home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


29.

Вся неделя прошла в таком сумасшедшем режиме, но в субботу, УРА! Наконец, появился сержант Приходько. Бледный, что было вполне понятно, но горевший желанием доказать, что он уже в норме и быстро исправит все мои недоработки по части тренировок. Посмотрев на мою работу, он поумерил свои намерения по части моих недоработок. Вместо этого, он попросил еще пару дней поработать вместе с ним, чтобы ему было легче втянуться в работу. Мы договорились, что новичков он возьмет уже сегодня, а со «старичками» мы поработаем вместе еще до вторника. Таким образом, утро у меня освободилось, чем я тут же воспользовалась. Раз я хочу научиться стрелять из двух пистолетов, то сначала стоит попробовать просто стрельбу с левой руки. Так как, в правой руке у меня будет основное оружие – мой парабеллум, то для левой руки, наверное, стоит попробовать наган. Вот с наганом я и пошла на стрельбище.

Тут я получила индейский дом «фигвам». Хотя обе руки у меня примерно одинаковы по силе, но левая была совершенно нетренирована к стрельбе. А у нагана самовзвод, то есть стрелять нужно с большим нажатием на спусковой крючок. В результате из пяти выстрелов на 25 метров только два попали в силуэт, а три – в молоко. Для сравнения попробовала парабеллум. Результаты намного лучше – все пули в черном круге, но парабеллум-то у меня всего один. Инструктор посмотрел на мои мучения и посоветовал вместо нагана взять Вальтер ППК.

– Надежная машинка, в качестве второго пистолета самое то. Калибр поменьше Парабеллума и пробивная сила меньше, зато вес и компактность. Пистолет легко спрятать, а при патроне в стволе он сразу готов к работе. Сейчас я принесу.

Он подхватился и исчез минут на десять. Вернулся с пистолетом и патронами.

– Попробуйте.

Отчего не попробовать, если хороший человек предлагает. Взяла пистолет, для начала взвесила его в руке. Заметно легче люггера, да и нагана. Пощелкала вхолостую – курок легкий. Зарядила, снова прикинула вес – нормально. Стрельба пошла хорошо. Даже с левой попала как из парабеллума – все пули в кружке. Ну что ж. Осталось только решить вопрос, как раздобыть такой пистолет. Инструктор, наверное, увидел жадный блеск в моих глазах. Он усмехнулся и сказал:

– Этот Вальтер не отдам, но поделюсь сведениями. Пару лет назад для НКВД была закуплена большая партия таких пистолетов. Ищите. А патронами я обеспечу.

Понятно, значит нужно озадачить мужа и капитана, когда тот вернется из командировки. А пока продолжу тренировку. Инструктор, тем временем, продолжил:

– И учтите, что, в отличие от люггера, Вальтером можно нормально работать на дистанции не более 25 метров.

Тоже вполне понятно. Ничего за так не бывает. Меньшие размеры, вес и калибр – значит и дистанция сокращается.

Взяла сразу парабеллум и Вальтер. Попробовала стрелять одновременно. Лучше бы не пробовала. Значит, нужна специальная тренировка. Отложим ее на потом – на визит в дивизию. А пока пора приступать к занятиям.

Все-таки занятия только с двумя взводами вместо четырех – заметное облегчение. Хотя они и проходили под неусыпным и придирчивым оком сержанта. Но, кажется, придирок у него не нашлось. Ободренная этим, я провела час своей подготовки с большим усердием и с меньшими затратами силы. Поэтому домой вернулась вовремя, и к приходу мужа чувствовала себя в норме.

Вася тоже вернулся довольный.

– Сегодня говорил с Москвой. Валентин Петрович завтра утром прибывает. Если хочешь, могу взять тебя с собой в Барановичи на встречу.

– Конечно, хочу. Я ведь кроме этого городка в этом времени вообще ничего не видела. Завтра выходной, поэтому в роте обойдутся без меня.

Утром мы выехали на машине НКГБ. Какой там мотоцикл, когда встречаем начальника горотдела. Только автомобиль. Вася за рулем, а я пассажиркой. При этом заметила, что сзади нас сопровождают еще два мотоцикла с бойцами.

– Думаешь, разгромили банду Кшиштофа и все в порядке. Ан-нет. И других банд хватает, поэтому без сопровождения мы никуда на значительные расстояния не ездим.

К счастью, все обошлось, и до Барановичей мы доехали спокойно. Бойцов оставили на вокзале, а меня Вася немного покатал по городу. Он мне очень понравился – невысокие домики, все очень опрятные и всюду чисто. Не сравнить с современной грязноватой Москвой. И особенно хорошее впечатление оставляют начавшиеся распускаться почки деревьев. Тихо, спокойно и очень мирно (увы, ненадолго).

Поезд опоздал всего на пять минут, но вот он остановился у перрона и оттуда вышел улыбающийся Валентин Петрович. Я вначале не поняла в чем причина его радости, но Вася все поставил на свои места.

– Здравия желаю, товарищ майор!

Действительно, на петлицах у него теперь были четыре прямоугольника вместо трех. Значит, присвоили новое звание. А еще Вася мне, помнится, втолковывал, что армейские звания отличаются на две ступени. Значит по армейским меркам Валентин Петрович теперь полковник. Ого, ведь это почти генерал.

– Здравствуй, Василий, здравствуй. И тебя, Анечка, рад приветствовать. Поездка оказалась очень важной и результативной. Но об этом чуть позже. А пока поехали домой.

Мы уселись в машине и отправились назад. Капитан – виновата – майор, пользуясь тем, что в машине никого, кроме нас, не было, заговорил.

– В Москве официально в близкую войну не верят. Чуть что – сразу вспоминают о «дружбе, скрепленной совместно пролитой кровью»[17]. Но в генштабе и в наших органах считают ее вполне вероятной. И принимают определенные меры. Детали не скажу, но в наш район в этом месяце прибудет еще одна рота НКВД. Так что будет тебе, Анюта, кого тренировать. И еще. Мне удалось проработать вопрос с базами. В тридцатые годы в этой части Белоруссии было партизанское движение. Создавались и базы. Кое-что сохранилось до настоящего времени. Пара баз есть в нашем районе. Приедем – проверим. Там должно быть оружие и боеприпасы. А также консервы.

– А теперь немного о другом. Аня, мы об этом не говорили, но хотелось бы узнать, какое у тебя образование?

– Я окончила среднюю школу с углубленным изучением математики и физики. И проучилась два курса в Московском Энергетическом Институте.

– А какая специальность в институте?

– Увы, ее название вам ничего не скажет: «Программист и системный администратор».

– Это что за названия такие?

– Это названия профессий для работы с машинами, которые появятся только через полвека. А сейчас их даже в проекте нет.

– Н-да, из этого нам здесь пользы никакой. А может быть что-нибудь из школьных знаний можно использовать?

– Трудно сказать. Нам давали много фактов, которые в этом времени совсем неизвестны или которые пока не используются должным образом, но дело в том, что в основе всех будущих достижений науки и техники лежат серьезные научные исследования и технические открытия, которым нас не учили. Вот если бы я уже закончила институт, то смогла бы рассказать что-то толковое. А так – мало что. Ну, могу сказать, что к концу войны в США появится супербомба, которую они сбросят на Японию. Я даже знаю, из чего эту бомбу делают, но там такая наука, рядом с которой я и близко не стояла. Или вот машины, на которых меня учили работать. Их принципы я тоже знаю, даже могу лекции читать, но технологии мне абсолютно неизвестны. Хотя подождите. – Я призадумалась, вспоминая.

– Ну-ну – поощрил меня майор.

– В школе я делала один проект, связанный с историей полупроводников и транзисторов. Кажется, сейчас этим уже занимаются. Вот тут может что-то и пригодится.

– Именно это я и надеялся услышать. Ладно, к этому разговору вернемся позже, а сейчас я тебя озадачу. Напиши-ка ты на бумаге всю свою реальную биографию. Отметь там же, какие знания, с твоей точки зрения, отсутствуют в наше время. Может при этом что-нибудь еще вспомнишь. Бумагу с Василием передашь мне. Ну вот, вижу, что мы уже приехали.




предыдущая глава | Попадать, так с музыкой | cледующая глава