home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 49

Олеся подыскала новый офис. Прежний уже не устраивал размерами. На работу приняли Филиппа Пономарёва, человека по поручениям – нашли по объявлению, и Софью Мануйлову в качестве менеджера по продажам – рекомендовала Мариам, это была её подруга. Антон Шавликов попросил пристроить своего знакомого, Сергея Верхолётова, и Андрей пригласил его на собеседование. Это был 27-летний парень с характерным лицом карманника или питомца исправительного заведения. По его словам, закончил юридический факультет госуниверситета, однако диплом предъявить не смог, зато имел удостоверение «помощника юриста». Андрей тут же показал своё – «Удостоверение депутата Госдумы», купленное в переходе. Соискатель оценил шутку.

О себе он рассказал следующее. После окончания института работает в адвокатской конторе помощником адвоката, попутно «решает разные вопросы», такие, как например, посредничество между китайской диаспорой и прокуратурой Тракторозаводского района. То есть служит инкассатором – берёт деньги у рыночных торговцев китайского происхождения (практически все китайцы города пасутся на Тракторном рынке), и несёт их в прокуратуру. В случае возникновения сложностей (кого-то забрали в милицию за нарушение паспортного режима, или по иным причине, или другие неприятности – инспирированые судя по всему самой крышей) он выезжает на место и выручает попавших. Попросту говоря, работает шнурком в кооперативе «Мы Такие Страшные – Заплатите Нам За Защиту От Нас Самих».

– Да, – согласился Андрей, – работа творческая. Как насчёт продаж медоборудования, мне менеджеры нужны.

Нет, к такой работе соискатель не был готов, и спросил про таможню. Андрей ответил, что за растаможку всё равно платить Шавликову, а специально держать человека неразумно. Тому уже было обещано взять на работу его друга, и он, специально позвонив перед собеседованием, со свойственным ему красноречием напомнил: «Слово не волк – в лесу не поймаешь». Но Андрей никак не мог придумать, чем можно занять этого фриковатого гопника.

Они еще немного поговорили, затем, поняв, что с ним разговаривают уже просто из вежливости, Верхолётов засобирался. И, когда он уже взялся за ручку двери, Андрей его остановил:

– Подожди! У меня есть для тебя работа!

Обойдя свой внушительный директорский стол, он вышел навстречу обрадованному соискателю. Они присели на диван. Если Верхолётов улыбался, то становился похожим на персонажа гангстерского боевика – самого красивого и обаятельного из самых последних подонков.

– Послушай, Сергей, у тебя есть костюм?

– Да, есть – я в нём ходил на свадьбу.

– На чью ещё свадьбу?

– На свою.

– Что значит «ходил» – пошёл и не женился, съел перед ЗАГСом свой паспорт?

Оказалось, что всё-таки дошёл до ЗАГСа, и там его «обженили». Но семейная жизнь его была какая-то нерегулярная.

Андрей объяснил суть дела. Во время приезда представителей из «Эльсинор Фармасьютикалз» нужно изображать директора компании «Совинком» (фирма значилась субдилером, и фигурировала в отчетах), а во время приезда Штейна рассказывать ему разные небылицы и занимать его всякой ерундой.

Верхолётову пришлось по душе такое предложение. А для начала ему нужно было благоустроить новый офис.

Двухэтажное здание по адресу Социалистическая, 5, находилось на отшибе, и выходило фасадом на пойму Царицы. Напротив, на другой стороне, находился Дом Пионеров, родильный дом, и цирк, немного далее – «жёлтый дом» – здание областного УВД. Цены были предложены весьма умеренные, и Андрей снял на втором этаже целый блок. Арендованное помещение – пять комнат и коридор, целых пол-этажа, было в запущенном состоянии, и требовало ремонта. Из достоинств была только массивная железная дверь с видеодомофоном, и огромный сейф. В счёт будущей арендной платы в коридоре и двух кабинетах – директорском и бухгалтерии – был сделан косметический ремонт, и настелен линолеум. Пришлось купить новую офисную мебель.

Памятуя об аллергии Штейна на расходы, Андрей не указал понесенные затраты в своём отчёте. Получилось, будто всё появилось само собой. Разница между реальными цифрами доходов и расходов была настолько значительной, что только очень наивный человек поверил бы предъявляемым отчётам. Штейн верил. Верил даже в то, что бухгалтер получает шестьсот рублей, – в то время как реальная зарплата, средняя по городу, составляла три тысячи. Ему было безразлично, или же просто не хотелось вникать во все сложности. Инвестиции в инфраструктуру его никогда не интересовали, а с покупкой дома эта тема закрылась навсегда. Доски, шифер, цемент – вот что стало его излюбленной темой. Как раз об этом Верхолётов с Штейном и разговаривал, когда тот приезжал в Волгоград.

В середине марта в офисе появились двое странных парней. Один, представившийся Татуном, гладко выбритый, набриолиненый, одеждой напоминал Кодряну – бедненько, но аккуратненько, от него разило смесью дешёвого одеколона и пота, адское сочетание, после его ухода приходилось проветривать помещение полдня. Второй, назвавшийся Ионом, небритый, небрежно одетый, от него разило только потом, но легче от этого не становилось. Национальности они были неясной, понятно было только, что нерусские. Олеся при первой встрече назвала их «лицами кавказской национальности», впоследствии стала звать просто «лица», – звонят «лица», идут «лица», «лица» прислали посылку.

Адрес Совинкома «лицам» подсказали в кардиоцентре. В течение нескольких месяцев они тщетно пытались продать туда незарегистрированный в России шовный материал производства «Johnson & Johnson» и «Davis & Geck». Когда им, наконец, растолковали, что менять поставщика не собираются, они решили предложить товар этому самому поставщику. Происхождение товара, опять же, было неясным, судя по всему, это была гуманитарная помощь из Армении. Отсутствовали документы и сертификаты, у «лиц» даже не было своей фирмы.

Андрей проявил максимум такта и внимания – насколько возможно это было по отношению к людям, один из которых утверждал, что Иисус Христос – армянин, а второй оказался адептом сразу трёх религий – христианства, ислама, и буддизма, и утверждал, что получившаяся каша – единственная верная религия на свете.

Изучая коробки, Андрей обнаружил, что нитей в них содержится в десятки раз больше, чем в стандартной упаковке, а стоит она в два-три раза меньше. Фантастическая рентабельность! Он сходил в бухгалтерию и самолично принёс гостям кофе и пирожные. Сотрудникам приказал не смеяться и потише обсуждать гостей. Пока пили кофе, продумывал, как изготовит сертификат. В общем, ничего сложного. Единственная трудность – как объяснить Штейну падение продаж в кардиоцентре. В последнее время это превратилось в настоящуюю головную боль. Наконец, решение было принято. Но не озвучено – Андрей тянул время. Ион, приняв затянувшееся молчание за сомнение, решился на дополнительные уступки и сказал, что в случае предоплаты готов снизить цену. Просто они находятся в безвыходном положении – исколесили полстраны, и не на что ехать домой. А ещё машина барахлит. В общем, наличные рубли нужны больше, чем утренний намаз.

«Они собирались оставить товар незнакомому человеку без предоплаты!» – изумился Андрей.

Со всей серьёзностью, на какую был способен, он заявил, что не намерен наживаться на людях, попавших в безвыходную ситуацию, и выплатит полную стоимость товара. Однако, чтобы продавцы не слишком расслаблялись, почти час продержал их, прежде чем отдать деньги – придирчиво осматривал каждую упаковку, пересчитывал, сетовал на то, как сложно будет пристроить товар без сертификатов. Наконец, обменявшись телефонами, расстались.

Олеся, а следом за ней Верхолётов с Пономарёвым, зашли, громко хохоча, в кабинет. Верхолётов уморительно гримасничал, изображая «лиц», Олеся, подражая Татуну, коверкала фразы.

«Это не они, а вы – клоуны, вы даже представить не можете, сколько я сейчас заработал!» – подумал Андрей.


Глава 48 | M & D | Глава 50