home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Узкий проход вывел нас к деревянному лестничному пролету, украшенному богатой резьбой и устланному коврами. Пока мы поднимались, гул корабельного двигателя, работающего, по словам Ларисы, на сверхпроводящих магнитогенераторах, способных развивать невообразимую мощность без загрязнения окружающей среды, стал стихать. Я ощутил, что корабль двинулся вперед, то и дело совершая плавные, но заметные нырки и подъемы.

Поднявшись на верхнюю палубу, я оказался перед круглым прозрачным иллюминатором в фюзеляже или обшивке судна и, глянув в него, увидел, что мы летим на высоте около сотни футов над землей, в точности следуя профилю земной поверхности, словно гигантская крылатая ракета.

— Любоваться будем потом, — сказала Лариса, потянув меня дальше. — На нас идет оперативная группа местной полиции и полиции штата, а за ними и федералы подоспеют.

— Но как же вы… — пробормотал я, останавливаясь перед трапом, ведущим к отверстию в потолке прохода, — с одним-единственным кораблем…

Лариса резко обернулась и коснулась пальцем моих губ. Ее глаза искрились уверенностью.

— Взгляните вон оттуда, — сказала она, указывая на трап, и я поднялся по ступенькам.

Наверху была круглая площадка футов пятнадцати в диаметре, напоминавшая орудийную башню какого-то фантастического танка с прозрачной броней. Центр площадки занимала громадная пушка, снабженная сиденьем для стрелка. Сбоку от орудия были стойки с аппаратурой слежения, за которыми сидел Эли Куперман, внимательно следя за показаниями аппаратуры. Очертания орудия показались мне знакомыми: оно походило на сильно увеличенную версию устройства, что висело на бедре у Ларисы.

— Это рейлганы, электромагнитные пушки, — сказала она, снова прочитав мои мысли по лицу, и, протиснувшись мимо меня по узкому трапу, достала из кобуры свое оружие. — Принцип прост: металлические пулю или снаряд, помещенные между двух параллельных проводников, ускоряет сильное электромагнитное поле, а не расширение газов после взрыва пороха. Эффект вы уже видели.

Она убрала свой рейлган в кобуру и еще раз коснулась моего лица:

— Я часами могла бы рассказывать про наше вооружение, но Малкольму не терпится увидеть вас.

Она была так близко, что я решился открыться ей в своих сомнениях:

— Послушайте, Лариса, что все это значит? Зачем я здесь?

Она мягко улыбнулась.

— Не беспокойтесь. Несмотря на все, что вы здесь видели, уверяю вас — это один из последних оплотов здравомыслия на Земле. А вы здесь оттого, что мы нуждаемся в вашей помощи.

Лариса проскользнула мимо меня в башню и заняла сиденье перед большим рейлганом.

— Пройдите дальше по коридору. Нужную дверь вы узнаете, как только ее увидите, — сказала она.

— Лариса, первая волна приближается, — сказал Эли Куперман, оборачиваясь к ней. Его лицо было серьезно.

Лариса взялась за рычаги на передней панели.

— Вам бы лучше уйти, доктор, — обратилась она ко мне с улыбкой, — жаль, если вы потеряете голову в самом начале нашего… знакомства.

Девушка повернула рычаг управления влево, и внезапно башня с палубой пришли в движение, направленное в сторону люка, в котором я стоял, высунувшись по пояс. Считаные секунды оставались до того, как палуба надвинется на люк, и я юркнул вниз, с грохотом приземлившись на пол коридора. Затем я двинулся вперед, мимо деревянных панелей обшивки, картин, дверей, пока не увидел перед собой большой, закрытый дверью проход, отличавшийся от остальных более искусной отделкой и черно-золотой надписью на двери:


MUNDUS VULT DECIPI


Я обратился к ошметкам медицинской латыни, которую учил много лет назад, но без успеха. Делать нечего: оставалось лишь пройти в дверь и встретиться с хозяином корабля — не самая привлекательная перспектива. Учитывая все, что я узнал о его сестре, о корабле и о тех действиях, за которые, как я знал, был в ответе Малькольм Трессальян, — где я мог слышать его имя? — я решил, что он окажется жутковатой личностью, возможно — обладающей физическим и духовным могуществом. Но встречи было не избежать, так что я послушно постучал в дверь и вошел.

Бак представлял собой коническую надстройку, покрытую тем же прозрачным материалом, что и орудийная башня Ларисы. Три его уровня — наблюдательный купол наверху, капитанский мостик и пост управления в середине, и небольшой зал для совещаний внизу — соединялись открытыми металлическими трапами. Вообще-то все здесь было выдержано в аскетичном техническом стиле, который я и ожидал увидеть с самого начала. Но после знакомства с несколько архаичным интерьером другой части корабля этот стиль мне показался неожиданным и даже неприятным.

Дверь, сквозь которую я прошел, вела в заднюю часть носового поста управления. В полутьме я разглядел двух мужчин, склонившихся за пультом, на фоне простиравшейся под нами картины медленно разрушающихся пригородов южной Флориды. С трепетом я сделал шаг вперед, потом еще один. И тут человек, сидевший слева, весело заговорил со мной, не отрывая глаз от пульта:

— Доктор Вулф! Замечательно — вам удалось удрать от Ларисы. Полагаю, что нашим преследователям такое не под силу.

И тут он неожиданно обернулся, или, вернее сказать, повернулось его сиденье, которое оказалось инвалидным креслом на колесах. Даже в полутьме я разглядел, что в кресле сидел вовсе не образец физической силы, каким я его себе представлял, а хрупкое, жалкое существо, вид которого абсолютно не вязался с его энергичным голосом.

— Наверно, я должен был произнести этакое напыщенное приветствие, — продолжал он в том же дружеском тоне, — но ведь такое не для нас с вами, а? Я думаю, вам больше хотелось бы получить ответы на кое-какие вопросы.


Глава 7 | Убийцы прошлого | Глава 9