home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Опасная паутина

Потери, понесенные противником на море от действий наших подводных лодок в 1942 году, оказались столь ощутимыми, что гитлеровское командование решило принять все меры к тому, чтобы запереть наши лодки в Финском заливе.

В самой узкой части залива — от острова Нарген до скалистой отмели у маяка Порккала — 15 миль. В этом месте противник оборудовал противолодочное заграждение из двух рядов стальных сетей, перекрывавших всю толщу воды от поверхности до грунта. На изготовление сети с четырехметровыми квадратными ячейками пошло Около 1500 километров стального троса диаметром 18 миллиметров. Сеть составлялась из отдельных полотнищ, длина некоторых достигала 250 метров, а высота, в зависимости от глубины места, — до 70 метров. В одном месте глубина моря достигала 82 метров и, чтобы исключить проход лодки под сетью, здесь поставили свыше 500 донных магнитных мин. Сеть подвешивалась к поплавкам — металлическим [212] бочкам — и удерживалась на месте тяжелыми якорями. Установку сетевого заграждения и постановку, мин гитлеровцы начали в конце марта 1943 года и закончили в середине мая. К этой операции было привлечено более 140 боевых кораблей, плавучих средств и вспомогательных судов. Кроме стационарных противолодочных средств, гитлеровцы организовали корабельные дозоры на подходах к сетям. Дозорные корабли, находящиеся друг от друга на расстоянии двух миль, первыми начинали преследование обнаруженной подводной лодки. По их сигналу из Таллина и Хельсинки могли выйти базировавшиеся там противолодочные корабли из сформированных заново и передислоцированных из Норвегии соединений.

Одновременно с созданием сильного противолодочного рубежа на линии Нарген — Порккала, первоначально имевшего кодовое Название «Насхорн», противник усилил минные заграждения «Зееигель» к югу от острова Гогланд и «Рюкьярви» — к северу от этого острова.

Штаб бригады подводных лодок проделал огромную кропотливую работу. На основе анализа разведданных о минной обстановке, сетевом заграждении и организации сил противолодочной обороны противника штаб разработал способы форсирования противолодочного рубежа. С командирами лодок штаб провел занятия по изучению новой противолодочной позиции.

Обе линии противолодочных сетей были отчетливо видны на фотоснимках, выполненных нашими морскими летчиками, которые много раз бомбили сети и весь район противолодочного рубежа.

После всестороннего обсуждения командование приняло решение направить в море несколько подводных лодок с целью прорыва в Балтийское море или хотя бы для более подробного изучения обстановки в районе новой противолодочной позиции.

11 мая из бухты острова Лавенсари вышла гвардейская подводная лодка Щ-303 под командованием капитана 3 ранга И.В. Травкина (заместитель по политчасти [213] — капитан-лейтенант М.И. Цейшер). После целого месяца борьбы с противолодочными силами и средствами противника, с величайшим трудом вырвавшись из противолодочной сети, лодке удалось вернуться в базу. Были собраны ценнейшие сведения о противолодочных действиях противника.

19 мая корабли обеспечения вывели к западу от Лавенсари подводную лодку Щ-408 под командованием молодого энергичного командира капитан-лейтенанта П.С. Кузьмина (заместитель по политчасти — А.Ф. Круглов).

21 мая флотские летчики заметили в районе острова Вайндло группу кораблей, которые ходили на большой скорости и сбрасывали глубинные бомбы. По расчетам штаба бригады лодок, в этом районе должна была находиться Щ-408. Штаб флота немедленно послал самолеты морской авиации. Летчики обстреляли фашистские корабли, те прекратили бомбежку и ушли в разные стороны.

В ночь на 22 мая от Кузьмина получили радиограмму. Он сообщил, что в районе Вайндло его непрерывно преследуют корабли ПЛО, не дают произвести зарядку аккумуляторных батарей, на лодке имеются повреждения, просил прикрыть авиацией.

С раннего утра в указанный район начали вылетать группами наши самолеты. Они потопили два корабля ПЛО и один подбили. На помощь фашистским кораблям прилетели самолеты. Завязался воздушный бой. Тем временем Щ-408 всплыла. Фашистские корабли, строй которых был нарушен огнем нашей авиации, ринулись к лодке, но были встречены артиллерийским огнем. Две пушки лодки против десятков орудий кораблей! Огонь комендоров Щ-408 был метким, два фашистских катера загорелись и затонули, но и лодка получила повреждения. Силы были слишком неравными, и лодка с поднятым флагом ушла под воду. Больше летчики ее не видели, на базу она не вернулась. В память о героическом подвиге моряков Щ-408 в Кировском районе Ленинграда одна из улиц названа именем подводника П.С. Кузьмина. [214]

В июне еще одна «щука» вышла в Финский залив. В 1942 году подводная лодка Щ-406 под командованием капитана 3 ранга Е.Я. Осипова (комиссар — старший политрук В.С. Антипин) за два боевых похода потопила пять фашистских кораблей. Е.Я. Осипову было присвоено звание Героя Советского Союза. Теперь этот боевой командир вновь форсировал Финский залив. Он сообщил о подходе к противолодочному рубежу и о намерении пройти под сетью. Радисты штаба долго ждали нового донесения, вызывали лодку, но она молчала... Краснознаменная подводная лодка Щ-406 и ее командир Герой Советского Союза Е.Я. Осипов навечно занесены в списки Балтийского флота.

Большой помехой для действий подводных лодок в мае-июне являлись белые ночи. Как только лодка всплывала для зарядки аккумуляторных батарей, ее тотчас обнаруживали. Другое дело темная ночь. Ведь в то время на противолодочных кораблях радиолокационных установок еще не было, а визуально заметить ночью лодку, корпус которой окрашивали под цвет морской воды, можно было только на близком расстоянии. После возвращения с моря лодки И.В. Травкина командование решило до наступления темных ночей лодки в море не посылать...

Наступил август, но и в этом месяце ночи в Финском заливе еще очень коротки. Однако решили еще раз попытаться выйти в Балтийское море. Теперь готовили к выходу подводные лодки типа «С». Они могли развивать скорость хода в крейсерском положении свыше 20 миль в час и имели на вооружении 100-миллиметровые орудия, что было немаловажно в случае боя в надводном положении. На носовой части лодки была закреплена пила-сетепрорезатель.

В июле в командование подводной лодкой С-12 вступил капитан 3 ранга Александр Аркадьевич Бащенко. Во время Таллинского перехода в 1941 году он командовал подводной лодкой С-5, которая подорвалась на мине. Бащенко в числе пятнадцати человек [215] был подобран из воды катером. После этого врачи не допускали его по состоянию здоровья к службе на подводной лодке, и он командовал базой лодок. Как только здоровье позволило, коммунист Бащенко попросил перевести его на действующую подводную лодку. И вот он снова готовит подводный корабль к выполнению сложнейшего боевого задания. Экипаж знал о неудачных выходах «щук» и о всех трудностях, с которыми им придется встретиться в море, но никто не дрогнул. Все учебные боевые задачи, отработанные перед выходом в море, особенно задачи по борьбе за живучесть, были выполнены на «отлично»...

На пути к главному противолодочному рубежу в районе острова Большой Тютерс 5 августа 1943 года С-12 потопила фашистское конвойное судно «Ост». В районе Нарген-порккалаудского рубежа на лодку обрушились все противолодочные силы противника — глубинные бомбы, мины и крепкая стальная сеть. Не помог и сетепрорезатель. Израненная лодка на базу не вернулась.

Подводная лодка С-9 под командованием капитана 3 ранга А.И. Мыльникова (комиссар Л.А. Эпельбаум) в конце сентября 1942 года в Балтийском море потопила танкер и два транспорта. Теперь эта лодка готовилась к выполнению нового боевого задания. Александр Иванович Мыльников, так же как и Бащенко, досконально изучил все имеющиеся в штабе бригады лодок материалы по оборудованию и системе дозора главного противолодочного рубежа. Экипаж лодки мастерски владел всеми средствами борьбы за живучесть подводного корабля.

Настала очередь выхода в море и этой «эски». Как и всегда перед выходом лодки, в воздух поднялись самолеты. Летчики сбросили на противолодочный рубеж сотни бомб и торпед и атаковали корабли дозора противника. После такой подготовки корабли эскорта вывели С-9 к западу от острова Лавенсари. А.И. Мыльников донес, что попытка прорвать противолодочную сеть торпедным залпом не удалась. Торпеды проходили через ячейки сетей, не задевая троса. [216] На лодку передали приказ вернуться в базу. Мыльников подтвердил его получение.

13 августа С-9 во время зарядки аккумуляторных батарей на западном Гогландском плесе запросила точку и время встречи. В тот же день на лодку передали необходимые данные. Катера «МО» трое суток выходили в указанную точку, но С-9 не обнаружили. 4 сентября к острову Сескар прибило труп краснофлотца с орденом Красного Знамени. По номеру ордена удалось установить, что это был старшина 2-й статьи Дикий Кирилл Терентьевич с подводной лодки С-9. Предположительно можно считать, что С-9 погибла от подрыва на минах при обратном форсировании Гогландского рубежа.

Так в 1943 году наш флот потерял четыре подводные лодки с замечательными экипажами и героическими командирами, беззаветно преданными Родине и воинскому долгу.

Вспоминая тот тяжелый год, ветераны-подводники преклоняются перед стойкостью погибших друзей.

Мы считаем, что в 1943 году подводники Краснознаменной Балтики выиграли моральную битву с подводниками фашистской Германии, которые, попадая в сложную боевую обстановку или при незначительных повреждениях, бросали свои лодки и сдавались в плен (как, например, поступили командиры гитлеровских лодок U-570, U-505 и другие).

Так же поступали итальянские подводники. В июле 1943 года два английских эсминца атаковали глубинными бомбами итальянскую подводную лодку «Астерия» и повредили ее. Лодка всплыла на поверхность, экипаж сдался в плен.

И еще один вывод можно сделать из летней кампании 1943 года. Подводные лодки отвлекли на себя тысячи тонн металла, потребовавшегося на изготовление противолодочных сетей, якорей, мин; тысячи тонн взрывчатки для начинки мин. Кроме того, противник вынужден был круглосуточно держать в Финском заливе многочисленные корабли дозора, а на прибрежных аэродромах в готовности морскую авиацию. [217] Для подкрепления гитлеровских сил на Балтику было переведено из Норвегии соединение противолодочных кораблей. Все эти огромные средства могли быть использованы на сухопутном фронте, а корабли пригодились бы на других морских театрах военных действий.



Казус с минными шахтами | В глубинах Балтики | Готовимся к новым боям