home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4. Беседа с лордом Эдвером


Я ехал на Риджент-гейт, где находился дом лорда Эдвера, предвкушая интересную встречу. Хотя я и не разделял увлечения Пуаро "психологией", те слова, которыми леди Эдвер описала своего супруга, возбудили мое любопытство. Мне не терпелось самому составить мнение об этом человеке.

Дом выглядел весьма внушительно: прекрасно спланированный, красивый, без архитектурных излишеств, но несколько угрюмый. Мы ожидали, что нас встретит солидный седовласый слуга под стать внешнему виду особняка. Но нет, дверь быстро открылась, и на пороге показался один из самых красивых людей, которых мне когда-либо приходилось видеть. Высокий, белокурый, он вполне мог бы позировать скульптору, решившему создать фигуру Гермеса или Аполлона. Несмотря на мужественную красоту, в его голосе слышались какие-то женственно-нежные нотки, и мне это не понравилось. У меня появилось любопытное чувство: этот человек напомнил мне кого-то, кого я встречал совсем недавно, но как я ни напрягал память, не мог вспомнить где и когда.

Мы спросили о лорде Эдвере.

- Сюда, господа.

Слуга провел нас через просторную прихожую мимо лестницы на второй этаж, открыл дверь одной из комнат и тем же нежным голосом, которому я инстинктивно не доверял, объявил о нашем приходе.

Комната, в которую нас пригласили, служила библиотекой. Мебель была темной, мрачной, но красивой, стены заставлены книгами. Кресла показались мне не слишком удобными.

Навстречу нам поднялся лорд Эдвер, высокий человек лет пятидесяти с темными волосами, кое-где тронутыми сединой. У него было худощавое лицо и насмешливый рот. Глаза его имели странное выражение, как будто скрывали какую-то тайну. Похоже, лорд Эдвер был не в настроении.

Он сдержанно, официально приветствовал нас.

- Я, конечно, слышал о вас, мистер Пуаро. Да и кто о вас не знает?

Пуаро кивком поблагодарил за комплимент.

- Но я не могу понять, - продолжал лорд Эдвер, - какую роль играете вы сейчас? Вы пишите, что хотели бы поговорить со мной по поручению… э… моей жены.

Он произнес два последних слова так, как будто они дались ему с трудом.

- Совершенно верно, - подтвердил Пуаро.

- Насколько я понимаю, вообще-то вы расследуете преступления, мистер Пуаро?

- Я расследую разные дела. Конечно, некоторые из них бывают связаны с преступлениями. А некоторые - нет.

- Разумеется. Ну а это, которым вы занялись сейчас, к какой отнести категории? - в словах лорда Эдвера отчетливо прозвучала насмешка, но мой друг не обратил на это внимания.

- Я имею честь обратиться к вам от имена леди Эдвер, - заявил он. - Она, как вы знаете, желает получить развод.

- Я в курсе, - холодно заметил лорд Эдвер.

- Она предложила мне обсудить эту проблему с вами.

- Нечего здесь обсуждать.

- Значит, вы отказываетесь дать развод?

- Отказываюсь? Конечно нет.

Пуаро ожидал чего угодно, но только не такого ответа. Я редко видел своего друга таким озадаченным. На него было смешно смотреть: от удивления он приоткрыл рот, а его брови поползли вверх. В тот миг он напоминал карикатуру на самого себя.

- Comment? - воскликнул он. - Что вы сказали? Вы не отказываетесь?

- Не могу понять, чем вызвано ваше удивление, мистер Пуаро.

- Ecoutez[17], вы готовы дать развод вашей жене?

- Конечно. И она об этом прекрасно знает. Я написал ей об этом в письме.

- Вы написали ей письмо?

- Да. Еще полгода назад.

- Но тогда я совершенно ничего не понимаю!

Лорд Эдвер промолчал.

- Мне сказали, что вы из принципа не согласны на развод.

- Мои принципы не должны вас касаться, мистер Пуаро. Своей первой жене я не дал развода, это правда. Мои взгляды не позволили мне сделать это. А второй брак, честно скажу вам, был ошибкой. Когда моя вторая жена предложила развестись, я наотрез отказался. Полгода назад она снова затронула эту тему в письме. Как я понял, она хочет выйти замуж за какого-то артиста или кого-то в этом роде. К тому времени мои взгляды изменились. Я написал ей в Голливуд и выразил согласие. Не могу понять, почему она прислала вас. Наверное, дело в деньгах.

Губы лорда Эдвера исказила презрительная усмешка.

- Чрезвычайно интересно, - пробормотал Пуаро. - Чрезвычайно. Но я ничего не понимаю.

- Что касается денег, - продолжал лорд Эдвер, - то я и пальцем не шевельну, чтобы выплатить ей хоть что-нибудь. Моя жена бросает меня по собственной инициативе. Если она хочет выйти замуж за кого-то, я предоставляю ей полную свободу действий. Но она не получит от меня ни пенни.

- Этот вопрос она не затрагивала.

Брови лорда Эдвера удивленно приподнялись.

- Видно, Джейн выходит замуж за богатого человека, - пробормотал он с циничной усмешкой.

- И все-таки я здесь чего-то недопонимаю, - заявил Пуаро. Лицо моего друга по-прежнему выражало недоумение, на лбу собрались морщины. - Я считал, что леди Эдвер неоднократно обращалась к вам через своих адвокатов.

- Обращалась, - сухо подтвердил лорд Эдвер. - Через английских адвокатов, американских адвокатов, через любых адвокатов, вплоть до последнего замухрышки. В конце концов, как я уже сказал, она написала мне сама.

- По причине ваших неоднократных отказов?

- Да.

- Но, получив ее письмо, вы согласились на развод. Почему, лорд Эдвер?

- Во всяком случае, не из-за того, что в письме было что-то компрометирующее, - резко ответил он.

- Просто мои взгляды изменились, вот и все.

- Что-то очень уж неожиданно они у вас изменились.

Лорд Эдвер не ответил.

- Так что же произошло? Что заставило вас изменить своим принципам?

- Это вас не касается, мистер Пуаро. Я не буду говорить на эту тему. Может быть, я увидел преимущества, которые принесет мне разрыв этого, простите, унизительного союза. Второй брак был ошибкой.

- Ваша жена тоже так считает, - мягко заметил Пуаро.

- Правда? - в глазах лорда Эдвера появился и сразу же пропал странный блеск.

Он поднялся, давая нам понять, что разговор окончен. Его официальная манера несколько смягчилась.

- Вы должны простить меня за то, что я изменил время нашей встречи. Завтра я должен ехать в Париж.

- Ничего, ничего.

- Там состоится продажа предметов искусства. Мне понравилась одна статуэтка. По-своему замечательная работа, хотя многие, наверное, найдут тему чересчур мрачной. Но мне такие всегда нравились. У меня вообще своеобразный вкус.

И опять у нашего собеседника появился в глазах тот же странный блеск. Я рассматривал книги на ближних полках. Здесь были "Мемуары Казановы", том сочинений маркиза де Сада, книга о средневековых пытках.

Я вспомнил, как Джейн Уилкинсон передернула плечами, когда говорила о своем муже. Да, то было вполне искреннее отвращение. Кто же такой этот Джордж Альфред Сент Винцент Марш, четвертый барон Эдвер?

Он вежливо попрощался с нами и нажал кнопку звонка. Мы вышли из библиотеки. Тот же слуга с внешностью греческого бога ждал в прихожей. Закрывая дверь библиотеки, я обернулся и чуть не вскрикнул от неожиданности.

Лорд Эдвер смотрел нам вслед. Его улыбка трансформировалась в чудовищную гримасу: зубы были оскалены, глаза горели яростью, почти безумным бешенством. Теперь я понял, почему лорда Эдвера покинули обе жены. Я восхитился его железной выдержкой: с какой холодной вежливостью он вел себя во время нашей беседы, не выдав своих чувств абсолютно ничем!

Мы подошли к выходу. Неожиданно справа от нас открылась дверь одной из комнат, и на пороге показалась девушка. Заметив нас, она отпрянула.

Это было высокое стройное создание с темными волосами и бледным лицом. На какой-то миг наши взгляды встретились. У нее были черные испуганные глаза. Потом, как привидение, девушка исчезла в комнате, прикрыв за собой дверь.

Секунду спустя мы были на улице. Пуаро подозвал такси. Мы сели, и мой друг приказал водителю отвезти нас в отель "Савой".

- Ну что ж, Гастингс, наша беседа прошла вовсе не так, как я предполагал, - констатировал Пуаро.

- Да, действительно. Какой все-таки странный человек этот лорд Эдвер.

Я рассказал, Пуаро, какое жуткое выражение увидел на лице лорда Эдвера, когда обернулся, чтобы закрыть дверь библиотеки. Мой друг медленно, задумчиво покачал головой.

- Похоже, что этот человек находится на грани безумия. Я полагаю, что он предается втайне многим садистским порокам и что под его холодной безукоризненной внешностью скрывается глубоко укоренившаяся жестокость.

- Неудивительно, что обе женщины бросили его.

- Согласен.

- Пуаро, а вы заметили девушку? Такую бледную, с темными волосами?

- Заметил, mon ami. Несчастная испуганная юная леди, - голос моего друга был серьезен.

- Как вы думаете, кто она?

- Наверное, его дочь. У него ведь есть дочь.

- Она действительно выглядела испуганной, - согласился я. - В таком мрачном доме ей, видно, не по себе.

- Конечно. Ну вот мы и прибыли, mon ami. Давайте познакомим с хорошей новостью леди Эдвер.

Джейн была у себя. Служащий известил ее по телефону о нашем прибытии, и она ответила, что ждет нас. Мальчик-рассыльный проводил нас до двери ее номера.

Дверь открыла аккуратно одетая женщина средних лет в очках. Ее седые волосы были уложены в строгую прическу. Из спальни раздался хрипловатый голос Джейн:

- Эллис, это мистер Пуаро? Пусть присядет. Я наброшу что-нибудь и выйду через минуту.

Это "что-нибудь" оказалось тончайшей накидкой, открывавшей взору гораздо больше, чем прятавшей. Войдя в комнату, Джейн воскликнула:

- Мистер Пуаро! Как хорошо!

Пуаро встал и поклонился:

- "Хорошо" - самое подходящее в данном случае слово, мадам.

- Э… что вы имеете в виду?

- То, что лорд Эдвер совершенно не возражает против развода.

- Что?!

Одно из двух: или изумление на лице Джейн было неподдельным, или мы имели дело с великолепной актрисой.

- Мистер Пуаро! Вам удалось! Сразу же! Так просто! Ну, вы гений! Ради бога, скажите, как это у вас получилось?

- Мадам, я не могу принять комплименты, если я их не заслужил. Полгода назад ваш муж написал вам о своем согласии на развод.

- Что вы сказали? Написал мне? Куда?

- Я так понимаю, это было тогда, когда вы находились в Голливуде.

- Не получала я никакого письма. Наверное, затерялось где-нибудь. Подумать только: все это время я чуть с ума не сходила, переживала, думала, как быть.

- Лорд Эдвер считает, что вы хотите выйти замуж за актера.

- Правильно. Я сама сказала ему об этом, - она по-детски улыбнулась. Неожиданно на лице Джейн появилось выражение тревоги. - Мистер Пуаро, вы не сказали ему о герцоге Мертоне?

- Нет, нет, будьте спокойны. Я благоразумно промолчал. Этого не надо было делать, да?

- Видите ли, у лорда Эдвера очень злобная натура. Он бы почувствовал, что если я выйду замуж за Мертона, то ничего не потеряю, и постарался бы расстроить мои планы. А какой-то актер - это совсем другое. Но я все равно удивлена. Да, да. А ты, Эллис?

Хотя во время нашего разговора служанка несколько раз уходила в спальню, чтобы унести одежду, разбросанную по спинкам кресел, у меня сложилось впечатление, что она слушает, о чем мы беседуем. Видимо, Джейн абсолютно ей доверяла.

- Да, действительно, миледи. Их светлость, видно, сильно изменились с тех пор, - язвительно заметила служанка.

- Наверное.

- Вы не можете понять столь резкой перемены в вашем супруге? Вас это удивляет? - спросил Пуаро.

- О да. Но в любом случае не стоит беспокоиться. Не все ли равно, почему он изменил свои взгляды. Главное, что он их изменил.

- Вам, может быть, и не интересно, а мне - очень, мадам.

Джейн не обратила на его слова никакого внимания.

- Главное, что я наконец свободна.

- Пока еще нет, мадам.

Она нетерпеливо взглянула на моего друга.

- Ну, буду свободна. Не все ли равно?

По виду Пуаро можно было заключить, что это не все равно.

- Герцог в Париже, - объявила Джейн. - Я должна дать ему телеграмму. О, его мамочка сойдет с ума!

- Я рад, что все выходит так, как вы хотите, мадам, - Пуаро встал.

- До свиданья, мистер Пуаро, и огромное вам спасибо.

- Но я ничего такого не сделал.

- По крайней мере, принесли мне добрую весть. Я так благодарна вам. Честное слово.

- Ну вот и все, - сказал Пуаро, когда мы вышли из номера. - Только о себе! Ни одной мысли, ни даже простого любопытства, куда девалось письмо. Вы заметили, Гастингс, она чрезвычайно умна в житейских делах, но абсолютно лишена интеллекта. Что поделаешь, бог не может одарить всем сразу.

- Это не относится к Эркюлю Пуаро, - заметил я лукаво.

- Опять вы смеетесь надо мной, - безмятежно сказал мой друг. - Давайте поедем по набережной. Я хочу привести в порядок свои мысли.

Я хранил благоразумное молчание, пока оракул не заговорил.

- Это письмо не дает мне покоя, - начал Пуаро, когда мы неспешно тли над рекой. - Может быть четыре объяснения его исчезновения.

- Даже четыре?

- Да. Первое: письмо затерялось на почте. Такое, как вы знаете, случается, хотя и не часто. Если бы адрес был написан неправильно, оно давно бы вернулось к лорду Эдверу. Нет, я склонен исключить это предположение, хотя, конечно, оно может быть и верным.

Второе: наша прекрасная леди лжет, что не получала никакого письма. Это вполне возможно, поскольку леди Эдвер может сказать для своей пользы любую неправду, сохраняя при этом по-детски невинный вид. Но я не понимаю, Гастингс, какая ей от этого польза? Если она знает, что он даст ей развод, зачем просить помощи у меня? Это бессмысленно.

Третье предположение. Лжет лорд Эдвер. И скорее всего говорит неправду он, а не его жена. Но опять-таки я не вижу в этом смысла. Зачем изобретать фиктивное письмо, посланное якобы полгода назад? Нет, я склонен думать, что он действительно послал письмо, хотя я не могу понять, чем вызвана такая неожиданная перемена его взглядов.

И вот мы пришли к четвертому предположению. Кто-то мог перехватить письмо. Вот здесь, Гастингс, мы вступаем в очень интересную полосу размышлений, так как письмо могло быть перехвачено и в Америке и в Англии.

Тот, кто это сделал, не заинтересован в расторжении брака Джейн Уилкинсон и лорда Эдвера. Гастингс, я много бы дал за то, чтобы узнать, что за этим скрывается. Клянусь вам, здесь что-то есть.

Он помолчал немного, потом медленно добавил:

- Это "что-то" я пока смог увидеть лишь краем глаза.



3. Человек с золотым зубом | Смерть лорда Эдвера | 5. Убийство