home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

В тот вечер Макс остался прочесывать тротуар рядом с домом Прайсов на Сентрал-Парк-Уэст, а я поднялся в пентхаус для встречи с безутешной вдовой. Я нашел ее сидящей в обнимку с дочерью в огромной гостиной с окнами, выходящими в парк, и сообщил что просмотрел содержимое диска и теперь вполне понимаю ее страхи, но мне все же надо знать, кто такие эти «они», о которых она так настойчиво говорила днем. Миссис Прайс объяснила, что, найдя диск среди вещей мужа, она первым делом сообщила о нем в ФБР; однако те немедленно конфисковали диск и не слишком тонко намекнули, что любое упоминание об этом с ее стороны может оказаться весьма опасным как для нее, так и для ее дочери. Обнаружив копию диска, она тут же хотела ее уничтожить, но вспомнила мое интервью общественному телеканалу. Я спросил, знает ли она, поймать другое такси до Трайбеки. Но мир полон людей, у которых полно проблем, и множество этих типов в конце концов оказываются за рулем нью-йоркских такси, поэтому мое путешествие по верхнему уровню Вестсайдского суперхайвея было не более приятным, чем дорога от Сентрал-Парка.

Входя в свою квартиру, я все еще размышлял об этих типчиках с проблемами. Надо было как-то убить время до звонка Макса, и я включил компьютер, распечатал первый раздел вечернего выпуска "Нью-Йорк Таймс" и устроился на диване с бутылкой литовской водки в одной руке и газетой в другой.

События прошедшего дня заставили меня взглянуть на газетные сообщения в новом, непривычном для меня свете. Вдруг я почувствовал, что не верю до конца ни одному из них, и мне пришло на ум предупреждение Томаса Джефферсона о том, что по-настоящему осведомленным человек может быть лишь если он не доверяет газетам. «Таймс», в частности, детально описывала события в дюжине "горячих точек" по всему миру, где принимали участие дипломатические или военные силы Соединенных Штатов, и прозрачно намекала, что вследствие "дела Хальдуна" Афганистан может вскоре оказаться в этом списке. Мне подумалось, нет ли еще где-нибудь компьютерных дисков со странными, до сих пор не раскрытыми деталями событий, которые спровоцировали каждый из этих кризисов. С этой тревожной мыслью я уснул.

Через несколько часов меня разбудил звук пылесоса. Он выехал из стенного шкафа и начал искать спрятанные под ковром электронные датчики, пытаясь выполнить программу по уборке квартиры. В последнее время такое случалось все чаще и чаще: я ничего не смыслил в домашнем хозяйстве. Недавно окончательно бросил заниматься настройкой и подкруткой своего "умного дома", и лишь наблюдал, как неделя за неделей обезумевшие приспособления пытаются убирать квартиру, варить кофе, включать и выключать свет, и бог знает что еще, в любое время дня и ночи — и, как правило, с поразительной неэффективностью.

Проклиная спросонья блистательный ум, который нашел способ ужимать микросхемы до размеров молекулы и породил все эти так называемые «умные» системы, я принялся гоняться за пылесосом по всей квартире. Не успел я загнать эту штуку в корраль и выключить ее, как начал звонить телефон, и я едва успел схватить трубку до того, как мой не менее интеллектуальный автоответчик попытался перевести звонок на сотовый.

Это был Макс.

— Двигай сюда. Я сломал шифр — и нашел еще кучу всяких гадостей. Черт, Гидеон, это дело начинает меня пугать.


Глава 3 | Убийцы прошлого | Глава 5