home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 88

В шестнадцатиэтажном доме на берегу Волги по адресу ул. Ярославская, 6, проживала половина врачебного коллектива кардиоцентра. По случайности в этом же доме получила квартиру мама Андрея, работающая в городской администрации. Очередь на получение жилья растянулась на десятилетие, и, если б не вмешательство Рубайлова, вряд ли удалось что-нибудь выстоять.

Квартира пустовала, и Андрей приспособил её под дополнительный офис – телефонные линии в кардиоцентре пока не выделили, и сюда попеременно приезжали Юля Чуприна, Лена Николова, и Афанасий Тихонович Тишин – для телефонных переговоров, отправки электронной почты и факсов.

Был приобретен мощный радиотелефон, работающий на расстоянии двадцати километров. Базу установили на квартире (находящейся на третьем этаже), провод от неё тянулся на восьмой этаж, там, на балконе принадлежащей Быстрову квартиры, была закреплена антенна. Теперь звонить можно было из кардиоцентра – правда, трубка ловила сигнал только рядом с окном.

Игорь Викторович Быстров ни разу не был в офисе Совинкома в отделении реабилитации, зато часто приходил на квартиру. Рассеялись подозрения, вызванные его чрезмерной настойчивостью. Отношения с ним были абсолютно прозрачными, партнёрам просто нечего было скрывать друг от друга – всё чётко оговорено, границы очерчены.

В марте 2000 года Игорь Викторович, освоив бюджеты трёх отделений, столкнулся с проблемой отсутствия динамики роста доходов. Придя к Андрею, он задал вопрос: «Почему я всегда думаю, как нам заработать? Можешь ты, наконец, придумать новую тему?»

– Вы знаете все мои дела, Игорь Викторович – Казань, Ставрополь, местные больницы. Как вам тут поучаствовать?

Заведующий кардиохирургией неплохо зарабатывал и без помощи поставщика № 1, но у него оставался нерастраченный потенциал, который нужно было употребить на какую-то полезную деятельность.

– Мой брат торгует аккумуляторами, это серьёзная тема.

Андрей уже слышал о том, что у Игоря Викторовича есть брат-близнец, Владимир, проживающий в Петербурге, и что этот брат – совладелец крупного бизнеса. Были уже разговоры о реализации крупных партий аккумуляторных батарей, поставках свинца, свинцово-содержащих сплавов. Но это всё были неоформленные идеи. Андрей звонил по поручению Игоря Викторовича в разные организации, что-то узнавал, что-то предлагал. Научившись угадывать его настроение, он видел, когда Игорь Викторович сам верит в результат, а когда «гонит волну», поэтому принимался за дело всерьёз, только если тот воспринимал дело всерьёз.

Их очередные посиделки закончились приглашением в Петербург. Улыбаясь уголками губ, Игорь Викторович произнёс так запросто:

– В апреле я поеду в гости к брату, поехали со мной!

Андрей задумался – жена с грудным ребёнком, одно дело командировка, а тут – «поездка в гости».

Игорь Викторович, между тем, рассказывал, как ему хорошо «там», с братом, и его компаньоном, Артуром, и что это настоящая семья, в которой царит взаимопонимание и дружба.

– …там настоящая жизнь, реальное существование, не то, что здесь. Маньковский тоже скучает, первые дни, когда приехал, был готов идти обратно по шпалам в Питер. У него, правда, другие причины, но идея понятна: возврат в реальную жизнь.

«В общем-то, можно рассмотреть поездку в Питер и как командировку, и, не покривив душой, сказать Мариам, что еду по делам», – решил Андрей.


Глава 87 | M & D | Глава 89