home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Настроение было хуже некуда. Совсем подавленное. Стивр пытался его хоть чуточку приподнять, но ему это не удавалось. Не помогли ни прогулки по людным улицам города, где в воздухе носился аромат благовоний и пряностей, ни питейное заведение, куда он зашел, чтобы не оставаться наедине со своей печалью.

Липкие от пролитого эля столы сотрясались, когда завсегдатаи ставили на них свои кружки. Посетители горланили песни своих кланов и хвалились друг перед другом кто во что горазд. Частенько здесь вспыхивали потасовки, после которых кто-то отправлялся к лекарю, а кто-то и на кладбище за городом.

Обычно со Стивром ходил телохранитель Габор. Стивр и сам не знал, отчего выделил именно его из сотен других людей, которые, узнав, что ему нужен охранник, пришли испытать судьбу. Они хвалились силой, сноровкой и прочими достоинствами, так что у Стивра спустя какое-то время в глазах зарябило. Он даже стал путаться: при виде очередного претендента никак не мог вспомнить, беседовал с ним сегодня или еще нет. Габор был повыше Стивра на целую голову и в плечах пошире, внешностью своей он немного напоминал увальня Крега. Видимо, подсознательно Стивр тут же сравнил его с троллем, и это был основной аргумент, почему именно Габор получил эту работу, а не кто-то другой.

Телохранитель обычно следовал за ним как тень, правда, на некотором отдалении — чтобы и не слишком на глаза попадаться, и, в случае чего, успеть защитить хозяина. Например, перехватить вражескую руку с кинжалом. Кстати, желающих сделать нечто подобное раз от разу становилось все больше. Стивра пытались и зарезать, и отравить, но ангел-хранитель отводил от него все эти беды. Были курьезные случаи, когда Стивру приходилось гнать Габора прочь, убеждать, что очередная пассия ничего с ним не сделает.

— Ты что же собираешься свечку над нами держать? — не унимался Стивр, выпроваживая телохранителя.

— Ну, не так чтобы свечку, но в шкафу спрятался бы, — после некоторого раздумья сообщил Габор.

— Да знаешь ты кто после таких слов?… — шипел на него Стивр.

— Знаю, знаю. Хороший телохранитель я, вот кто, а не тот, о ком вы подумали, хозяин. Подглядывать за тем, как все это делается, мне охоты нет никакой. Это, знаете ли, тех, кто сам ничего не может, такие зрелища привлекают. А у меня с этим все в порядке. Да и по мне — лучше кулачный бой посмотреть в пивной.

— Что же ты думаешь, что на груди у нее кинжал спрятан?

— Не, не спрятан, — последовал ответ.

— Сволочь, ты что же ее уже прощупал?

— Визуально, — ввернул Габор умное словечко. — Кинжала на груди у нее нет. Но не забывайте, что есть много всяких других способов душу на тот свет отправить. К примеру, заколка отравленная. Очень действенно. Или звездой трехконечной — тоже не трудно человека убить. Края заточить — и получше любого ножа будет.

— Это же вещь священная.

— Ну а им что с того!

— Перестань богохульствовать! Уйди с глаз моих! — обрывал Стивр бестолковый спор и отправлял телохранителя во временную ссылку куда-нибудь на постоялый двор. А чтобы коротать время ему было не так грустно, подкидывал Габору монетку-другую.

На этот раз Стивру хотелось просто походить в одиночестве по улицам города. Занятие, что и говорить, было опасное. Габор для вида подчинился… Стивр догадывался, что телохранитель где-то рядом, растворился в толпе, стал таким же незаметным, как соль в морской воде: вода как вода, но попробуешь ее на вкус и сразу поймешь, чем она отличается от речной и озерной. Стивр был уверен, что Габор отыщется, произнеси он простейший приказ типа «встань передо мной», не придавая ему никакого магического подтекста. Он, к примеру, нужен, чтобы души умерших с того света за советом вызывать.

Стивр молча смотрел на веселящихся в таверне, затем заказал себе эль, но только пригубил его, почти не чувствуя вкуса. Тоска не покидала его. Из головы все не шел нищий, которого он повстречал днем на базарной улице. Мужчина сидел, опершись спиной о стену здания и раскинув перед собой ноги в стоптанных прохудившихся сапогах. Из дыр торчали черные от грязи пальцы. Штанину на левой ноге он закатал чуть повыше колена, чтобы стали видны глубокие шрамы на сухожилиях и венах. Он наверняка не мог ходить без палки. Но куда более страшные следы были у него на лице. Его обезобразили четыре параллельных шрама, тянувшихся с левой стороны лба через пустую глазницу к правой щеке. Стивр знал, кто мог их оставить.

Перед нищим лежал перевернутый крыльями вниз шлем. Точно железная плошка на подставке, в которую насыпают уголь, чтобы греться холодными вечерами.

На его дне тускнело несколько медных монет. Мужчина спал, но, когда Стивр подошел к нему и хотел уж было бросить серебряную монетку, проснулся, приподнял веко, посмотрел на Стивра, а потом рот его прорезала ухмылка, обнажившая гнилые зубы.

— Я был с тобой в Стринагарском ущелье.

Эта фраза звучала как укор. Человек гортанно засмеялся, захлебываясь собственным смехом.

— Ха-ха-ха, — заливался безумным смехом нищий, — я был в той линии, что дралась у церкви. Что ты там обещал нам перед сражением? Вспомнил?! — Ответа он и не ждал. — А я не забыл! Ты всех нас обманул. Все мы дураками были, что тебе поверили.

Думал ли Стивр там перед битвой, что все так скверно обернется? Что сейчас он будет испытывать чувство вины перед этим никому не нужным ветераном, который и по возрасту был моложе его, и ничего не видел в этой жизни, кроме того сражения, да и не увидит.

Что гордиться шрамом на плече, когда там, в ущелье, остались пятьсот человек и еще триста троллей, а из тех, кто выжил, почти все были ранены? Стивр и сам бы не пережил ту битву, не прикрывай его подчиненные кто как мог. Сколько их погибло, отводя от него удары кинжалов? Он не знал. В пылу сражения он только слышал, как где-то совсем рядом лезвия пробивают доспехи и с противным чавканьем погружаются в человеческие тела. Под ногами было липко, очень липко, потому что каменистая земля почти не впитывала кровь, а ее пролилось слишком много, целые реки.

Никто тогда не задумывался, что будет после. Но этому ветерану повезло. Остался жив. Вот только сам он так не считал. Он пришел к выводу, что в бедах его виновата не нечисть, а Стивр.

Стивр прекрасно помнил, что обещал своим людям… Славу! А что вышло-то? Что?…

Ущелье было завалено мертвецами в несколько слоев. И не было времени хоронить их. Да и где?! Земля твердая, не земля, а камни одни. Он спешил уничтожить всю нечисть, пока не появилась новая матка. Стивр послал гонца с вестью о победе и просьбой прислать людей забрать мертвых, но когда они через полтора месяца вновь прошли по этому ущелью, то увидели, что о мертвецах никто не позаботился.

Они убили тридцать тысяч врагов, после того как Крег уничтожил матку, и еще почти столько же их погибло во время битвы.

Трупы нечисти высохли, стали похожи на мумии, а люди гнили, наполняя ущелье зловонным запахом, который чувствовался за много-много километров.

Они ехали через ущелье, укутав лица тряпками и затаив дыхание, но эта гниль все равно проникала через ткань, наполняя легкие. Ручеек, который так помог им во время битвы, наверняка теперь был заражен: попей из него воды — умрешь в страшных мучениях. Какая там святая вода! Они сделали эту воду мертвой.

Они старались не смотреть по сторонам. Стервятники выклевали людям глаза, дикие звери тоже попировали изрядно, содрав свежее мясо с костей, но угощенья было слишком много. Слишком… Нечисть они не тронули.

Потом еще пришлось разбирать завалы из трупов в ущелье Корт Мортег. Это было похоже на то, как прокладывают дорогу горнорабочие. Трупы еще не начали разлагаться, но уже стали холодными и твердыми как камень. Среди них Крег нашел пятерых своих солдат. Полумертвых, окровавленных, но… живых. Живых!

Находке этой он обрадовался, как ребенок, его обветренное лицо залила улыбка, сиявшая даже под измятым шлемом.

— Мы разбили их, разбили! — шептал Крег, точно раненые могли услышать его и эти слова были бы способны вдохнуть в них жизнь быстрее лекарств и заклинаний. Но закричи он погромче, и тонкая нить, что еще привязывала души к этим истерзанным телам, могла оборваться.

Сопротивления людям Стивра никто уже не оказывал. Они поначалу с опаской продвигались по землям троллей. Теперь уже люди недоверчиво поглядывали по сторонам, точно так же, как несколькими днями ранее смотрели на этот мир тролли. Зато сами тролли приободрились, стали даже песни распевать — горланили кто во что горазд. От криков таких даже мертвецы в могилах могли бы проснуться и отправиться искать более тихое место.

В ста километрах к востоку от приграничных гор они нашли переход между мирами. В воздухе, на высоте около метра над землей клубилось серое облако. От него исходил какой-то холод, будто открыли глубокий сырой подвал или склеп. Лошади заволновались: уши торчком, как у собак, копытами переступают на месте и шагу не желают вперед ступить. Как ни кололи их всадники в бока шпорами, как ни уговаривали, обещая накормить и сладкой морковкой, и овсом, — те ни в какую!

Вдруг из облака подул холодный ветер, уносящий прочь слова. Приходилось кричать друг другу на ухо, чтобы хоть что-то расслышать. Переход этот, казалось, душу вытягивал, постепенно, почти незаметно. Задержись здесь подольше — и не заметишь, как тело станет холодным и сморщенным, словно высушенная мумия. Даже трава под переходом почернела, точно сгнила, — так чернеет человеческое тело при гангрене.

— Не хочешь туда нырнуть? — спросил Крег, кивнув на облако.

— Не поверишь, но желание такое есть.

— У меня тоже. Прийти бы туда да натворить чего похлеще, чем они у нас. Одного опасаюсь — наверняка там их куда больше, чем к нам пришло, не справиться с ними ни мне, ни тебе с твоими адовыми громами. А если ворота эти мы не закроем, так они опять когда-нибудь пожалуют.

— Тогда выход один — ворота закрыть!

— Знаешь как?

— Попробую. Часовню надо опять строить, скважину бурить, чтобы до воды добраться.

— Отлично! Лучше всего — изведанный способ. Помогу тебе. А церковь, так и быть, оставлю, когда с делами покончим. Пусть стоит. Толку только от нее не будет никакого. Я-то, знаешь, ваши религиозные пристрастия не разделяю. У меня есть только боги солнца, воды, огня, ветра, а у вас все какое-то искусственное, неправильное. Мы к природе ближе, да и северные варвары тоже. Они таким же богам поклоняются. Своим, родным. А вы им все своих каких-то навязать хотите. Плохо это. Ко мне вот тоже ваши инквизиторы пробирались, в капюшонах. Наподобие того, что святую воду делал в Стринагарском ущелье. По селениям нашим ходили, сказки всякие рассказывали. Я их приказал изловить, к себе привести. Выслушал, ну и сказал, что сам сказки тоже рассказывать могу, выдумаю их хоть десяток за один вечер. «Все это правда, — говорили они, — никакие не сказки». Не хотелось мне с ними спорить, объяснил я им, что лучше бы они подобру-поздорову ушли. Как там у вас говорится: «Со своей ложкой в чужой огород не лезь». Так?

— Примерно.

— Они и ушли.

— У нас тоже разным богам поклоняются. Правда, в последнее время инквизиторы все больше власти имеют. Начали бороться с теми, кто придерживается другой веры.

— Зря, — подытожил тролль. — Ладно, давай строй свою церковь. Надо покончить с нечистью. А в споры теологические с тобой не хочется вступать. Ведь ни я тебя переубедить не смогу, ни ты меня. Так зачем время понапрасну терять? Его и так у нас немного. Помогу я тебе опять. Надеюсь, что боги мои не прогневаются за это.

Стивр рассчитывал, что инквизитор, которого он взял в поход взамен того, что погиб в Стринагарском ущелье, не слышал их разговоров.

Пока солдаты умело возводили часовню, Стивр все поглядывал на облако, ждал, наверное, что из него вновь могут появиться несметные орды нечисти. Ему абсолютно все равно было, кому молиться, лишь бы этого не случилось. Он даже спросил у Крега, как зовут местного бога, и попытался произнести его имя. Вот только он не был уверен, что вышло правильно. Слишком непривычными были эти звуки для человеческого речевого аппарата. Скажи он погромче, Крег бы либо обиделся, либо рассмеялся. Но боги не рассердились, — обошлось, никто из облака не возник.

Солдаты навели на облако раструбы. Насосы с чавканьем стали выкачивать из скважины воду, наполняя бассейн, на дне которого был выложен крест. Потом вода начала распределяться по шлангам… Тугие струи ударили сразу из нескольких раструбов, опутали облако, точно паутиной. Шланги в руках солдат дергались, извивались, как огромные змеи, побольше тех гигантов, что в западных джунглях обитают. Сейчас, выплевывая из пастей воду, они отдавали часть своей души, вот и сопротивлялись, стремясь вырваться из рук.

Облако шипело, проглатывая воду, захлебывалось. Из него летели брызги в разные стороны, совсем как у того несчастного, которому руки связали с ногами, приставили ко рту воронку и стали заливать воду, а она быстро желудок переполнила и пошла через край. Хорошо, что вода, а не смола расплавленная или свинец. Когда водой пытают, как правило, хотят что-нибудь узнать, а когда свинцом или смолой — тут уж очень придется с восстанавливающими заклинаниями постараться, чтобы потом человек смог бы какие-то звуки кроме мычания издавать.

— Поддайте ему, — восторгался Крег, подбадривая людей и троллей. — Как ты думаешь, вода по другую сторону выливается? — спросил он Стивра.

— Не знаю, может, и выливается.

— Хорошо бы! Проела бы там все до дыр, — смеялся Крег.

Его охватила такая радость, когда облако совсем исчезло, что и передать невозможно. Он точно готов был взлететь: руки в стороны раскинуть, взмахнуть ими посильнее и…

Проверять, сможет ли он сделать это, Стивр не стал.

Солдаты кричали что-то, обнимались друг с другом и с троллями, каждый из которых мог своими ручищами заграбастать по три, а то и по четыре человека. Они клялись друг другу в вечной дружбе, но клятвы эти ничего не стоили, потому что военные своей судьбе не хозяева, прикажут — пойдут и с троллями воевать, и с самими порождениями преисподней.

Почерневшую траву солдаты выжгли, развели на ней огромный костер и испепелили все на несколько сантиметров вглубь, чтобы ничего от этой травы не осталось, только пепел. Да и его было бы лучше зашвырнуть в облако, а то не ровен час зараза эта начнет распространяться по свету.

Потом они пировали, пили всякие бодрящие напитки. Он этих возлияний Стивр окончательно потерял чувство реальности: ему казалось, что веселились они не больше дня, а вышло — не меньше недели.

— Знаешь что, — сказал ему тихо Крег на прощание, проводив до приграничных земель, — тебе бы сейчас войти в столицу как победителю, короля свергнуть да самому его трон занять. За тобой сейчас большинство пойдет, а потом такого шанса не будет. — Стивр только головой покачал, будто бы сам хотел от этих мыслей избавиться. А Крег разочарованно вздохнул: — Ну, как знаешь. Вот помяни мое слово, пройдет немного времени, съедят тебя.


Стивр тогда значения словам этим не предал, все в шутку обернул, но, когда пришло время возвращаться, вспомнил о них. Тела в Стринагарском ущелье так никто и не похоронил. Человеческие останки, те, что не растащили стервятники, валялись никому не нужные. Мысли это зрелище навевало грустные. Настроение у солдат Стивра заметно ухудшилось, и они спешили поскорее миновать это место. Поздно было уже спрашивать у тролля, поможет он или нет Стивру троном завладеть, ответ-то очевиден — откажется. Но если поразмыслить, то помощь его могла бы во вред скорее пойти, чем на пользу. Люди отвернулись бы от Стивра, приди он к власти при помощи троллей. Его посчитали бы захватчиком и встали по другую сторону, под королевские знамена.

Северным варварам почести были не нужны. Они ушли в свои земли.

Формально весь отряд был распущен. Стивр оставил с собой только пять слуг, сполна расплатился с наемниками из тех средств, которые предоставил ему Крег, и теперь кошелек каждого ветерана был набит золотыми самородками. Этого хватило бы, чтобы купить себе дом, землю, осесть, зарабатывая на жизнь не войной, а чем-то другим, обзавестись семьей. И все-таки в столицу со Стивром отправилась почти сотня человек, попытать там счастья и предложить свои услуги новому хозяину. Но они немного опоздали, потому что война с отщепенцами затихала. В лучшем случае, можно было рассчитывать на то, чтобы устроиться в охрану купеческого каравана. Так что мысли осесть и успокоиться постепенно стали овладевать наемниками, и по дороге отряд стал таять, точно сосулька под лучами весеннего солнца. До столицы дошло человек двадцать.

Увидев этот отряд, стражники, охранявшие въезд в город, поспешили ворота закрыть.

Стивр остановился перед запертыми воротами, поднял голову, увидел, что на него из бойницы нацелен лук — стальное жало смотрело прямо в глаза, — но он не испытал никакого страха, хотя от такого многие каменеют.

— Долго я здесь стоять буду? — спросил Стивр у стального жала.

— Кто такие? — послышалось в ответ.

— Разве так встречают победителей? — вопросом на вопрос ответил Стивр.

— Каких победителей? Короля с победой мы вчера приветствовали. А вы что, отряд отставший? Как звать тебя?

— Стивр Галлесский.

— Не было в войске короля отряда Стивра Галлесского.

— Открывай, я не с отщепенцами дрался. Троллям я помогал. Ты не слышал, что на границе творилось? — Стивру этот разговор начал надоедать. Он уже раздумывал над тем, не вернуться ли ему восвояси, ведь на штурм городских ворот у него не было ни сил, ни средств — ни тарана, ни лестниц.

— Нет, не слышал! — Жало уже не смотрело Стивру в глаза, чуть опустилось, но все еще высовывалось из бойницы. — А тролли что же тебя не поблагодарили за услугу?

«Хорошо еще, что он не сказал: ах ты троллям продался, скотина», — подумал Стивр, а вслух произнес только:

— Не твое дело!

Не так представлял Стивр свое возвращение. Совсем не так. Он, конечно, не думал, что горожане выбегут на улицы, выстроятся вдоль тротуаров и будут кидать цветы под ноги его отряду, крича от радости. Но даже в кошмаре он не мог бы предположить, что их даже за ворота пускать не захотят. Точно они не герои, а толпа нищих, которые пришли в город, чтобы просить милостыню.

По ту сторону что-то зашуршало, загремела цепь, заскрипели какие-то механизмы, взвизгнули несмазанные петли и ворота стали отворяться. С них осыпалась ржавая труха.

«Ворота старые, плохие, — подумал Стивр, — не выдержат они тарана».

В образовавшуюся щель высунулась бородатая голова стражника в коническом шлеме. Он оценивающие посмотрел на Стивра, как вышибала в таверне, который вправе не пускать туда не понравившегося ему посетителя. Его наметанный глаз в толпе сразу вычисляет, от кого ждать неприятностей.

— Ты что, на меня еще не насмотрелся? — зло спросил Стивр.

Он двинулся вперед и просто сбил бы охранника с ног, если бы тот вновь вздумал ворота закрыть.

— Входите, — запоздало пригласил стражник и отошел в сторону.

— Неприветливо нас встречают, — услышал позади Стивр.

— Хорошо еще, что стрелой не угостили, — вторил ему другой голос.

— А по мне хорошая драка сейчас — самое лучшее развлечение.

Под ногами — грязь, а если и валялись цветы, то уже вялые, ими, похоже, накануне свиту королевскую встречали. Час был поздний, лавки закрыты, прохожих становилось все меньше. Те, что встречались, косились на отряд Стивра с опаской, старались побыстрее с глаз скрыться, особенно девушки. Они шмыгали в ближайший переулок, переждать, пока отряд стороной пройдет.

— Нас чего, за захватчиков, что ли, принимают? — разгорелся за спиной Стивра оживленный разговор.

— Ты что, с ума сошел! Ежели б нас за захватчиков приняли, то кто бы нам позволил вот так спокойно по улице разгуливать. Не… Нас за один из королевских отрядов принимают. Стражник-то на воротах тоже вот так же ошибся.

— Тогда не понимаю — отчего все такие неприветливые?

— Боятся.

— Нас, что ли?

— А кого же?

— Не понимаю все равно, почему?

— Да потому что нам сейчас, вернее королевским солдатам, многое позволено. Они победу добыли? Добыли. Все сквозь пальцы посмотрят, если вот ты, к примеру, или я пощупаем, что там под платьем вон у той, — Стивр не оборачивался и не видел, на кого показывает солдат, — или у той.

— А что, я не против! Не только потискать, но и еще кое-что… Причем не раз.

— Ха. А тебя на сколько раз хватит?

— Если за ночь, то раз на шесть-семь.

— Пустомеля. Ты после трех дрыхнуть завалишься.

— Проверим?

— Что я, следить за тобой буду? Да и мы с тобой все-таки не королевские солдаты. Нам-то спуску не будет.

— Вдруг ей понравится?

— А если не понравится, золотишко из кошелька вытащишь, потрясешь перед ней, и каким бы уродом ты ни был, все равно станешь для нее самым красивым и желанным. Может, и замуж за тебя попросится.

Похоже, это был последний аргумент, после которого солдат наконец-то принял решение завязать со своим ремеслом.

— Командир, — услышал Стивр, узнав наконец-то голос Дориана Хо, — командир, постой! Разговор есть!

Стивр остановился, обернулся. Солдаты все еще называли его командиром, но он ведь уже ничего им не платил.

— Ты не будешь против, если я уйду? — спросил Дориан Хо.

— И я. Мне-то король не даст ничего. — Солдат было мало, и Стивр помнил теперь все их имена. Этого звали Перон.

— Приключений на свою голову решили поискать? — спросил Стивр.

— Ага, — ответил Дориан Хо.

— Я никого не держу. Знаете ведь. Идите. Только будьте все-таки поосторожнее. Деньгами вашими многие завладеть захотят.

— А мы их показывать никому не будем. Только дураки своим богатством хвалятся. Их потом часто находят в сливных ямах с перерезанным горлом или с еще какой раной, — сказал Дориан Хо.

— Ты тоже будь поосторожнее, командир. Зря ты к королю идешь. Милостей от него не жди, — сказал Перон. — С тобой было хорошо воевать. Я тебя буду вспоминать добрыми словами и то, что мы сделали, — тоже.

Может, и расскажу об этом кому, вот только не поверит никто.

Стивр кивнул.

— Вот что еще у тебя хотел спросить, — не удержался Дориан Хо, — твои трубы медные, что огнем плюются, — что это?

— Ты разве не догадался? Магия это.

— Я так и понял. Очень она, знаешь ли, на черную магию похожа. На недозволенную.

— Сейчас есть дозволенная? — спросил Стивр.

— Нету. Но про трубы эти медные, выходит, лучше никому не рассказывать, а то инквизиторы прознают — плохо будет?

— Да, — сказал Стивр, — помалкивайте про них. Кто-нибудь еще хочет уйти? — спросил Стивр у солдат.

Наверное, всем не понравилось, как их встретили, и теперь выяснилось, что уйти хотят все, кроме слуг. Ведь Стивр им работы предложить не мог, рекомендации его тоже никому не были нужны. Каждый решил, что будет лучше поискать счастья самому.

— Ты, если что, обращайся к нам. Поможем, — сказал Дориан Хо.

— Где вас искать-то?

— Может, еще встретимся.


Мост был опущен. Охранял его злой как собака стражник, одетый в тусклые старые доспехи с великолепным дорогим узором. Их слегка портила неглубокая борозда, которая шла от левого плеча до груди. Удар этот разбил наплечник и, вероятно, рассек кости предплечья прежнему хозяину. Его вполне могли нанести той огромной секирой, в обнимку с которой стоял охранник, используя ее как подпорку. Он уже успел немного перехватить и хлебнуть, перед тем как заступить на пост, а с собой прихватил свиной окорок. Держал он его в той же руке, что и щит. Закрываясь этим щитом, точно в него в любое мгновение могла стрела угодить, вояка грыз окорок. Он обглодал его уже почти до кости. Рот, подбородок, рука, доспехи — буквально весь он был перепачкан жиром. Доспехи стражнику были явно малы. На боках стальные щитки, что закрывали грудь и спину, скреплялись кожаными ремнями, и они не слишком плотно пригоняли края пластин друг к другу — расстояние между ними было сантиметров семь, так что доспехи эти были, скорее, декоративным украшением, чем средством защиты. Случись этому вояке оказаться на поле брани, он наверняка бы предпочел им свою старую кольчугу. Она хоть наверняка и неказистая, но в бою девушек очаровывать не приходится.

— Что надо? — спросил он с набитым ртом. Речь его была нечеткой. Вот бросить бы ему, чтобы горло прочистил, фляжку с вином, так пустил бы в замок без лишних слов. — Поздновато на службу решили попроситься. Мы уже всех разбили.

— Доспехи у тебя хорошие. С кого снял? — спросил Стивр.

— С сынка барона Гренфакса! — Стражника такой вопрос не только не обидел, а даже обрадовал. Он попытался спину расправить, встать в полный рост и сделать так, чтобы обглоданная кость из-за щита не высовывалась. Ему скучно было стоять, хотелось рассказать о своих подвигах, вот он и решился поболтать. — Было это, когда мы уже в замок ворвались, сперва-то мы его обстреляли чуток из катапульт, зарядили всякой дрянью горючей и шарахнули. Вот. Замок горит, я, значит, по лестнице поднимаюсь, в зал вбегаю, а там навстречу мне, я и не разобрал сперва, кто выбежал. Он мне что-то в глаза бросил. Порошок какой-то. Зеленым он засветился. Как от соли от него глаза стало разъедать. Слезы полились. Ничего не вижу… Отмахнулся я, значит, секирой. Куда попало бил. То в стенку, то воздух рубил, потом чувствую — попал в кого-то, закричал он от боли, упал, доспехами по камню загремел. Я когда проморгался, только рассмотреть смог. Оказалось, что я сынка барона убил, руку ему отсек почти. Ну, король в награду мне и отдал его доспехи.

— Молодец, — сказал Стивр.

— Я-то да… — Настроение стражника вдруг испортилось. Видимо, он вспомнил о том, что в это время в зале вино льется рекой, столы ломятся от угощения, в следующий раз такого пира может и не будет уже никогда, а он вынужден стоять на посту. — А вот вы что делали в это время? Не видел я вас раньше. Как звать-то?

— Стивр Галлесский. Мы на границе с троллями сражались и потом еще в их землях, — стал пояснять Стивр.

— Ого. А что, на нас тролли полезли? — спросил стражник.

— Нет. Я им помогал.

— Плохой из тебя помощник с пятью-то солдатами. Одного, ну двух троллей и замените.

— Нас побольше было.

— Сколько же?

— Семь сотен.

— Семь сотен? И где они сейчас?

— Больше половины погибло, а те, что остались, разбрелись. Я ведь их только на время военной кампании нанял. Она закончилась — и я их отпустил.

— Ты нанял семь сотен солдат? — удивился стражник, точно услышал явную небылицу. — В отряды короля больше сотни никто из рыцарей с собой не привел. Это же уйму денег стоит! Разориться можно! Король был рад и тем, кто с собой два десятка приводил, а ты говоришь — семь сотен… Да если бы ты семь сотен королю привел, то сейчас бы получил самые лучшие поместья отщепенцев. Семь сотен? Откуда деньги-то взял? — Было видно, что стражник Стивру не верит. — Свинец в золото научился превращать?

— Упаси тебя господь! — отмахнулся Стивр. Не будет же он говорить, что от разорения его тролли спасли и возместили все его расходы, да еще сверх того дали. — Ты что, меня в ереси решил обвинить? Вот сынок барона точно магией владел. Порошком он в тебя волшебным бросил. Но, видать, промахнулся, а то тебе не просто глаза, а все лицо разъело бы до костей.

— Ох, — сказал стражник, представив, что могло с ним случиться.

— Мне нужно к королю.

— Ему сейчас не до тебя. Хотя, может, и примет. Но ты упустил свой шанс, Стивр Галлесский. Король плохо относится к тем, кто его не поддержал.

— Много разговариваешь, — бросил ему Стивр на прощание, — лучше язык за зубами держи, инквизиторы любят длинные языке делать покороче.

— Да что мне эти инквизиторы, — закричал стражник, — я ведь убил сынка барона Гренфакса!


Стивр вдруг подумал, что все, что с ним в городе происходит, похоже на сказку, где ему раз за разом удается ускользнуть от очередного врага. Но в конце той сказки, как известно, главного героя съедает лиса, усадив его сперва себе на нос, а потом… Королю очень не понравилось бы сравнение с лисой. Ему больше бы пришлась по душе аналогия с медведем, волком или кабаном. Но от всех этих зверей герой сказочки успешно убежал.

В замке пировали уже второй день. Пол был грязным, липким, к счастью, не от крови, а от пролитого вина, которое так и не успевало высохнуть, хоть опускайся на коленки и лижи его как свинья. Вероятно, когда запасы в королевских подвалах иссякнут, кому-то эта идея придет в голову. Маленькие оконные проемы давали мало света, еще меньше его было от нескольких факелов — в зале царила полутьма, в которой людей легче не увидеть, а услышать. На стенах висели головы зверей, добытых королем на охоте. Не перейди монарх в инквизиторскую веру, а придерживайся язычества, наверняка приказал бы слугам приколотить на стену и головы главарей отщепенцев. Их набралось бы не меньше мешка.

Рыцари сидели за огромным столом, уставленным всевозможными кушаньями: огромными блюдами с поросятами, птицей, овощами, бутылями с вином. Кости бросали на пол, и там уже собралась их целая гора. Слуги не успевали убирать. А если кто-то из них случайно попадал под ноги рыцарям, как те тотчас начинали пинаться, получая удовольствие от этой забавы. Расходившись, они даже цеплялись к тем прислужникам, которые сновали вдоль столов, разнося яства. Некоторым не удавалось увернуться от обглоданной кости, запущенной развеселым гостем. Но попадали редко. Зато если уж достигали цели, то это событие вызывало бурю восторгов, особенно если слуга спотыкался, падал или ронял поднос.

Сам король от своих рыцарей не отставал. Он развалился на троне, собираясь с силами. Язык его ворочался с большим трудом, и то, что он издавал, человеческой речью можно было назвать с большой натяжкой. Руки его, державшие огромный золотой кубок, тряслись, и вино выплескивалось на дорогой, расшитый золотом камзол, корона съехала набок.

— Кто там еще пришел? — заревел король, увидев Стивра. — Ко мне подойди! А, Стивр Галлесский, — наконец разглядел он. — И что ты сейчас-то притащился? Ты мне раньше был нужен. Месяца два назад. Сколько солдат привел? — Ответа король не дождался, сам посчитал: — Пятерых? Всего пятерых?! Ха, посмотрите на него, — король обвел взглядом зал, — он посмел дать, да еще привел с собой всего пятерых солдат! Маловато!..

Сидящие за столом рыцари засмеялись.

— Вон, посмотри-ка на славного рыцаря Грендона. — Король ткнул куда-то перед собой. — Он привел с собой пятьдесят солдат! Теперь он граф Ленрский. А ты так и останешься только Стивром Галлесским. Ты смотри у меня! — Король пригрозил пальцем. Одной рукой ему бокал было не удержать, и его содержимое вновь выплеснулось на монарший камзол. — Отберу вот у тебя поместье! Станешь тогда Стивром Безымянным! — Король сделал паузу, чтобы посмотреть на реакцию Стивра, тот голову приклонил, показывая полное раскаяние. Правитель остался доволен этой реакцией. — Ладно, на кол сажать тебя не буду! Насмотрелись мы на такие развлечения. И голову тебе рубить не буду за то, что ты отсиживался у себя в поместье, пока доблестные рыцари кровь за корону проливали и с отщепенцами дрались. У меня сейчас настроение хорошее. Ешь, пей, гуляй, а потом убирайся! Твои солдаты мне сейчас не нужны! Пусть они пока где-нибудь пошатаются, пока ты насыщаться будешь.

Невольно король уподобил Стивра нищему, которому не отказали в ночлеге и угощении, — сравнение это показалось ему очень удачным. Но Стивру было ясно, что если он примет это предложение, то невольно станет объектом издевательств и насмешек. Рыцари наверняка переключат часть своего внимания со слуг на него. Языки-то у них могли что угодно сболтнуть. Не ответишь — так и будут продолжать насмехаться, а ответишь — не избежать поединка. Настоящим оружием в стенах замка король драться запретил, но кулачному бою будет очень рад — это ведь еще одно развлечение. Стол отодвинут в сторону, все усядутся вдоль стен, точно это трибуны стадиона, где проходят гладиаторские битвы, и начнут подбадривать участников мордобоя. Все будут на стороне противника Стивра. Если он собьет с ног первого, то вместо него придется драться со вторым, потом с третьим и так до тех пор, пока и Стивр не будет побит.

— Спасибо, государь. — Стивр покорно склонил голову.

Глаза его искали свободный стул за столом, где-нибудь с краю, чтобы можно было улизнуть незаметно. Если такие и попадались, то лишь оттого, что их прежние хозяева уже сползли под стол.

«Пошло все к…» — подумал Стивр, но мысли свои богохульные прервал, посмотрев на главного инквизитора Ортегу, сидевшего подле короля. Инквизиторский орден очень помог правителю в разгроме отщепенцев. Из тех трех тысяч воинов, что постоянно были с правителем, не меньше трети приходилось на инквизиторов, в том смысле, что орден практически полностью оплачивал расходы на их содержание.

Отщепенцам, которые отказывались от своей прежней языческой веры, а принимали инквизиторскую, обещали помилование. Страна сплачивалась не только вокруг короны, но и веры в трехконечную звезду. В награду за преданность и помощь король разрешил Ортеге искоренить языческие течения и уничтожить магов. Отщепенцы иногда применяли магию против отрядов короля, но Ортеге удавалось ее нейтрализовать. Трехконечная звезда была сильнее.

— Куда двинемся дальше? — закричал король, обращаясь к рыцарям. — Ну? Слушаю!

— На северных варваров!

— На кочевников!!!

— На троллей! — слышалось с разных сторон.

— Ха! Чувствую — кровь в ваших жилах еще кипит. — Король ответами был доволен, он улыбался, размахивая перед собой полупустым бокалом. Потом вытянул его вперед и закричал: — За новый поход! Пусть нам в нем сопутствует удача!

— Пусть нам в нем сопутствует удача! — эхом отозвались рыцари, вскакивая со своих мест и опрокидывая кубки. Затем они затянули королевскую песню хриплыми голосами. Быть может, точно так же они пели, стоя под королевским штандартом по колено в крови, ощетинившись оружием, и смотрели, как на них надвигается железная лавина отщепенцев.

«На северных варваров? На троллей?» Стивру было пришла в голову идея, когда он ехал в столицу, раскрыть королю тайну производства пороха. Это походило бы на те экзотические дары, что привозят с собой мореплаватели, возвращающиеся из дальних неведомых краев. Они преподносят невиданные кушанья, уродцев, отдаленно похожих на людей, — бросают все это к ногам правителя, будто он дитя малое и будет рад новой игрушке. Теперь Стивр решил этого не делать.

Быть может, раскрыв эту тайну, он смог бы вернуть себе расположение короля, возможно, монарх пообещал бы ему часть из тех земель, что намеревался захватить у северных варваров или у троллей, но Стивр не хотел воевать против своих недавних союзников. Да и Крега выгоднее было иметь среди друзей. Разрабатывать золотоносные жилы на своей земле он Стивру не разрешил, но торговать через него согласился, а на этом можно было бы обогатиться посущественнее, чем на военном походе.

Рассказы о том, что Стивр применил против нечисти какое-то новое оружие, конечно, дойдут до короля, но тогда он скажет, что это было колдовство, одноразовое колдовство, открывшееся ему для того, чтобы остановить нечисть. А когда ему это удалось, чары перестали действовать. Опасное это будет откровение. За колдовство инквизиторы посылают на костер, а прежде… дыба, сапог с гвоздями, раскаленные щипцы, иголки разные — есть так много способов развязывать языки даже тем, кто два слова связать не может. В пыточных камерах они просто поражают красноречием, по крайней мере те, у кого еще не вырван язык.


Прошло уже пять лет, а король так и не решился на новый поход. Лишь инквизиторы отправлялись в чужие земли, неся на своих трехпалых звездах новую веру. Приживалась она плохо. Но эти инквизиторы являлись лишь разведчиками — как торговцы, как путешественники, главная же цель у них была одна: сбор информации о потенциальном враге. За ними последуют несметные полчища.

Нужно лишь время. Пять лет — это слишком мало…


— Лучше бы я не с тобой пошел, а к королю нанялся, — сказал нищий.

Стивру было гораздо лучше, нежели этому бедолаге, который, оправившись от ран, какое-то время рассказывал о битве в кабаках. Тогда в глазах его зажигался огонь точно такой же, как тот, что вспыхивал в них перед сражением. Его слушали, давали бесплатно поесть, но со временем эти рассказы всем наскучили и ему перестали верить. Из кабаков его прогоняли, как назойливое насекомое, мешающее посетителям.

— Ха, — говорили они, — да чего это за битва-то была! Ерунда какая-то! Нечисть без числа? И ты ее победил? Ха! Тоже мне! Вот мы замок отщепенцев штурмовали. Вот там было сражение! А ты напридумывал разных небылиц. Проваливай!..

Нищий отвернулся, стал смотреть в сторону, всем своим видом демонстрируя пренебрежение, только бы не видеть Стивра перед собой, только бы не вспоминать о той битве. Но он никогда ее не забудет и каждую ночь, сколько бы их у него ни осталось, будет мучиться от бессонницы, валяясь на грязной соломе в какой-нибудь ночлежке. Вновь и вновь перед его мысленным взором будет воскресать вал нечисти.

У Стивра задрожали руки, он полез в кошелек, нащупал там горстку монет, высыпал их в перевернутый шлем, постоял возле ветерана, надеясь, что тот все же посмотрит на него, поблагодарит и в его потухших глазах появится хоть какая-то надежда, но, так и не дождавшись этого, пошел быстрым шагом сам не зная куда.

— Прости, прости, — все твердил он, хотя бывший солдат остался далеко позади и не услышал бы его. Да и нужны ли были ему эти извинения? Они ведь не вернут ему глаза, не излечат ногу, не прогонят печаль из души.

Как все скверно… Ему чертовски сейчас не хватало Крега. Того как раз оценили по достоинству, назвали чуть ли не спасителем нации, даже избрали верховным правителем. Зато люди о битве с нечистью так почти ничего и не знали до сих пор. На рынке появлялись панцири нечисти. Вероятно, за ними специально ходили в Стринагарское ущелье. Но по прочности они все равно уступали железу, да и со временем становились совсем хрупкими, тонкими. Съемные ножи котировались повыше, но их лезвия со временем покрывались ржавым налетом, его приходилось счищать чуть ли не каждую неделю, поэтому и они быстро стали падать в цене.

— Эй, красавчик, не хочешь ли весело провести время? — Ярко накрашенная девушка одной рукой схватила Стивра за рукав плаща, а другой раздвинула полы длинной юбки, демонстрируя свои прелести.

Стивр, не ожидая ничего подобного, отшатнулся от нее.

— Ну, что ты меня испугался? Разве я страшная? Все говорят, что я очень красива.

Стивр присмотрелся к ней повнимательнее. Ее чуть портил слишком яркий макияж, но ей не лгали: большие глаза, роскошные волосы, гибкое тело, соблазнительно обтянутое черным платьем. Взгляд незнакомки алчно шарил по его дорогому камзолу.

Только бы она не сказала сейчас, что ее отец или брат погиб в Стринагарском ущелье, семья лишилась кормильца и именно из-за этого ей пришлось заниматься тем, чем она и занимается. Скажи она такое, Стивр тотчас бы полез в кошелек и дал бы ей столько монет, сколько она вряд ли получала за свои услуги. Но, к счастью, она не могла читать его мысли.

Паранойя какая-то.

— Я вижу, что у тебя плохое настроение. Со мной оно у тебя станет очень хорошим.

— Прости, я спешу, — солгал Стивр, ведь он особенно никуда не торопился, а ласки девушки могли бы расслабить его.

Какое-то время девушка шла следом, не желая упускать такого выгодного клиента, цеплялась за рукав камзола, что-то тихо говорила, стараясь дотянуться губами до его уха, но он ее не слушал и ничего ей не отвечал.

— Ну что тебе стоит дать мне немного денег? — наконец разобрал Стивр, когда она, отчаявшись раздобрить его, остановилась.

«И вправду, что мне стоит дать ей немного денег?»

Ему было все равно, какую монету он достанет из кошелька: медную, серебряную или золотую. На солнце блеснуло серебро. Стивр протянул деньги незнакомке. Она и не ожидала такого, быстро, пока этот странный человек не передумал и не убрал подачку обратно в кошелек, выхватила ее из пальцев Стивра и спрятала у себя на груди, потом отбежала на шаг, но отчего-то остановилась и вновь внимательно посмотрела на Стивра. Видимо, подумала, что из него можно еще что-нибудь выжать. Она была не далека от истины.

— Так что же, ты не хочешь поразвлечься? Ты уже за все заплатил. Я многое умею делать. Тебе будет очень приятно. Пойдем? Здесь близко. У меня комната в гостинице.

— Нет, — сказал Стивр.

— Я не возьму с тебя больше денег, — заторопилась девушка, меняя тактику, — думаю, что и мне с тобой будет приятно. Доставь мне это удовольствие.

— Прости…

Она больше не шла за ним.

«Что-то я слишком добрый сегодня. Замаливаю грехи? Этак, когда до дома дойду, в кошельке ничего и не останется».

Вот разочарование-то будет у ночного грабителя, когда он, обыскивая труп в дорогом камзоле, ничего у него не найдет. Придется ему довольствоваться окровавленной одеждой, но она не очень ценилась на черном рынке, а стирать ее да штопать — мороки много. Такое развитие событий не далеко от истины. Пошатайся еще Стивр по ночным улицам — точно набредет на одного из грабителей. Те наверняка уже выбрались из своих нор, где прятались от яркого света, растеклись по городу вместе с этой серой мутью, которая накрывала их с приближением ночи.

Заметно похолодало. Воздух освежал, бодрил, очищал мозги, отрезвляя мысли.

Стивр почувствовал неладное сразу же, как только свернул на ту улицу, где стоял его дом, и на секунду замер, не понимая этого чувства, всматриваясь в ярко освещенные окна. От них исходило тепло. Они манили, как огонь на кончике свечи притягивает мотылька, или же, как маяк, что стоит на скалистом берегу и указывает курс кораблям. Однако на побережье часто устраивали ложные маяки, и суда порой вспарывали днища об острые камни. Из них высыпались товары и люди, точно требуха из распоротого брюха, а волны несли эту добычу прямо к ногам тех, кто построил ложный маяк. Люди обычно успевали до смерти наглотаться соленой воды, а тех же, кто добирался до берега, как правило, добивали, пока они точно беспомощные рыбы глотали ртом воздух и не думали о том, что самая главная опасность не позади, а впереди. Их обычно били тяжелой дубиной по голове, чтобы не мучились долго, прям, как тюленей, мех которых очень ценится. Но с животными так обходятся, чтобы шкуры не испортить, людям же достается по другой причине, их кожа все равно никому не нужна. Не шить же из нее сапоги?

Дом был роскошным — каменным, двухэтажным, с мощными колоннами, возле которых сидели мраморные львы. Стивр хотел сперва вместо них поставить у входа скульптуры нечисти, но так и не решился. На него и без этого инквизиторы косо смотрели, потому что колонны перед домом очень напоминали архитектуру языческих храмов. Их инквизиторы нещадно рушили и строили из обломков собственные. Стивр не хотел, чтобы та же участь постигла и его дом, усади он перед ним каменные изваяния, похожие на демонов. Он построил бы дом повыше, не в два этажа, а минимум в три, благо денег на это хватало с лихвой. Торговля с троллями приносила очень хороший доход. Заказы Крега иногда очень удивляли Стивра. Они походили на какую-то непонятную прихоть. Ладно, если бы задумал звезду с неба достать, — это еще можно было понять. Но однажды тролль попросил Стивра привезти два воза глины из карьера под Оусбергом.

— Зачем тебе глина? — спросил Стивр.

— Надо, — только и ответил Крег, — буду сынишке солдатиков из нее лепить.

— А из другой нельзя? — засмеялся Стивр.

— Из другой глины они похуже получаются — трескаются при обжиге.

— Это потому что у некоторых руки не из того места растут! — не удержался Стивр.

Платили тролли золотом, а за золото Стивр готов был выполнить любую их прихоть, даже собственноручно нарыть два воза глины. За пару-тройку часов и в одиночку управился бы. Вот только жаль, что инквизиторы запретили строить высотные дома, ведь они могли затмить новые храмы.

Стивр ускорил шаг, чтобы побыстрее узнать, не случилось ли чего, одновременно холодея при мысли, что со слугами могло действительно что-то стрястись. Ведь они никуда не выходили. Сидели безвылазно дома. И что здесь может с ними случиться, за железной оградой, даже возьмись кто-то штурмовать особняк? Да ни один из разбойников на такое не решится! Начнешь перелезать через ограду — напорешься на острые пики и будешь сидеть там, как пугало, пока не начнешь разлагаться. Да и чтобы попросту высадить дверь, потребуется таран. К тому времени, как его приволокут, подоспеют и стражники, в обязанности которых входит охрана порядка в ночные часы. Они, конечно, не очень ревностно относятся к этой службе, предпочитая коротать холодные ночи там, где тепло и светло, то есть в ближайшей таверне. Но ведь прогони они разбойников, напавших на дом богатого горожанина, — можно будет рассчитывать на щедрые дары. Ночь от них станет куда как светлее. И от выпивки, и от женщин, которым только покажи монетку — сделают все, что угодно. Прям как вороны, которые тащат все блестящее себе в гнездо.

Стивр сжался весь, точно холод его совсем доконал, стал по сторонам озираться, прислушиваться. Кинжал брошенный и стрела пущенная воздух рассекают с таким громким свистом, что увернуться от них в тихую погоду труда не составляет. И он нисколько не удивился, когда из сумерек, отделившись от кустов, возникли три фигуры в черных до пят балахонах с наброшенными на головы капюшонами. Он ждал чего-то подобного, и, наверное, настроение у него было скверным оттого, что эту встречу он предвидел и готовился к ней весь день. Существа были похожи не на людей, а на тени, которые оставили своих хозяев. Стивр даже невольно оглянулся — уж не потерял ли он свою тень? Черт, именно что потерял, потому что Габор сейчас невесть где находится, а кричать и звать его — разве это достойно рыцаря?

Если бы тени спросили у Стивра, не видел ли он их хозяев, это было бы логично. Но у них были иные интересы.

— Стивр Галлесский? — Голос был хрипловатым, простуженным.

Человек чуть приподнял голову. У него было бледное лицо. Оттого, видимо, что большую часть своего времени он проводил в холодных и сырых подземельях инквизиции. Ну что же, каждый по-своему развлекается.

— Да, — сказал Стивр.

— Я инквизитор прихода святого Людовика Преват Бонкер. Вы обвиняетесь в том, что продали душу дьяволу. Мне поручено арестовать вас.

После таких слов ничего, кроме костра, ждать не приходилось, потому что даже если ты признаешь свои прегрешения после многих дней пыток, то тебя все равно отправят на костер. Но это не самое страшное. Страшнее другое — обычно хватают еще и всех близких родственников осужденного, а если их у него нет, то первых попавшихся: друзей, слуг — их тоже ожидал костер, а уж этого Стивр допустить никак не мог.

В его глазах зажегся огонь, похожий на тот, что горел в них при виде вала нечисти в Стринагарском ущелье. Инквизитор, заметив это, понял, что сейчас умрет. Его лицо, до сей поры непроницаемое, будто вырезанное из камня, исказилось. Он и ему подобные привыкли, что все, кого они приходили забирать, услышав обвинения, впадали в странное состояние. Казалось, что слова обвинителей имели свойство заклинания, которое лишало людей любой активности, вгоняло их в своеобразную спячку. И при этом сами инквизиторы на каждом шагу твердили, будто магия от дьявола и надо всячески искоренять ее.

Лепетать о том, что здесь произошла какая-то ошибка, не было никакого смысла. Даже если это и ошибка, признавать-то ее все равно никто не будет. Так что выбор у обвиненного был не велик: либо сгореть на костре раскаявшись, либо не раскаявшись. Стивру ни одна из таких перспектив не нравилась.

— Преват Бонкер, — повторил он.

Инквизиторы обступили Стивра полукругом. В этом была их ошибка. Впрочем, встань они как-нибудь иначе, уступом или каре, результат все равно был бы одним и тем же. В противном случае Стивру понадобилось бы чуть больше времени, чтобы их убить.

Он не думал, что под их балахонами спрятаны защитные панцири, и все-таки решил подстраховаться. Он резко выхватил меч и провел им широкую дугу на уровне шей инквизиторов, затем, не дожидаясь, когда мертвые тела упадут, бросился к дому. Позади слышался булькающий противный звук, с которым жизнь вместе с кровью, бьющей из перерезанного горла, покидает тело. Их души точно попадут в ад. Но неужели они пришли арестовывать его только втроем?

Стивр без оглядки взбежал по мраморным ступенькам дома, хотя и слышал, что кто-то спешит следом. Он узнал эти шаги, сочетавшие в себе и тяжесть и легкость.

«Габор, все-таки ты следил за мной?! Молодец!»

Стивр чуть замешкался возле двери, не подумал, что можно просто толкнуть ее рукой или ногой, и она откроется. Он прислонился к ней спиной и выставил перед собой меч, с лезвия которого все еще капала кровь инквизиторов. Сейчас, освещенный факелом, воткнутым в стену, он являлся превосходной мишенью для лучника. Он не успел бы отклониться от стрелы. Габор чуть не натолкнулся на его меч.

— Ты ведь не хочешь меня нанизать на свой меч, хозяин? — спросил Габор.

— Следовало бы. Ты опоздал, — сказал ему Стивр.

— Ну, как тебе сказать, не совсем.

Только сейчас Стивр увидел, что в одной руке Габор тащит арбалет с натянутой тетивой, но стрелы на прикладе не было. Выпала, наверное. Но на поясе у телохранителя висел колчан со стрелами, а в другой руке был огромный нож, которым обычно разделывают мясные туши. Габор любил таскать его с собой, запихнув за голенище сапога, и вытаскивал это оружие побыстрее, чем иной солдат выхватывал из ножен меч. Лезвие ножа было в крови.

Стивр кивнул на арбалет.

— В кустах прятался один, — тихо, точно заговорщик, сказал Габор. Тоже, наверное, опасался, что в доме могут недруги прятаться и разговор этот подслушать. — В тебя метил. Вот пришлось с ним разобраться. Он так был увлечен, что и не услышал меня.

— Ты его в кустах оставил?

— Ага.

— Молодец. Надо уходить отсюда. Надо вообще уходить из города. Арбалет к бою приготовь, чует мое сердце, что в доме нас тоже поджидают.

На улицах было безлюдно, вряд ли кто-то его видел, но на трупы инквизиторов рано или поздно могли наткнуться, так что лучше было бы их убрать с глаз долой, сбросить в канаву, отвезти к реке и там утопить. Этим он выиграл бы немного времени, но, возможно, в доме засада, и тогда ему понадобится помощь телохранителя. Не стоило пока его отправлять избавляться от тел. Да и крови натекло уже предостаточно. Убери он убитых, по этим лужам все равно будет ясно, что здесь произошло.

Ох, можно сказать, что костер он уже заработал на свою голову. Стивр так явственно увидел эту картину, точно она уже стала реальной: почувствовал запах дыма, тепло огня, пожирающего сухие поленья, даже кисло-сладкий запах сгоревшей плоти, который он так хорошо помнил по битве в ущелье.

Инквизиторы немного поторопились. Войди он внутрь дома, там-то шансов арестовать его было побольше, особенно если навести на него арбалет, а лучше — два. Да еще с такого расстояния, чтобы уж точно быть уверенным, что ничего он сделать не сумеет, чтобы арбалетчика убить или от стрелы увернуться.

Стивр приложил ухо к двери, но она была такая толстая, что звуков не пропускала, и за ней была гробовая тишина, как в склепе, где мертвецы уже успокоились и устали по ночам выбираться наружу, чтобы людей живых пугать.

— Дверь-то не заперта, — зашептал Габор, — я это… первый, пожалуй, пойду, а ты за мной сразу не лезь. Ты мне дверь открой — и в сторону, а я разбегусь и внутрь прыгну. Ну, там и посмотрим что к чему.

Стивр достал из-за пояса странное оружие, прикладом отдаленно напоминающее арбалет, но такой крошечный, что только для женщин и детей мог сгодиться. Но тетивы у него не было, а к прикладу была приделана металлическая трубка. Габор знал, что это, поэтому не удивился. А когда в первый раз увидел, глаза у него прям на лоб полезли.

— Э-э-э, это то, о чем я думаю? — спросил он.

— А о чем же ты подумал?

— Ну, это… О господи! Хм, это штука, которая может пускать громы и молнии. Такие же, как и те, которыми ты остановил нечисть.

— Не совсем такие. Поменьше. Но в главном ты прав. Вообще-то про ущелье — молчок.

— Помню… Помню. Волшебство?

— Долго пояснять.

— Всех ты обманул.

— Взял такой грех на душу, — согласился Стивр.

— Ну, я бы не считал это таким уж страшным преступлением, — подмигнул тогда Габор хозяину…

Стивр похлопал телохранителя по плечу. Тот отошел на несколько шагов, поднял перед собой заряженный арбалет, стал целиться в дверь, точно хотел ее взглядом насквозь пронзить и увидеть тех, кто поджидал по ту сторону. В общем-то можно было воспользоваться для этой цели заклинанием — было такое, несложное, — но, видит бог, не обладал Стивр такими способностями, не тому учился, да и Габор в магии был не силен, только простейшие заговоры и знал, что позволяют карты в игре у противника подглядеть да кости заставить упасть нужными цифрами кверху.

Взглядом Габор показал хозяину, что готов. Стивр толкнул дверь…

Телохранитель, скрывшись в дверном проеме, грохнулся на пол, покатился… Взвизгнула тетива, да не одна, как понял Стивр, а две…

— О-о-о-ох, че-о-о-орт!!! — послышался изнутри голос Габора.

«Но боли-то в нем нет. Скорее, раздражение какое-то. Значит, не попала в него стрела. Да вот же она, в открытую дверь вылетела и в землю воткнулась почти по самое оперение железное», — мелькнула мысль.

Стивр и сам уже внутрь вбежал, чуть морщась от яркого света. Он едва не поскользнулся в луже крови, что на полу натекла. Она была немного размазана, чуть даже успела подсохнуть. Габор спрятался за одной из колонн, весь в крови, но не в своей. Он-то и размазал лужу на полу: видать, когда падал, как раз в нее и угодил, вот и закричал из-за этого. От лужи тянулось два следа, один к Габору, а другой в дальнюю комнату, куда заполз тот, кому эта кровь и принадлежала. Стивр пока не хотел задумываться над тем, кто это может быть. Хотя ответ был очевиден. Точно не инквизитор, а кто-то из слуг.

Он за долю секунды оценил обстановку, сам спрятался за одну из колонн, а то, не ровен час, влепят в грудь стрелу.

— На втором этаже он прячется, — закричал Габор, — я его только подранил!

На второй этаж вели вдоль стен две каменные лестницы, не очень широкие, но все-таки удобные, хотя, если по ним подниматься, то шансов уцелеть не очень-то много. По сути — ни одного. Пока ты дойдешь до середины, даже косоглазый паралитик успеет превратить тебя в подушечку с таким количеством иголок, что будешь напоминать ежика. Впрочем, что толку рассуждать: после первой же стрелы ты скатишься вниз.

— Он там один?

— Ага, — кивнул в ответ Габор и состроил какую-то гримасу, но что хотел телохранитель сказать этим, Стивр так и не понял. Может, и ничего. Или же у Габора в эту секунду живот судорогой свело, если он, допустим, какую-то гадость в таверне съел.

— Прикрой меня.

— Хорошо, хозяин.

В ладонь Стивра скользнула тонкая металлическая трубка, приделанная к деревянному прикладу, наподобие тех, что прячут у себя в пышных платьях женщины, отправляясь в длительные и опасные путешествия. Обращаться-то с ним просто. Маленький механизм тетиву натягивает. Когда грязная физиономия появляется в окне кареты и до нее расстояние не более полуметра — а если руку вытянешь, то и вовсе арбалет прямо ко лбу приставить можно, — то все равно не промахнешься.

Но приспособление в руках Стивра было куда как хитроумнее, с собой он носил его всегда, но даже припомнить не мог, когда применял его в последний раз. Слишком оно громким было, и если с его помощью отбиваться от разбойников на ночной улице, перебудишь полгорода. Может, те, что сбегутся на шум, и не догадаются ни о чем, а выстрел примут за гром, да только сведения эти дойдут до инквизиторов, они расследование проведут, начнут искать, кто магией по ночам балуется, горожан законопослушных громами и молниями будит.

Стивр высунулся из-за колонны, на миг всего, и тут же обратно юркнул. Задержись он — стрела наверняка в глаз бы угодила. Атак — только ветер от нее чуть волосы возле виска взъерошил.

Был ли у инквизитора многоразовый арбалет, с автоматической подачей стрел, Стивр так и не разглядел. Что-что, а о боевых навыках своих противников он был невысокого мнения. Стивр выставил руку из-за колонны, прицелился в черное тряпье, что укрывало человеческое тело, немного согнувшееся за каменным парапетом, и нажал на курок. Щелкнули друг о друга кресала, пробуждая спящих в трубке демонов.

От грома заложило уши, от яркой вспышки начали слезиться глаза, а от едкого запаха пороха засвербело в носу. Куски зазубренного металла, которым была набита трубка, искрошили камень, за которым прятался инквизитор, изорвали всю его одежду. Стивр давно не получал такого садистского удовлетворения.

— У-у-у, — завыл инквизитор нечеловеческим голосом. Он испугался, что эта адова штуковина, что попала в него, вместе с жизнью заберет и душу, утащит в подземелье, где одни грешники пребывают. Боялся, что на небеса не удастся попасть, несмотря на прежние заслуги и десяток сожженных им лично язычников.

Он все никак не мог затихнуть, скулил, даже когда кровь почти перестала хлестать из ран. Все вокруг себя залил этой противной жидкостью, — и чего в ней привлекательного находят вампиры? Она же липкая, невкусная, и после нее во рту остается противный привкус, который даже лучшие освежители до конца не могут отбить.

Стивр опять высунулся из-за колонны, огляделся, прислушался, благо гул в его ушах уже поутих и он вновь мог различать звуки. Если кто и затаился в доме, то признаков жизни не подавал.

Габор побежал по кровавому следу, который вел на кухню.

— Гады, — услышал Стивр его голос и хотел уж было пойти тоже на кухню, хотя знал, что там увидит. Стонов-то он не слышал, а значит, и повар, и дворецкий — мертвы. Но телохранитель вернулся.

— Дворецкий, видать, дверь-то и открыл, ну, ему сразу и сунули в живот кинжал, кровищи-то натекло! Он еще теплый, недавно умер. Пришли бы пораньше, может, чего успели бы сделать. Повар поменьше мучился, ему в сердце стрелой попали. Наповал. Ты не ходи туда. Чего тебе там смотреть?

— Попрощаюсь.

— Как знаешь, — развел руками Габор, — похоронить-то мы их все равно не сможем.

— Как знать, — сказал Стивр.

Дворецкий, с длинной седой шевелюрой, заплетенной на варварский манер в косичку, и с не менее длинными расчесанными усами, которыми он так гордился, был ветераном многих сражений. Кожа его была обветренной и грубой, словно парус, и такой же во многих местах заштопанной. Окажись у него в руках хоть что-нибудь, да хоть палка какая, — он свою жизнь за просто так не отдал бы. Он лежал, прислонившись спиной к стене, глаза были открыты и только начинали стекленеть. Если бы Стивр заглянул в них, то увидел бы последнее, что отразилось в зрачках. Но он и без того знал — это инквизитор.

— Прощай, — сказал он дворецкому и закрыл ему глаза. Они были давно знакомы, вместе воевали в ущелье. Что касается повара, то он совсем недавно поступил на службу. Стивр оценил его умение готовить, но как человек он был ему не так дорог.

— Идиоты они все-таки, — заявил Габор, когда Стивр вернулся в прихожую, — никакой тактики. Подождали бы здесь, в доме, а не набрасывались на улице, как оголодавшие бездомные на кусок пирога. Тогда бы точно подстрелили нас. Вот что им мешало дождаться нас внутри помещения? А? Наставили бы тогда арбалеты свои на нас — пришлось бы либо здесь помирать, либо сдаваться. Я бы первое выбрал, — добавил он после раздумья. — Слышал, какие ужасы про застенки инквизиторские рассказывают.

— Повезло, — согласился Стивр.

— А тебе всегда везет. Даже в совершенно безвыходных ситуациях. Сейчас такая, кстати, и была. Только придурки могли так поступить, как эти инквизиторы. У них, пока они сюда шли, мозги расплавились наверняка, сейчас там каша одна.

— Хочешь проверить?

— Хм, нет вообще-то.

— Мне кажется, что они не привыкли к сопротивлению. Приходят к тем, кого решат забрать, ну и у жертвы, естественно, ноги ватные, руки дрожат… Колдовство какое-то во всем этом. Хотя инквизиторы вроде бы против него и воюют. Не пойму я этого всего!

— Как думаешь, хозяин, скоро из-за твоей этой штуковины громыхающей сюда народ сбежится?

— Не знаю, но ноги уносить надо побыстрее.

— Ага, — кивнул Габор.

Ехать сейчас по улицам в золоченой карте — все равно что кричать во все горло: «Вот едет Стивр Галлесский. Кто его искал?» На ней сейчас не только за ворота не выбраться, добраться до этих ворот не удастся. Пусть сейчас только собаки бездомные бродят в темноте, но какая-нибудь из них — та, что по-человечески разъясняться умеет — обязательно доложит кому следует о сверкающей карете, на бортах которой нарисованы гербы Стивра Галлесского.

Те же мысли пришли и в голову Габора.

— Не в карете, надеюсь, — наконец высказал он их вслух.

— Да, а почему бы и нет? Знаешь, всегда мечтал погибнуть с фейерверком, а не в постели на старости лет, когда рука уже ничего и удержать не сможет. Представляешь, сколько охранников сбежится, чтобы нас остановить на выезде из города?

— Мне кажется, что болезнь инквизиторов… — Габор сделал паузу и после заговорил побыстрее: — Это я про разжижение мозгов, если ты не понял, хозяин, передалась и тебе.

— Не, не бойся, поедем и вправду в карете, но ты знаешь, я еще не настолько забыл всякие магические ритуалы, чтобы не суметь наложить на нее маскирующие заклятия. Со стороны будет казаться, что это повозка с дерьмом, так что все нос будут воротить.

— С дерьмом? — переспросил Габор. — Хм, очень метафорично, хотя лучше бы тогда в нее инквизиторов положить. Дерьмо — это они.

— Костер ты уже заработал.

— Гы-гы-гы, — засмеялся Габор, — дважды не сожгут.

Ну, пойду экипаж готовить да в дорогу соберу чего-нибудь.

— Я скоро, — сказал Стивр, — мне надо кое-что в кабинете прибрать.

Он поднялся по мраморной лестнице. Кровь инквизитора уже стала стекать по ней ручейком. Окна в кабинете были занавешены тяжелыми бархатными портьерами, через которые свет из комнаты выбраться не мог, так что, когда он, хлопнув в ладоши, зажег в камине огонь, с улицы дом по-прежнему оставался безжизненным, погруженным в темноту.

Жалко было прощаться со всем, что его окружало. Этот дом хоть и не мог выполнить функции крепости, за стенами которой можно пережить осаду, но все-таки позволял уединиться от невзгод и печалей, как-то пережить их, а теперь… неизвестность одна впереди. Замок его инквизиторы себе заберут. Туда и ехать не стоит, все равно что самому голову в капкан сунуть.

На стене висела картина. На ней Стивр попирает ногой нечисть, указывает мечом вперед, а солдаты гонят неприятеля прочь. Художник нечисть в глаза не видел. Пришлось ему объяснять, что это такое. Сходства он все равно не добился, да и не поверил, что такие страшилища на самом деле существуют.

Стивр грустно улыбнулся. Мог ли он подумать тогда, пять лет назад в Стринагарском ущелье, что солдаты, которые стояли с ним плечом к плечу, впоследствии будут никому не нужны, их выбросят на улицу, а сам он будет изгнанником?

Да кто ж в такое поверит? Все так нереально. Вернуть бы то время, встать бы опять в ущелье… А потом, когда они уничтожили проход, через который нечисть попадала в этот мир, залив его тоннами святой воды, свергнуть короля. Но он верил тогда, что этот мир можно как-то иначе изменить к лучшему. Он ошибался…

Крег был умнее и опытнее Стивра в таких делах, намекал ведь на подобное развитие событий. Дал понять, что тролли, если до драки междоусобной дойдет, поддержат отряды Стивра. Вот только Стивр его не послушал — сделал вид, что не понял. А ведь тогда за ним многие пошли бы. Крег предлагал ему телохранителей из числа троллей, но Стивр посчитал, что тем среди людей будет неуютно. Когда Крег увидел Габора, он подмигнул и сказал тихо, так чтобы телохранитель не слышал:

— Одобряю твой выбор. У него матушка или бабушка явно с троллем согрешила.

Да, сейчас бы несколько троллей Стивру очень пригодились.

Он шарил по полкам, открывал ящички стола, вытаскивал какие-то бумаги, складывал их в кучу на полу. Времени, чтобы просмотреть их, совсем не было. Стивр лишь смутно помнил о том, что там написано. В них встречались десятки имен. Письма от разных людей… Да инквизиторы даже долговые расписки от людей, которых Стивр и припомнить не мог, в доказательство их вины обратят! Найдут обязательно, утащат, словно демоны, в свои подземелья и начнут пытать. Попади эти клочки бумаги в руки к братьям из ордена — этим людям придется очень-очень скверно.

Он сгреб бумаги в охапку, точно опавшие листья, которые садовник каждую осень собирает в саду, и направился к камину. Тот уже прогрелся. От него веяло приятным теплом. Стивр любил сидеть возле огня в кресле, закутавшись в плед, и смотреть на пламя. Стенки дымохода почернели, покрылись сажей.

Листки бумаги все норовили выскользнуть из рук, разлететься по полу, спрятаться за портьерами или под креслом, только бы не попасться в язычки огня. Стивр скормил им одну охапку, потом другую, а когда все ящички в столе опустели и писем там больше не оставалось, он стал припоминать, что некоторые из них могут быть заложены между книжными страничками, и принялся потрошить их, точно рыбу. Иногда в кишках рыб находят жемчужины и золотые монетки. Недолго думая, Стивр бросил в огонь и несколько книг, потому что, найди их инквизиторы, у них не осталось бы никаких сомнений в том, что Стивр продал душу дьяволу.

Кожаные переплеты гореть не хотели. На пепле, в который превращались листочки, все еще проступали чернила, они были еще чернее, чем сам пепел. Можно было даже прочитать, что там написано. Стивр разворошил золу железными щипцами.

У него появилась мысль разбросать угольки по полу, чтобы огонь разбежался по всему дому, ведь все, что он оставит здесь, никогда ему уже принадлежать не будет, но не смог этого сделать своими руками. Отступающая армия всегда сжигает все позади себя: урожай, дома, разрушает дороги и мосты, чтобы врагу не досталось.

Стивр осмотрелся — не забыл ли что? — но, кажется, он уничтожил все, что хотел.

— Пусть попробуют что-то прочитать, — сказал он, посмотрев на пепел в камине.

Никто его не услышал.

В одном из ящичков хранились драгоценности: золотые монеты и самородки, не ограненные алмазы. У троллей они ему и не понадобятся. Крег все сделает ему задаром, чего он только ни пожелает, снабдит и золотом и алмазами. Но ведь до него еще нужно добраться. Стивр сложил драгоценности в кожаный мешочек, взвесил в руке — оказалось, он совсем не тяжелый, — потом прикрепил его на поясе. Вот ведь, будь он поумней, весь мир бы лежал у его ног, а теперь остался у него один слуга да драгоценностей немного.

Кстати, о погребении слуг он решил подумать.

Постояв несколько секунд на пороге кабинета, Стивр затворил за собой дверь, хлопнул в ладоши — и в ту же секунду огонек в камине встрепенулся, точно живой, и медленно, будто боясь чего-то, переполз через металлическое ограждение. Он лизнул пушистый ковер, затем отпрянул, выясняя, не накажет ли его кто-то за эту вольность или за то, что он оставил на ворсе черный след…

Дверь закрылась, и на лестнице уже слышались удаляющиеся шаги Стивра.

Никогда огню в камине не доставалось такого угощения. Его кормили вкусными поленьями, пропитанными благовониями, сгорая, они наполняли комнаты дурманящим ароматом, от которого начинались перед глазами видения. Книги в кожаных переплетах — ранее невиданное угощение — ему тоже понравились. Еще никогда у него не было так много еды.

На верхнем этаже лежал человеческий труп и этажом ниже — еще два, да телохранитель притащил в дом мертвых инквизиторов, и всех их огонь должен был превратить в пепел.

Стивр не сомневался, что король в курсе дела, причем не просто обо всем знает, но именно он и инициировал все это. Слухи до него стали доходить, что битва в Стринагарском ущелье — не вымысел. Там действительно произошло что-то ужасное, и людям удалось победить, лишь продав дьяволу душу, а за это он научил их повелевать огнем. Король тоже хотел получить эти знания, но не собирался расплачиваться с дьяволом собственной душой.

Как все не вовремя вышло! Напади инквизиторы ну хотя бы через месяц — не нужно было бы думать, как из города бежать. В подвале Стивр делал шар. Если наполнить его горячим воздухом, он мог бы подняться к небесам и летать, пусть не так ловко, как птица, но через городскую стену перемахнул бы.

Золоченая карета в свете луны сверкала. На ее поверхности отражались серебристые блики. Два запряженных в карету коня, похрапывая, поглядывали по сторонам чуть выпученными глазами и переступали с ноги на ногу, отчего подковы на их копытах цокали по брусчатке. Этот звук, несмотря на то что был очень тихим и днем затерялся бы среди сотен и тысяч более громких многоголосий, наполнявших город, сейчас разносился очень-очень далеко. Он будет очень громким, просто громоподобным, когда лошади помчатся по улицам, и перебудит всех вокруг.

Кони эти очень нравились Стивру. Черные их гривы напоминали ему волосы девушек, которых он любил, тела их были гибкими и стройными, под лоснящейся кожей проступал рельеф мышц. Он отдал за них просто фантастические деньги, но никогда об этом не жалел. Многие просили продать их. Цена подскочила многократно, когда Стивр наложил на них небольшое заклинание, чтобы во время дыхания вместе с паром из их ноздрей мог вырываться огонь. Если запрячь их в боевую колесницу, Стивр не сомневался, что эти кони не испугаются людского строя, ощетинившегося копьями, а помчатся прямо на эту сверкающую стену металла.

Жаль было их бросать. Но на таких конях незаметно выбраться из города он не сможет. Ведь надо поднимать решетку, открывать ворота, а тайком это никак не сделаешь. Вряд ли можно наложить такое сильное заклятие на постовых, чтобы они либо заснули, либо все забыли. Еще недавно это задание казалось выполнимым, но с каждым годом заклинания все труднее удается накладывать, да и сами они становятся слабее и слабее.

Лужа крови на улице начинала подсыхать.

— Что ты так долго, хозяин? — Габор сидел на козлах.

— Э-э-э, скажи-ка мне вот что, — начал Стивр, — а у тебя есть план?

— Есть ли у меня план? — осклабился Габор. — Есть ли у меня план? — вновь повторил он, точно от этого план у него действительно мог появиться. Стивр уж ждал, что Габор скажет эту фразу и в третий раз, но ошибся. Фраза была похожей, но несколько другой: — У меня, конечно, есть план!

— Расскажешь?

— Садись, хозяин, поехали, по дороге все скажу! Не сомневайся — план хороший.

Стивр взглянул в ту сторону, где находился королевский дворец. Ни стен его, ни башен в темноте было не разглядеть. В голову Стивра пришла безумная мысль: добраться до казарм, где расквартирован городской гарнизон, поднять его и повести на дворец.

Но никто за ним не пойдет…

Он посмотрел на карету, провел рукой перед собой, точно художник, который стоит возле своей картины, держа в руках кисть, но не с краской, а пропитанную растворителем, разъедающим краски. Он стирал карету, стирал коней и стирал Габора. Поначалу они стали прозрачными, и сквозь них проступали очертания дальних домов и деревьев, наконец они вовсе исчезли. Карета чуть скрипнула на рессорах, когда в нее забрался Стивр, тут же став тоже невидимым.

— Поехали, — сказал он Габору. Но по плечу похлопывать не стал, боялся, что промажет.

— Слушай, хозяин, я думаю — не пробиться нам через ворота, — начал Габор.

— Я это и сам знаю. Я тебе говорил об этом. Предлагаешь в городе затеряться, а потом, когда день настанет, попытаться его покинуть? Так все равно стражников на воротах предупредят, что меня схватить нужно.

— А я не предлагаю через ворота выбираться, — усмехнулся телохранитель, — подземный ход есть. Он ведет за городскую стену. Туннель старый, заброшенный. Но через него контрабандисты кое-чего проносят и выносят. Я-то знаю о нем. Сам контрабандой промышлял до того, как ты меня на службу взял.

— Отлично! Тогда веди. Слушай, а я и не знал о таких твоих подвигах. Может, ты и на больших дорогах промышлял?

— Да какое это сейчас значение имеет!

— Вообще-то пираты и разбойники в драке хороши. Получше солдат регулярной армии будут.

— А я что, плох, что ли?

— Я этого не говорил.

— Ну и делай тогда из этого выводы, хозяин. Стивр кивнул.

— Так, я продолжаю. Не сбивай меня. До подземного хода далековато. Пешком идти долго. В карете этой доберемся, потом ее отпустим. Кони сами дорогу к дому найдут. Никто и не узнает, куда мы делись.

— Да, пожалуй, так и сделаем, — кивал Стивр.

— А одежда вот эта, — телохранитель показал на камзол Стивра, — выдаст она тебя. Попроще чего-нибудь надо.

— Ага, и в грязи лицо вымазать, чтобы походить на оборванца.

— Это слишком радикально, но для пользы дела не помешало бы. Мы в грязи и так все испачкаемся, когда по проходу пробираться будем. Хорошо бы иметь запасную одежду.

— Раньше надо было говорить. Где я тебе сейчас одежду возьму?

— Подумал я об этом. У повара пошарил, взял кое-что.

— Ты предлагаешь мне одежду мертвеца надевать?

— Так я ее не с мертвеца снял, а из шкафа достал. Ничего зазорного в этом нет. Да, хочу заметить, что и мертвецов обобрать многие просто мечтают. Что, на базаре никогда не встречал одежду с заштопанными дырками от кинжалов да стрел, еще и с пятнами крови? — Отстань, — отмахнулся Стивр.


предыдущая глава | Пирровы победы | cледующая глава