home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 99

Несмотря на жару, Saga Furs устроила выставку-продажу меховых изделий. Имоджин оценила юмор и решила приобрести шубу при температуре 40 градусов в тени. Оценка имела чисто долларовое исчисление – торговый дом выставил продукцию с беспрецедентными скидками.

Час ушёл только на то, чтобы присмотреться. Вроде бы ничего нового с мехом не придумать, но дизайнеры предлагали надевать сразу несколько вещей из разного меха – вот такая модная многослойность. Вездесущий мех появился не только на привычных полушубках и шапках, но и на юбках, сумках, вечерних туфлях, и даже на ювелирных украшениях. А коварный консультант предлагает ознакомиться с коллекцией изделий из кожи:

– Мех и кожа вместе смотрятся гораздо острее, чем тот же мех с бриллиантами.

Ещё час ушёл на то, чтобы определиться, чего же она хочет: полушубок, манто, меховое пальто в пол, пушистое изделие или стриженое, однотонное или пестрое, эпатажное или классическое. В конце третьего часа Имоджин вышла из бутика, имея при себе полупальто из норки элегантного кроя в стиле Жаклин Кеннеди, большую меховую сумку, и трикотажный кардиган с меховым воротником.

– Почему деньги мокрые? – спросил продавец, пересчитывая купюры.

– Муж рыдал, расставаясь с ними, – бесстрастно ответила Имоджин, закручивая бутылку минеральной воды, половина содержимого которой пролилось в сумке.

Из-за этих меховых перипетий она уже опаздывала на важную встречу. Но ничего, – успокаивала она себя, – прошли те времена, когда я ждала, и я уже заработала право на то, чтобы ждали меня.

Она снимала для разделов об интерьерах и путешествиях, на её снимках были модные салоны, архитектурные памятники, фасады исторических зданий, пейзажи. Конечно же, она мечтала о том, чтобы оказаться по другую сторону камеры – стать актрисой или моделью, но увы: возраст.

В этот день ей предстояло отойти от привычного занятия и окунуться в мир моды, а заодно порешать некоторые межвидовые проблемы. Для обсуждения вопроса Габор пригласил к себе Марека Буйтора, продакт-менеджера из «Mud Fud», крупного концерна, специализирующегося на производстве продуктов питания из сои, и Золтана Малетера, PR-менеджера из химического концерна «Kem Chem». Когда она приехала к Габору в Телки (пригород Будапешта – авт.), cocktail-party возле бассейна уже подошло к концу, и все собрались в гостиной.

Убранство этого помещения соответствовало по духу особняку Габора, напоминающего средневековый замок. В просторном зале под высокими сводами на видном месте поблескивали круглые и прямоугольные щиты, копья, сабли, рапиры, шпаги. В полумгле каменных углов висели рядами мечи, кинжалы, стилеты, поясные ножи, соседствуя с ослепительными доспехами – касками, наголовниками, шлемами с забралом, железными колпаками, кольчугами, латами, шпорами. Казалось, на них еще темнеют пятна крови рыцарей, басурманов, сарацинов, победителей и побежденных, погибших в бою и казненных. Вдоль стен стояли ряды призраков, облаченных в потемневшую сталь, сталь с чернью, с чеканкой, с насечкой, рубчатые и выпуклые кирасы, брони ребристые и бочкообразные. На монументальном камине, охраняемом двумя рыцарями-копейщиками, видны были в профиль латы кондотьера верхом на конской броне с полным набором. На толстой цепи с потолка, расписанного фресками с изображением кровавых битв, спускался светильник со множеством обвитых серебром рогов, из которых подымались цветные свечи.

Длинный «трапезный» стол был накрыт на шесть персон. Имоджин устроилась между Ференцем и Амелией, женой Габора, напротив сидели Золтан с Мареком, хозяин находился во главе стола. Пока все разбирались со столовыми приборами и закусками, Ференц вполголоса поинтересовался о причине опоздания. Имоджин уклончиво ответила, что причина находится на заднем сиденье машины. Тогда он с дрожью в голосе спросил: «Сколько?»

– Ну и что, что у нас зимы теплые, может, мы когда-нибудь соберемся в Гренландию, – отстраненно проговорила она.

Ференц обхватил руками голову. Имоджин налила ему виски и заботливо пододвинула бокал:

– На вот, выпей.

Заговорили о деле. Представители концернов вкратце озвучили то, что уже было известно. Склады «Mud Fud» были затоварены соевым концентратом, а «Kem Chem» столкнулся с резким падением спроса на нейлон и полиамид. Это грозило европейским отделениям компаний серьёзными убытками. Проблема возникла не сегодня и даже не вчера, над нею работали, но предлагаемые маркетинговые мероприятия оказались неэффективны. Это как косметический ремонт для здания, нуждающегося в реконструкции. Нужно повлиять на потребителя, изменить его мировоззрение.

– Это как с маргарином: когда потребителю объяснили, что это не дешёвый заменитель масла, а самостоятельный и очень качественный продукт, тогда он пошёл нарасхват, – резюмировал Ференц.

В этой встрече, помимо того, что он составлял компанию жене, он рассчитывал плотнее познакомиться с фирмачами, чтобы впоследствии выйти на их руководителей, и зацепить, таким образом, крупных клиентов для своей фирмы.

Марек подтвердил, что цели стоят именно такие, и в этой связи выход на Габора не случаен: у него обширные связи и влияние среди других европейских подразделений «Voqq», сам он серьёзный и вменяемый человек, и гораздо эффективнее один раз договориться с ним, нежели гоняться за всеми этими гламурными подонками, отлавливая их на светских тусовках по всей Европе. Габор вкратце озвучил то, что собирается сделать в ближайшее время:

– Мы подготовим соответствующие статьи о правильном питании, у меня уже есть некоторые намётки, а Имоджин найдет старикана с благообразной вывеской, сфотографирует, и представим как профессора института питания.

– Но это же липа, не проще ли пойти в Институт питания, и там договориться? – возразил Марек.

– Они там зажрались, у вас никакого бюджета не хватит, чтобы удовлетворить их аппетит. Беспокоишься насчет липы – открой любой журнал, и покажи, что там не липа.

Настало время основного блюда. Обходя гостей, Амелия накладывала им в тарелки порции ягненка, тушеного с эстрагоном, поднос с эти блюдом стоял у неё на каталке.

Института питания Мареку было недостаточно:

– Кроме неизвестного старикана, необходима уже раскрученная медийная фигура, которая влияет на широкую аудиторию, желательно на молодёжь и активную часть населения.

– Ну, разумеется. Как насчет Мистера Жужи?

Мистер Жужа – андрогинный фрик и харизматик, появился три года назад в образе полудикого интроверта со скрипочкой, с ужасом и отвращением шарахающегося от жизненных реалий. Всё это время он плавно перерождался в гламурного перверта, хотя процесс далёк от завершения. В своих песнях он эксплуатировал разные там надрывные темы: несчастная любовь, саморазрушение, всевозможные злоупотребления и предчувствие скорой смерти. Очень популярен в молодёжной среде, но дело не только в этом. Он совершенно бесплатно говорит направо и налево, что носит одежду из синтетических материалов и полностью отказался от мяса. В одном из интервью от сказал: «Я убеждён, что торговля мехом – это ужасно. Большинство хип-хоперов носят меха, они думают, что это символ их положения в обществе. Но я вижу не статус, а мертвых животных».

– Он снялся голым для журнала «Trans-West», чтобы его тезисы выглядели убедительнее, – сообщил Габор.

– Ну и что там было в итоге?

Это был раскрученный трюк и ребус – что такое Мистер Жужа: он, она, или оно. Вопрос этот был главной интригой прошедшего недавно музыкального конкурса «Евровидение», на котором, кстати, Жужа занял(а) первое место. Что неудивительно – конкурс давно превратился в парад фриков, уважающие себя музыканты прозвали его «Евроотстоем», и opinion-leaders для продвижения соевых продуктов и изделий из искусственных материалов нужно искать именно в этой среде. Эффективно, и что немаловажно, дёшево, возможно, даже бесплатно.

Имоджин засомневалась:

– Его(её) очень трудно отловить – оно до сих пор бродит в поисках самоидентификации по клиникам пластической хирургии. Говорят, это в высшей степени необязательное и капризное существо.

– Может, отсутствие чувства юмора, – предположил Ференц, – он настолько вошёл в образ, что превратился в одного из персонажей своих песен.

– «Приятная» застольная тема, – скривился Марек, заскрипев мельницей, посыпавшей перцем мясо. – У меня уже аппетит пропал. А там, я так понял, у нас на очереди жаркое из дикого кабана.

– Ладно, поговорим о приятном, – согласился Габор. – Грета Дебаркадер – как вам такая тема?

Марек удовлетворенно причмокнул:

– В высшей степени приятная тема! На самом деле её зовут Дебора Грей, а творческий псевдоним – Грета Грей.

Габору пришлось извиниться за свою серость.

Грета Грей была самой успешной актрисой из мира фильмов для взрослых. Её имя ассоциировалось с революцией в современном порно, на её счету более сотни картин, музыкальные видео, а также роли в обычных фильмах. Она давно преодолела все табу, сковывающие порноактрис: имитация изнасилования, эякуляция в вагину, дотошная работа с экскрементами, животными, детьми – всё это уже опробовано, так что остальные удовольствия для Греты – безобидные игрушки. По её мнению, софткор предназначен для домохозяек, которые сидят на валиуме. Перед камерой она вульгарна и агрессивна, и постоянно орёт на своих партнеров, чтобы те двигались жестче и быстрее. Глаза с поволокой, абсолютно гладкая кожа, никаких татуировок, безупречная фигура, поток ругательств – в свои 22 Грета сметает на своём пути препятствия как самый настоящий трактор. Её хотят миллионы мужчин и женщин во всём мире, и её окрик куда эффективнее, чем нытьё полупидора Жужы.

– Она не из дешёвых, – мрачно констатировал Золтан. – За одну только встречу мне пришлось одарить её курткой из канадского соболя стоимостью $15000.

Марек попытался его успокоить:

– Чарли Шин вывалил $5000 агентству только за то, чтобы договориться о встрече, и ещё $30000 стоило суточное пребывание Греты в его особняке.

Габор изложил главную идею проекта.

– Мы будем следовать в русле нового тренда. Грета снимется обнаженной типа не за деньги, а за благое дело. Будут размещены её фотографии с подписями типа: «Я думаю, что если у вас есть сердце, вы не можете носить мех. Это отвратительно», или «Я вегетарианка, поэтому я чувствую себя намного лучше, у меня очень много энергии!». И ей поверят, всем известно, насколько она энергична. А трогательная история о том, как золушка превратилась в порнозвезду, привлечет всеобщее внимание. Ну ещё отчим по детству изнасиловал, потом братья, дяди, другие родственники, учителя.

Имоджин высказала экономические соображения.

– Представляю, во сколько обойдется фотосессия. Не проще ли взять бесплатно кадры из её роликов? Она же не в мехах там снимается.

– Это тебе не травоядный Жужа, – авторитетно заявил Габор, – она сразу поймёт, откуда поддувает, и вчинит нам многомиллионный иск. Надо хотя бы испросить разрешение, и помолиться святому Геллерту, чтобы эта не по годам продуманная сучка не пронюхала, кто наш заказчик.

И он красноречиво посмотрел на фирмачей.

– Всем и так известно, что продавец шаурмы не обратится в ваш «Voqq», Габор.

– Да, Золтан, но структура наших рекламодателей неоднородна. Есть разница между владельцем единственного бутика на Vaci utca и, например, вашим предприятием.

Золтан, в свою очередь напомнил о существовании одного важного обстоятельства.

– Есть ещё одна загвоздка. Помимо тупой пропаганды, нужны какие-то объяснения, почему потребитель должен отказаться от гигиеничной одежды в пользу одеяния, напоминающего комплект химзащиты.

– О, нет ничего проще! – тут же нашлась Имоджин. – Мы объявим о том, что пятна пота в подмышечной области – это такой новый тренд, а запах… ну, что это очень физиологично и утонченно-сексуально. Привлечем химиков, ЛОР-врачей, знатоков сексуальных запахов. Такие умные вещи окажут влияние на серьёзных, думающих женщин.

– «Серьёзные думающие женщины» – это что, новая порода людей такая? – язвительно произнёс Ференц, успевший сбегать на стоянку и посмотреть, что там лежит на заднем сиденье в машине Имоджин, и сколько это стоит.

Она уже приготовилась к упрёкам, которые считала заслуженными. Но ожидания её не оправдались. Если Ференц высказал прилюдно колкость, значит, не будет мстить наедине злобными словами и еще более злобным молчанием. К тому же, утро выдалось спокойное – Ференц ни свет ни заря умчался по делам, проигнорировав свои биоритмы. Поэтому Имоджин прогнозировала постельный ураган в промежутке между десятью и одиннадцатью, сейчас уже пять, и вряд ли Ференц всерьёз озадачен финансовыми отливами, его сейчас больше волнуют гормональные приливы.

И она со спокойствием синоптика продолжила:

– Мы будем нагнетать обстановку вокруг жестокого обращения с животными – кенгуру, питонами, овцами, поднимем весь этот зеленый шум, у меня есть много интересных фотографий, и я отлично владею фотошопом. Особенно убедительно выглядят глаза какающей собаки, их можно выдать за глаза овцы, которую стригут. Обыватели – то же самое овечье стадо, им будут понятны и близки чаяния соседей по планете.

Габор благодарно посмотрел на неё. Переговоры с клиентами, в которых она принимала участие, всегда оказывались успешными. Даже если она что-то недопонимает, то сумеет показать себя знатоком вопроса, с ней можно обсуждать любые темы. Удачным был тот день, когда Ференц привёл её в Voqq.


Глава 98 | M & D | Глава 100