home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Ночью тролли зарывали в каменистую землю бочки с какой-то мутной маслянистой жидкостью, похожей на ту, что используют в фонарях. Стивр строго-настрого запретил им зажигать факелы, потому что смесь эта могла в любой момент воспламениться. К счастью, облака лишь изредка закрывали луну, и было неплохо видно без какого-либо дополнительного освещения.

— Ты хочешь их поджарить немного? — догадался Крег.

— Да, — ответил Стивр.

Он устал. Переход был долгим и утомительным… Стивру хотелось спать, глаза слипались. Крег, заметив, в каком он состоянии, предложил ему отдохнуть.

— Я выставил дозорных по ту сторону ущелья. Они нас предупредят, если что. Не беспокойся, мы все сделаем без тебя.

— Ты сам не спал, а нам скоро предстоит сражаться. Ты должен быть в форме. Я надеюсь на тебя и на твоих воинов.

— Мне хватит нескольких минут, чтобы выспаться. За меня не беспокойся. Когда они еще появятся! — Он кивнул в ту сторону, откуда ожидали врагов. — Может, у нас и не день в запасе, а целых два. Задень-то я ручаюсь. Голову ставлю.

— Ты недавно о двух днях говорил.

— Так один уже прошел почти. Если все это время не спать, то к битве вы совсем как сонные мухи будете. Куда с такими воинами?

На лбу у Крега выступила испарина. Люди от такой работы выдохлись бы уже через полчаса, но тролли долбили землю до самого утра.

— Разбуди меня на рассвете. У нас мало времени. Надо многое успеть, — сказал Стивр.

— Хорошо.

В маленьком кожаном мешочке у себя на груди Стивр хранил снадобья, которые многократно увеличивали силу человека, помогали долго обходиться без сна, но, когда их действие кончалось, тело и мозг погружались в долгую апатию. Стивр хотел прибегнуть к ним только накануне сражения, никак не раньше.

Он приказал ополченцам построить церковь. Они в состоянии были справиться с заданием и без него, потому что церковь эта напоминала детский конструктор, который они уже однажды собирали — там, за ущельем, а теперь привезли по частям сюда.

Пока он засыпал в своей палатке на жестком матрасе, постеленном прямо на землю, ему казалось, что он слышит, как тролли вгрызаются кирками и лопатами в камень, устилавший дорогу, но, возможно, это гром гремел где-то в горах, а проверить, так ли на самом деле, у него не было ни сил, ни желания. Закутавшись в шерстяное покрывало, он быстро согрелся и, слушая, как завывает ветер за порогом палатки, не заметил, как заснул, потому что сны его почти ничем не отличались от яви. И во сне он возводил укрепления в этом ущелье, представлял, какими они будут.

Стивр проснулся от ощущения, что кто-то на него смотрит. В первые мгновения сон все никак не покидал его и он не мог понять, где находится. Повертел головой, разлепляя веки, и увидел, что рядом с ним на корточках сидит Крег. Глаза у него покраснели. В чуть приоткрытый полог палатки заглядывал серый предрассветный сумрак. Он медленно проникал все дальше и дальше, но пока большая часть пространства была все еще погружена в полумглу.

— Рассвет, — тихо сказал Крег.

Было непонятно, сколько он здесь вот так сидит на корточках.

— Ты давно пришел?

— Только что. Мы уложили твои бочки. Что дальше делать?

— Пойдем! По дороге расскажу. Много работы.

Он сбросил покрывало и, ежась от холодного воздуха, быстро прогоняющего остатки сна, размял затекшие мышцы. С собой он взял свернутые в рулон чертежи укреплений…

Лагерь еще спал. От догоравших костров поднимались чахлые струйки дыма. Люди лежали в обнимку с оружием, прижавшись друг к другу, чтобы было чуточку потеплее.

— Взбодрим это сонное царство? — спросил Крег. — У меня отличные горнисты. Даже мертвеца поднимут на ноги.

— Пожалуй, не стоит всех-то будить. Мне нужны только ополченцы.

— О, так у тебя здесь, оказывается, не все воины, а еще и ополченцы есть. Это ты так слуг своих называешь?

— Ага.

— И сколько же их?

— Почти половина.

— Отличное войско, что я могу еще сказать! — съязвил Крег. — Ладно, показывай, где твои ополченцы.

— Они спят в обозе.

— Осмотрел я ночью твой обоз. Прости уж за любопытство. Ума не приложу, зачем ты приволок сюда столько телег с поклажей. Воевать ведь налегке спокойнее. Я уж в вещах не стал рыться. Но ты что, задумал телегами перегородить ущелье или умилостивить врагов дарами? Золото им не нужно. Поверь мне, это не очень хорошая идея.

— Я и не планировал ничего такого. Есть идея получше.

— Надеюсь. Да, еще один вопрос, если позволишь, конечно… — Стивр кивнул, а тролль продолжил: — У тебя на лице странные шрамы. Я, когда их увидел, стал сразу размышлять, какое оружие могло их оставить, и ты знаешь, так ничего и не придумал. На оспу похоже.

— Нет, это не оспа. Но оружие это ты никогда не видел.

— Тайнами говоришь.

— Нет, вовсе нет. Это новое оружие.

— На себе, что ли, испытывал?

— Не совсем, но оно капризное.

— Колдовство? — насторожился Крег. Тролли не любили колдовства. — Вроде я слышал, ваши к колдовству плохо стали относиться.

— Нет, не колдовство. Мои ополченцы неплохо овладели этим оружием. С ним каждый из них на дальней дистанции будет получше любого из твоих воинов.

— На дальней, значит, а на ближней?

— До ближней может дело и не дойти, — улыбнулся Стивр, скрывая за этим выражением свою тревогу, потому что если задуманное им не удастся, они и вправду смогут не удержаться на этом перевале. — А если и дойдет, то будет твоим воинам, чем заняться.

Крег кивнул.

— А церковь-то зачем вы строите?

— Ты не догадался?

— Нет.

— Ты спрашивал, что у меня было во флакончике? Это святая вода.

— Святая вода разъела его, как кислота? Никогда не верил в ваши религиозные бредни. Но выходит, что эти существа — исчадия ада? Так, кажется, у вас инквизиторы называют тех, кого можно убить святой водой.

— Они не исчадия ада, — сказал задумчиво Стивр, — хотя кто их там знает… Я лично не знаю, откуда они пришли. Но они не из нашего мира, это точно.

— Да будь они отсюда, мы бы тогда о них слышали.

У людей было много религиозных течений: кто-то поклонялся огню, кто-то воде, кто-то небу или земле, кто-то вырезанным из дерева чудищам, которые потрескались и почернели от времени. Одни могли вызвать дождь, другие оживить давно спавший вулкан, но ни то, ни другое Стивру сейчас не годилось. Он подумал, что больше всего ему поможет святая вода инквизиторов.

Землю устилало множество камней, так что постоянно приходилось смотреть себе под ноги, а то, не ровен час, поскользнешься и заработаешь себе растяжение или вовсе голову разобьешь. И это накануне битвы. Вот смешно-то будет, когда после сражения мальчишки на улицах будут восторженно смотреть тебе вслед, думая, что шрам на голове — результат боевого ранения.

Спать на таких камнях наверняка было чертовски неудобно, но, похоже, это нисколько не мешало развалившимся на ночлег людям. Стивр смотрел на них с грустью, потому что через день-другой могло так случиться, что людские тела будут так же устилать эту землю, вот только тогда никто из них уже никогда с нее не поднимется.

Тяжелые колеса телег оставили неглубокие борозды. Крег наклонился, поднял что-то с земли. Это была деревянная игрушка — маленький тролль. Крег повертел ее в руках, лицо его стало грустным. Он запихнул находку за пазуху, как талисман, который будет оберегать его во время сражения. Впрочем, у него наверняка был и другой амулет, ведь он до сих пор оставался жив.

Ополченцы уже проснулись, правда, большинство из них вообще глаз не сомкнули, нервничали накануне битвы, а если и пробовали задремать, все равно сон никак не шел. Зато те из них, кто строил церковь, спали сейчас от усталости, а остальные наверняка им теперь завидовали, потому что сами они измучились от бессонницы.

Крега приятно удивила их одежда. Он ведь ожидал увидеть босяков, одетых кто во что горазд, в старых доспехах с чужого плеча, но на каждом из них была либо кольчуга, либо вполне приличного вида панцири.

Ополченцы перешептывались. Крег понял, что они его боятся. Он попробовал как-то расположить к себе людей, улыбнулся, но результат вышел противоположным тому, на который он рассчитывал.

«Ну да, — подумал Крег, — наверняка бабушки в детстве им на ночь рассказывали жуткие истории о троллях, у которых самым любимым лакомством является человечина».

Видимо, у него вышла не улыбка, а хищный оскал. Ополченцы попятились, инстинктивно выставив перед собой совсем непонятное Крегу оружие. Приклады у него были, как у арбалетов. Тролли этому оружию предпочитали огромные тугие луки, которые все равно метали стрелы чуть дальше, нежели арбалеты. Только мало кто из людей мог такой лук натянуть. К прикладу странного оружия была приделана длинная труба, расширяющаяся на конце.

— Вот эти палки и есть капризное оружие?

— Да, — кивнул Стивр.

— Выглядит не очень впечатляюще. — Он скептически поморщился. — Может, я чего не понимаю, но как им драться-то? А? Даже если за трубу эту держаться и прикладом колотить, быстрее приклад расшибешь, чем голову.

— Узнаешь, узнаешь. Никого колотить не надо. Они стреляют, но не стрелами.

— Хм, опять колдовство какое-то.

— Никакое это не колдовство.

— И это тоже чем-то стреляет? — Крег указал на несколько медных толстых труб, закрепленных на деревянных чурках и с колесами по бокам.

— Да.

— Ясно, ясно… — Впрочем, ничего ему ясно как раз и не было.

Невысокая церковь смотрелась здесь как-то инородно, напоминая хижину отшельника, забравшегося на перевал, чтобы быть подальше от людей и поближе к богу. Доски были свежими. Они еще не почернели, не высохли, не прогнили, а поэтому пахли смолой. Стивр ощущал этот приятный запах, посильнее втягивал его ноздрями.

— Вечно вы, где появитесь, начинаете строить, прежде всего, вот такие сооружения. — Крег указал на церковь. — И зачем, спрашивается? Как будто территорию свою метите, как собаки, которые возле каждого дерева лапу задирают. Ой, прости, если обидел тебя этим сравнением. Вот если из камня построить — тогда за стенами можно хоть укрыться. Камня вокруг много.

— Из камня будет долго.

— Согласен. Но из дерева-то зачем?

— А ты подумай. Подумай! — улыбнулся Стивр.

Из церкви вышел инквизитор в длинном, до пят, балахоне, пальцами рук коснулся своих плеч, потом темени и долго смотрел на возвышавшуюся над крышей трехконечную звезду, а губы его в этот момент трепетали, будто он беззвучно произносил какие-то слова.

— Святая вода! — крикнул Крег, ударив себя по крепкому лбу. — Ну как же я сразу не догадался!

Инквизитор от этих слов вздрогнул, но посмотрел вначале не на Крега, а на небеса, точно именно оттуда должен был раздаваться этот громоподобный голос. Но там были только облака. Когда он наконец-то увидел Крега, то руки его инстинктивно дернулись к плечам, и только присутствие Стивра помешало ему завершить это движение.

— Я видел здесь ручей. Ты в нем воду собираешься брать? — спросил Крег.

— Да.

Инквизитор, скорее всего, этого разговора не расслышал, но, заметив, что тролль и Стивр беседуют, решил к ним подойти. У него было открытое, чуть загорелое лицо с крупными скулами, прямым острым носом и прозрачными большими глазами, цветом напоминавшими небо.

«Дать ему в руки меч, махаться будет на славу. Тело крепкое и гибкое, руки приставлены не только для молитв», — тут же оценил его Крег. Он слышал, что инквизиторы — неплохие воины.

— Доброе утро, брат, — приветствовал его Стивр.

— Доброе утро, дети мои.

Крег поначалу было хотел тоже поздороваться, но от такой фамильярности инквизитора закашлялся и проглотил приветствие.

— Церковь готова, — сказал инквизитор Стивру, — можно строить трубопровод.

— Сейчас и начнем. Медлить нельзя. Ты поможешь? — спросил он у Крега.

— Ну что ты спрашиваешь? Конечно!

Стивр давно знал, что в погрузочно-разгрузочных работах тролли незаменимы и они лучше даже, чем хитроумные механические приспособления, которых, впрочем, у него почти не было. И без них караван получился внушительным: несколько десятков телег с досками, бамбуковыми трубами, насосами, мешками пороха. Метательные снаряды он с собой не брал, понадеявшись, что в ущелье камней будет предостаточно. Так и вышло.

Если соорудить из одних телег баррикаду, поставить за ней копейщиков и лучников, то пробраться через нее будет сложно. Но если и делать какое-то примитивное укрепление, то надежнее завалить ущелье каменной стеной, благо тролли натаскают их за пару часов столько, что человек укроется в полный рост. Стивр и от этой затеи не отказывался.

Телеги с порохом стояли в стороне, будто брошенные, да и людей возле них не было — холодной ночью всем хотелось у костра погреться. А кто же станет разводить огонь возле пороха? Полыхнет так, что очнешься на небесах. Когда они уходили на перевал, то провожали их с почестями, но в глазах читалось одно слово «самоубийцы». Глупые. Кому же хочется раньше времени оказаться на небесах?

Крег заметил, как сторонятся этих телег люди, указал на мешки.

— Там твое секретное оружие? — Да.

— Твои его сторонятся, словно в мешках отрава какая-то. Ты решил здесь все отравить?

— Нет. Я тебе попозже все покажу, когда построим трубопровод.

Стивр разъяснил троллям их задачу, указал на плане, каким должно быть новое сооружение, где разветвляться. Бамбуковые трубы были легкими, но слишком длинными, и людям, чтобы перенести их, приходилось хвататься за оба конца. В противном случае они с трудом удерживали равновесие при ходьбе. Зато тролли могли притащить этих труб целую охапку за раз, будто это были сучья для разжигания костра, причем стискивали их так крепко, что Стивр опасался за сохранность стройматериала.

— Осторожнее, осторожнее, — прикрикивал он на троллей, — смотрите, не сломайте. Треснут они — вся затея провалится.

Тролли, быстро опустошая содержимое телег, выкладывали трубы в четыре линии. Все они веером сходились к церкви. Ручеек запрудили, перегородили русло камнями, смазанными на стыках раствором, который используют при строительстве домов, так чтобы и капли не просочилось.

— Напоминает оросительную систему, — заметил Крег.

— Так и есть, — подтвердил Стивр.

Тем временем ополченцы скрепляли стыки труб железными муфтами, прилаживали насосы. Работа им нашлась, а вот солдаты пока бездельничали, посматривая на все эти приготовления и что-то обсуждая.

— Ты бы для них тоже что-нибудь придумал, — сказал Крег, указав на воинов, — плохо это, без дела сидеть накануне битвы. Мысли разные в голову лезут. Нехорошие. А в работе все веселее.

— Здесь и без них не протолкнешься, — отмахивался Стивр.

— Но моих-то ты запряг всех, — не унимался Крег.

— Это и хорошо. Твои мне оборону побыстрее построят. Да и мыслей плохих у троллей побольше, чем у людей. Вот пусть они и развеются. Я чувствую, что настроение у них заметно поднялось.

— Ну да, слухи о том, как ты прожег ту падаль, уже разнеслись по всему лагерю. Мои чуть ли не все пришли смотреть на эту дырку.

Ополченцы перестали опасаться троллей. Стивр чувствовал, что работа сплачивает их, стали раздаваться даже какие-то шутки.

— Мне нужно с тобой поговорить, — сказал Стивр.

— Так мы только этим и занимается. — Крег волок огромный камень к началу трубопровода.

— Пойдем в мою палатку, там будет спокойнее. Здесь и без нас справятся.

— Что, такой секретный разговор? Стивр кивнул, ничего не ответив.

— Что ж, пошли, — сказал Крег, с сожалением бросая камень.

Стивр как радушный хозяин пропустил вперед Крега, но тому пришлось согнуться чуть ли не вдвое, чтобы не задеть верхний край палатки. Выглядело это так, будто он милостыню пришел выпрашивать. Перед входом встало двое ополченцев, следя за тем, чтобы никто не потревожил командира без надобности.

— Садись. — Стивр указал на подушку, брошенную на пол.

— Спасибо, но она слишком мала для меня, как и все у вас, людей.

Крег уселся на пол, скрестив ноги, как кочевник, а Стивр сел напротив него на подушку, и все равно ему пришлось смотреть на тролля снизу вверх, но он уже к этому привык.

— Ты что-нибудь хочешь? — спросил Стивр.

— Есть? Пить? — уточнил Крег и потом, когда Стивр кивнул, добавил: — Нет. Зачем звал? Не тяни.

— Расскажи, как они сражаются, как наступают.

— Небольшие отряды разведчиков прикрывают со всех сторон. Если в отряде этом всех убить до единого, основные силы все равно о нападении прознают. Так что неожиданно напасть на них очень трудно. На расстоянии они, что ли, как-то общаются?

— Да, — подтвердил догадку Крега Стивр.

— Ты про них больше меня знаешь. Идут они стенкой, толпой, панцири у них не очень крепкие, только ими и защищаются, но стрела его на приличном расстоянии пробивает. — Крег посмотрел вверх, точно потолок палатки помогал ему освежить память и извлечь из нее наиболее важные моменты. — Мы их выкашивали сотнями, пока сближались. Давят массой. Мобильные отряды могут их сильно потрепать. Тактика ваших кочевников подошла бы. Наскакивают всадники, обстреливают издалека, потом уходят. Вас, людей, такая тактика измотала бы, но не их. Они не обращают на свои потери никакого внимания. Они дерутся молча. Я не слышал приказов командиров. Но действуют очень слаженно, как механизм какой-то. «Каждый знает свой маневр», — у вас какой-то полководец так говорил. Вот к ним это очень подходит. Очень вымуштрованы. Очень хорошие солдаты. У командиров панцири по цвету от простых солдат отличаются. Командиров своих подчиненные берегут. Жизнь за них без раздумья отдают. Подставляются и под стрелы и под удары, только бы командир не пострадал. Это похвально. — Крег задумался на секунду, потом продолжил: — Вот какой странный случай был. Мы плотину на реке Урсал разрушили, чтобы затопить всю округу и смыть их. Потонуло-то их тогда прилично, не все, конечно, но много, а потом мы ударили. Собрали все силы. Тысячи четыре воинов. Мы всегда собирали все, что было. Но тогда нас и вправду много было. Вас бы, людей, смели. Мы и их-то тогда почти что смели. Ряды у них расстроились. Они не то чтобы дрогнули, а опешили как-то. И тогда я впервые увидел паланкин. Огромный, красивый. Там десяток этих существ уместится, его несколько десятков и несли на руках… Или как там то, что у них вместо рук, называть, не знаю. Понятное дело, что там сидел их король. В общем, тот, кто их сюда привел. Метров сто до него было. Я вдруг почувствовал, что если до него доберусь, если убью его, то одержу победу. Не знаю, отчего мне так показалось. Собрал главные силы и повел их в атаку. Мне уже все равно было. Останусь жив или нет. Главное прорваться к этому паланкину. Так они оголили все свои фланги, набросились на меня все разом, только бы не дать мне прорваться, только бы меня остановить. Откуда их столько взялось? Из-под земли, что ли? Ну и остановили. На каждого моего воина их, наверное, по сотне, не меньше, пришлось. Оттеснили нас… — Крег опять замолчал. — Что-то я сумбурно как-то рассказываю. В голове все перемешалось. Извини.

— Все очень понятно, — сказал Стивр, — мне все ясно.

— Да? — удивился Крег, приподнимая брови. — Да.

— Тогда я тебя хочу послушать, как же ты все-таки оборону устроишь?


Под вечер, когда солнце уже закатилось за горы и от него осталась только узкая красная полоска, растекавшаяся по небесам, как кровь, ветер донес до Стивра крики с той стороны, где стоял передовой отряд. Крег, обладавший более острым слухом, услышал их чуть раньше, насторожился и, наконец, сказал Стивру:

— Они пришли. Но не все. Только разведчики.

Они стояли перед бруствером, сложенным из сцементированных камней, прикрывавшим трубопровод и медные трубы на лафетах, которые тролли выкатили на первую линию обороны. Что там творилось, где занимал свои позиции передовой отряд, Стивр не смог разглядеть даже в подзорную трубу, как ни старался. Очертания были нечеткими, сливались, а мир помутнел, и только по крикам людей да глухим ударам входящего в плоть металла, так хорошо различимым в этом прозрачном воздухе, точно все происходило в двух шагах от Стивра, можно было судить о том, что там идет бой. Это поняли все, кто находился в лагере. Стивр слышал, как за его спиной переговариваются солдаты и ополченцы, вытягивают шеи, прищуриваются, будто пытаясь раздвинуть сумерки, затопившие мир. Он готов был броситься на помощь передовому отряду, но Крег остановил его.

— Не спеши. В их разведывательных отрядах больше пяти воинов не бывает, а у нас на заставе трое моих да десяток твоих. Думаю, наверняка они первыми на нечисть напали. Исход ясен. Мы не успеем добежать, как с врагами расправятся.

— Хм, — только и смог сказал Стивр, потому что ему очень хотелось увидеть противника.

— Не спеши, — успокоил Крег, оценив его состояние, — пошли людей за трупами нечисти. Только и всего.

Тем временем звуки затихли.

— О, что я говорил, — заметил довольный Крег, — там все закончилось!

Стивр посмотрел на него выжидательно, в его глазах застыл немой вопрос.

— Уверен, уверен, — заторопился подтвердить Крег, — все решилось в нашу пользу. Не смотри на меня так. Ты людей-то трупы нечисти принести пошлешь? Они ведь легкие. Мои на них уже насмотрелись, а твоим — приятно, все-таки мертвый враг.

— Хорошо, — кивнул Стивр.

Спустя полчаса ополченцы, отправившиеся на место сражения, неожиданно вынырнули из сумерек. Стивр, ждавший их, непроизвольно вздрогнул. Некоторые из них согнулись под тяжестью груза. Когда люди подошли поближе, Стивр разглядел, что пятеро из них несут на закорках мертвые тела нечисти, утыканные обрубками стрел, еще двое волокут человеческое тело, а трое помогают передвигаться двум пошатывающимся дозорным. В одном из них Стивр узнал командира дозорного отряда Дориана Хо.

— Ну, что я тебе говорил, пятеро, — тихо сказал Крег. Дориан Хо, увидев Стивра, попробовал выпрямиться, отталкивая помогавших ему ополченцев, но его шатало, как стебель на ветру, от потерянной крови. Она пропитала его одежду на левом плече и уже дошла чуть ли не до пояса. Возможно, крови было бы и того больше, не обмотай ополченцы ему плечо какими-то тряпками. Скоро раненому будет еще хуже. А пока возбуждение от недавнего боя еще не выветрилось, и это придавало ему сил. Пожалуй, случись сейчас новое столкновение с врагом, он все так же упоенно ринулся бы в самую гущу сражения и махал бы мечом не один час.

— Докладывай, — сказал Стивр.

— Мы заметили передовой отряд нечисти, в составе пяти воинов. — Голос его совсем не дрожал. — Они нас не видели. Мы напали на них неожиданно, троих уложили стрелами, в оставшихся двоих тоже попали. Они упали на первый взгляд тоже без признаков жизни, но оказалось, что они все-таки были живы. Это выяснилось, когда мы к ним подошли. Вскочили, бросились в атаку, хотя у каждого в теле оказалось не меньше двух стрел, и раны были серьезные. Бежать они не думали. Знали, что от нас им не уйти. У меня убитых нет. Один ранен, ну и самого меня немного задело.

— Тебя задело сильно, — сказал Стивр.

— Позвольте мне остаться.

— Отдохни немного. Там будет видно.

— Теперь они знают, где мы стоим, — заметил до сей поры молчавший Крег.

— Знают? — удивился Дориан Хо. — Но ведь никто из них не ушел. Я уверен.

— Я тоже в этом уверен, — сказал Крег, — они как-то могут передавать информацию на расстоянии. В общем, что разведчики их погибли и как это случилось, их основные силы уже в курсе.

— Ну что ж, мы их здесь и подождем, — сказал Стивр.

— Ты осматривать-то трупы будешь? Пять целых! Это больше, чем я тебе приволок.

— Не, не буду. Мне одного достаточно.

— Что с ними делать? — спросил Дориан Хо.

— Уберите, бросьте где-нибудь, чтобы не мешались под ногами.


предыдущая глава | Пирровы победы | cледующая глава