home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Роттердамский дневник

Берлин, 1940 год

Все оформления закончены, каждый получил на руки замечательный документ — «краснокожую паспортину». Теперь в путь! Большая группа моряков Балтийского пароходства отправлялась в Голландию, на этот раз не обычным путем мореплавателей, а по сухопутью, в командировку для приемки судов в Роттердаме и перегона их в Ленинград.

На западе шла война, но Голландия сохраняла нейтралитет и продолжала торговлю. Однако покупки, сделанные в этой стране, уже нелегко было доставить к месту назначения: морские пути проходили вблизи воюющих государств, а частью и по их территориальным водам.

Итак, 20 апреля 1940 года мы выехали скорым поездом Москва — Берлин. При пересечении немецкой границы предъявили наши «пурпурные книжицы». Гитлеровские чинуши брали их «с почтеньем», «с улыбкой у рта», — такое указание им было дано свыше.

Прекрасно выспавшись в отличном вагоне, ранним пасмурным утром 22 апреля мы вышли на перрон Берлинского вокзала. Встречавшие нас товарищи из торгпредства сказали, что выехать сегодня же на запад не удастся. Да и получить место в отеле отказалось не простым делом. Но все же во второй половине дня устроились в отеле «Силезия», недалеко от вокзала.

В Берлине мы пробыли немногим более суток. Все свободное время посвятили осмотру города, а кое-кому удалось побывать даже в театре. Движение на улицах было небольшое, без суеты. Наши старожилы из торгпредства сказали, что оно сильно сокращено.

Жизнь в городе шла внешне спокойно. Не верилось, что Германия находилась в состоянии войны. На улицах встречались группы иностранных туристов. [83]

Огромные дилижансы, запряженные парой крупных сытых коней, развозили по городу любопытных путешественников, любителей старины, и гид монотонным голосом вел рассказ о примечательных местах, связанных с династией Гогенцоллернов.

Витрины магазинов были красочно убраны. Товары, за небольшим исключением, продавались по карточкам, и у прилавков толпились женщины. Мы невольно обратили внимание на то, что почти все женщины не носят чулок. У многих на ногах модные деревянные колодки. Некоторые были сделаны изящно: с каблуком и с красивой плетеной тесьмой. Говорили, что дамы из высшего общества первыми завели такую моду, чтобы показать свою преданность родине — кожа нужна армии, а они могут ходить и на деревяшках!

Большое впечатление на всех нас произвели парки города, содержавшиеся в образцовом порядке...

На ночь окна отеля наглухо затемнили, кельнерша показала, куда укрыться на случай тревоги. Это была лишь формальность. Ночь прошла спокойно. На другой день мы выехали в Роттердам. За полчаса до подхода к пограничной станции в вагон вошли несколько полицейских. Они тщательно закрыли окна вагона плотными занавесками и предупредили, что отодвигать занавески и смотреть в окна небезопасно. Зажглись тусклые электролампочки. Один полицейский остался в вагоне, остальные удалились. По-видимому, немцы не хотели, чтобы посторонний глаз видел обстановку близ границы нейтрального западного соседа.

Наконец поезд остановился на маленькой станции, уже на голландской территории. Здесь был таможенный досмотр и пересадка в голландский поезд.

Снова наш «краснокожий» паспорт замелькал в проворных руках теперь уже голландских полицейских. Эти смотрели на советский документ спокойно, просто.

Поехали дальше в ярко освещенном поезде. После затемненной военной Германии мы снова попали в мирную обстановку. [84]



предыдущая глава | В глубинах Балтики | Мирные дни в Роттердаме