по пятам. Как это ни странно, но в этом нет ни малейшего сомнения.

- Исключительно интересно.

- Правда? Вот тогда я и понял, что за мною следят. Где бы я ни находился, всегда поблизости был этот человек, все время менявший внешность. К счастью, золотой зуб всегда выдавал его.

- Ага! Этот золотой зуб помогал вам.

- Очень.

- Извините, что перебиваю вас, мистер Мартин. Вы пытались заговорить с этим человеком? Выяснить, почему он преследует вас?

- Нет, не пытался, - актер заколебался. - Пару раз я хотел подойти к нему, но каждый раз передумывал. Я решил, что просто насторожу его и ничего не выясню. Возможно, после этого они заставили бы следить за мной кого-нибудь другого, без такого заметного признака.

- En effet[14] кого-нибудь без этого примелькавшегося золотого зуба.

- Именно так. Может быть, я ошибаюсь, но это мое мнение.

- Мистер Мартин, вы сказали "они". Кого вы имеете в виду?

- Я просто употребил это слово для удобства. Не знаю почему, но мне кажется, что за этим человеком стоят какие-то люди.

- У вас есть основания так думать?

- Никаких.

- Вы хотите сказать, что у вас нет никаких предположений насчет того, кто и с какой целью?

- Ни малейшего понятия. По крайней мере…

- Continuez[15], - подбодрил Пуаро.

- У меня появилось одно предположение, - медленно сказал Брайен Мартин, - но имейте в виду, что это просто догадка.

- Иногда догадка может очень помочь, мосье.

- Года два назад в Лондоне со мной произошел один случай. В общем-то ничего особенного, но я не смог ни объяснить, ни забыть этот инцидент. С тех пор я часто ломал голову, но поскольку так и не смог найти ему объяснения, то склонен думать, что слежка за мной как-то с ним связана. Но как и почему - не имею ни малейшего понятия.

- Может, я смогу вам помочь.

- Да, но видите ли… - снова замялся Брайен Мартин. - Беда в том, что я не могу рассказать вам об этом сейчас. Через несколько дней я, наверное, смогу это сделать.

Пуаро вопросительно смотрел на актера, и тот вынужден был продолжать.

- Видите ли, здесь замешана женщина, - выпалил он в отчаянии.

- Ah! Parfaitement![16] Англичанка?

- Да. А как вы догадались?

- Очень просто. Вы не можете сказать мне сейчас, но надеетесь сделать это через несколько дней. Значит, вы хотите получить согласие этой леди. Следовательно, она в Англии. В то время, когда за вами следили, она также наверняка была в Англии, потому что, если бы она находилась в Америке, вы бы уже тогда попросили разрешения назвать ее имя при возможном расследовании. Логично?

- Вполне. А теперь скажите, мистер Пуаро, если я получу ее разрешение, вы займетесь этим делом?

Пуаро не ответил. Видно, он взвешивал все за и против. Наконец он сказал:

- Почему вы пришли сначала ко мне, а не к той леди?

- Ну, я считал… - актер заколебался. - Я хотел убедить ее… э… прояснить… то есть я хотел сказать, чтобы она разрешила с вашей помощью… В общем, я хотел заручиться вашим согласием, потому что если за дело возьметесь вы, то это не сделается достоянием публики, правда?

- Это зависит от разных обстоятельств, - ответил мой друг.

- Что вы имеете в виду?

- Если это дело связано с преступлением…

- О! Оно не связано с преступлением.

- Вы не знаете. Может, и связано.

- Но вы приложите все усилия ради нее… ради нас?

- Разумеется.

Пуаро помолчал, потом спросил:

- Скажите, этому человеку, который следил за вами, сколько ему было лет?

- Довольно молодой. Около тридцати.

- Ага! - произнес Пуаро. - Замечательно. Это делает задачу более интересной.

И я и Брайен Мартин с недоумением посмотрели на Пуаро. Я был уверен, что и актер не понял последней реплики моего друга. Мартин перевел на меня вопросительный взгляд. Я покачал головой.

- Да, - пробормотал Пуаро. - Дело становится более интересным.

- Может быть, он и старше, - с сомнением добавил Брайен, - но не думаю.

- Нет, нет, я уверен, что ваши наблюдения вполне точны, мистер Мартин. Очень интересно. Исключительно интересно.

Удивленный загадочными словами Пуаро, наш гость, похоже, не знал, что ему говорить или делать дальше. Он предпринимал отчаянные попытки продолжить беседу.

- А замечательно все-таки прошел у нас тот вечер, - сказал он. - Правда, Джейн Уилкинсон самая своенравная женщина, которая когда-либо жила на свете.

- У нее весьма своеобразные умственные способности, - улыбался Пуаро. - Если ей приходит в голову какая-то идея, то для других мыслей там просто нет места.

- Ей все сходит с рук! - воскликнул Мартин. - Не могу понять, как люди это терпят.

- Красивой женщине можно многое простить, мой друг, - заметил Пуаро с озорным огоньком в глазах. - Вот если бы у нее был приплюснутый нос, нездоровый цвет лица, неухоженные волосы, тогда ей ничего бы не "сходило с рук", как вы изволили выразиться.

- Видимо, да, - согласился актер. - Но иногда это так раздражает. И все равно я предан Джейн, хотя кое в чем, учтите, считаю, она чуть-чуть "того".

- Наоборот, я сказал бы, что она довольно неплохо ориентируется во многих вопросах.

- Я не совсем это имел в виду. Да, она может постоять за себя. У нее хорошая деловая хватка. Но я хотел сказать - с точки зрения морали.

- Ага! Морали!

- Для нее нет никаких нравственных запретов, нет понятий "хорошо" и "плохо".

- Да, я помню, вы говорили что-то в этом роде в тот вечер.

- Мы только что говорили о преступлении… - И что же, мой друг?

- Так вот: меня совсем не удивило бы, если бы Джейн совершила преступление.

- Вам, конечно, виднее, - задумчиво пробормотал Пуаро. - Вы много снимались с ней в кино, не правда ли?

- Да. Можно сказать, я вижу ее насквозь. Она может убить - и сделает это без малейших угрызений совести.

- Ага! Ее легко вывести из себя?

- Вовсе нет. Она холодна, как огурец. Я имею в виду, что если кто-то встанет на ее пути - она уберет его не задумываясь. И с моральной точки зрения ее нельзя винить: она просто считает, что тот, кто мешает Джейн Уилкинсон, должен умереть.

В его словах послышалась горечь. Я подумал, что у Мартина связаны с этой женщиной какие-то неприятные воспоминания.

- Так вы считаете, что она может пойти на убийство? - спросил Пуаро, пристально глядя на актера.

Брайен глубоко вздохнул:

- Клянусь, может. И может быть, очень скоро вы припомните мои слова… Видите ли, она убьет с такой же легкостью, с какой выпьет чашку чая. Я знаю, что говорю.

- Вижу, что знаете, - спокойно произнес Пуаро.

Актер встал.

- Да, - произнес он. - Вижу ее насквозь.

Он постоял минуту нахмурившись, потом другим тоном добавил:

- Что касается дела, о котором мы говорили, то через несколько дней я дам вам знать, согласна ли та леди. Но вы возьметесь за него, да?

Пуаро некоторое время молча смотрел на собеседника.

- Да, - сказал он наконец, - возьмусь. Я нахожу его весьма интересным.

Последние слова он произнес каким-то особенным тоном. Я проводил Мартина. У двери он спросил:

- Вы поняли, почему мистер Пуаро поинтересовался возрастом человека, следившего за мной? И что здесь такого, если ему тридцать лет? Я совсем ничего не понял.

- Я тоже, - признался я.

- Похоже, что это его замечание не имеет никакого смысла. Или он просто пошутил?

- Нет, - возразил я, - Пуаро не такой. Уж поверьте, раз он сказал, что возраст имеет значение, значит, так оно и есть.

- Ничего не понимаю, черт побери. Рад, что и вы тоже, а то неприятно чувствовать себя круглым дураком.

И он ушел. Я вернулся к своему другу.

- Пуаро, объясните, почему возраст того человека имеет для вас значение? - попросил я.

- Разве вы не видите? Бедный Гастингс! - он улыбнулся и покачал головой. - Какого вы мнения о нашей беседе?

- Я не могу пока ничего сказать. Трудно за что-либо зацепиться. Если бы мы знали больше…

- А разве на основании того, что он нам рассказал, вы не можете уже сделать кое-какие выводы, mon ami?

Мне было стыдно признаться, что я не могу сделать абсолютно никаких выводов. К счастью, меня спас телефонный звонок. Я взял трубку.

- Говорит секретарь лорда Эдвера, - услышал я сухой, официальный женский голос. - Лорд Эдвер сожалеет, но он вынужден отменить назначенную на завтра встречу с мистером Пуаро, так как срочно уезжает в Париж. Но лорд Эдвер может уделить мистеру Пуаро несколько минут сегодня в двенадцать пятнадцать, если это будет удобно.

Я спросил Пуаро.

- Конечно, мой друг, поедем сегодня.

Я повторил его ответ секретарше.

- Очень хорошо. Значит, сегодня в двенадцать пятнадцать, - сказала женщина тем же сухим деловым тоном и повесила трубку.



2. Ужин | Смерть лорда Эдвера | 4. Беседа с лордом Эдвером