home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Как ты думаешь, что они делают? — прошептала Тия, забыв использовать греческий.

— Заткнись, — прошипел Элдин в ответ, а затем улыбнулся Пармениону, который сидел у двери в противоположном конце комнаты, держа на коленях обнаженный меч.

У них забрали все вещи, включая медальоны. К счастью, его пояс со скрытой в нем электроникой остался на месте; единственным другим средством связи с кораблем был маленький передатчик, который он проглотил перед самой высадкой на поверхность. Элдин не испытывал большого желания дожидаться, когда этот ключевой компонент снова материализуется.

Он сделал ошибку, спросив у Пармениона время, чем навлек на себя новые подозрения, поскольку время в эту эпоху оценивалось весьма приблизительно. Однако по тому, как потемнело в их комнате, он мог предположить, что солнце уже клонится к закату и, следовательно, изготовление копии тела Александра скоро будет закончено.

Он все еще улыбался Пармениону, когда у него в ухе щелкнул приемник радиосигналов.

— Копия готова к телепортации. Жду вашей команды.

— Послушай, Парменион, — произнес Элдин, поднимаясь на ноги. — Я слышал, ты говорил, что сражался при Гавгамелах.

Парменион встрепенулся и гордо посмотрел на него:

— Я стоял в первом ряду фаланги и встречал атаку колесниц. Ах, какое это было зрелище!

Слушая его вполуха, Элдин сделал едва заметный жест рукой, показав Тии, что на корабле все готово.

Если ситуация окажется для них совсем безнадежной, то они могут в любой момент телепортироваться на корабль. Вернуться, однако, будет уже невозможно, поскольку поднимется большой переполох и все вокруг начнут повсюду искать двух «чародеев».

— …я увидел этого чернобородого пса, — проревел Парменион, все еще рассказывающий про битву при Гавгамелах, — который мчался прямо на меня с опущенным вниз копьем. И знаете, что я тогда сделал?

— Даже не могу себе представить, — ответил Элдин, и Парменион с воодушевлением продолжил свой рассказ.

Элдин потянулся и подступил к Пармениону поближе, словно бы заинтересовавшись какой-то живописной деталью его истории. Громкие споры и периодический лязг оружия за стеной с возрастающей частотой продолжались весь день. Им оставалось только каким-то образом на пару минут вывести Пармениона из игры, а затем пробраться в комнату, где в глубокой коме лежал Александр. Но как это сделать?

— Стражник, о чем, черт возьми, ты здесь болтаешь?

Парменион вскочил на ноги и застыл по стойке «смирно». В дверном проеме стоял тот самый маленький офицер, который напоминал боевого петуха.

Окинув взглядом обоих пленников, он приблизился к Элдину с выражением высокомерного презрения на лице:

— Мне кажется, приятель, у тебя появилась небольшая проблема.

Почувствовав настроение офицера, Элдин счел за лучшее не отвечать.

— Видишь ли, дело в том, что к нам сегодня прибыло еще несколько посланников. Несмотря на сложную ситуацию, мой господин Птолемей нашел время их принять. И ты ни за что не догадаешься, откуда они. Элдин ограничился покачиванием головы, боясь своими словами разозлить офицера.

— Они прибыли из Пеллы, где проживает твой так называемый наставник. Они путешествовали по той же дороге, по которой должны были идти и вы, но заявляют, что не слышали ни о каком другом посольстве от Аристотеля, который, кстати сказать, после кончины Александра и сам находится в одном шаге от ареста.

Элдин только улыбнулся и пожал плечами.

— И кроме того, — продолжил офицер торжествующим тоном, — эти посланники тоже имеют при себе письмо от Аристотеля с его личной печатью и подписью, по какой-то странной причине совсем непохожей на подпись на вашем письме.

Элдин искоса посмотрел на Тию, которая заметно побледнела и выглядела виноватой.

— Так что у нас здесь сложилась весьма интересная ситуация. — Офицер подошел поближе. — Возможно, вы участники заговора, организованного с целью отравить нашего царя, и подосланы сюда для того, чтобы удостовериться в его смерти, а в противном случае добавить новую дозу яда. Хотя не исключено, — продолжил он с улыбкой, — что вы просто два ни в чем не повинных дурачка, не представляющие себе, в какую игру вас втянули.

Левая рука офицера лежала на рукоятке меча, и Элдин следил за ней с особым вниманием, но вперед с быстротой молнии вылетела правая рука, и твердый как камень кулак попал ему точно в солнечное сплетение. Элдин как подкошенный рухнул на пол, хватая воздух широко открытым ртом. Тия попятилась назад и прижалась спиной к стене. Ее глаза были широко открыты от страха.

— Но лично я думаю, что вы виноваты, — прошипел офицер. — И я с большим удовольствием помогу превращать твое тело в бесформенную массу, а когда ты наконец во всем признаешься, лично вырву из глазниц твои лживые глаза. Эй, стражник. Мои люди скоро Придут сюда, чтобы забрать эту парочку на допрос.

Разразившись зловещим хохотом, он вышел из комнаты.

Тия приблизилась к Элдину, который все еще лежал на полу и пытался восстановить дыхание.

— Ты не поможешь мне перенести его на койку? — спросила Тия, бросив на Пармениона умоляющий взгляд.

— Сама перетаскивай своего дружка, — огрызнулся стражник.

— Ну пожалуйста, ведь он уже старый человек, — продолжила Тия жалостливым тоном. — Клянусь тебе, мы ни в чем не виновны. Неужели ты думаешь, что мы стали бы пробиваться к ложу Александра после того, как узнали о его смерти, если бы на самом деле пришли сюда со злым умыслом? Мы бы просто держались в стороне, оставаясь в полной безопасности. Говорю тебе, мы невиновны и мой друг ранен. Пожалуйста, помоги мне перенести его туда, где ему будет удобней.

После недолгих колебаний Парменион подошел к Тии и, бормоча проклятия, начал нагибаться, чтобы поднять Элдина. Нога Тии взметнулась вверх и пришлась Пармениону в такое место, после удара по которому он должен был некоторое время испытывать большие трудности при ходьбе. Воздух со свистом вырвался из его легких, и, выпучив единственный глаз, он медленно сложился пополам.

— Отличная работа, девочка, — прошептал Элдин, с трудом поднимаясь на ноги.

Схватив небольшую табуретку, Тия подняла ее над головой Пармениона, все еще находившегося в согнутом положении.

— Только не слишком сильно, — попросил Элдин, уже начавший испытывать симпатию к их стражнику.

Табуретка с треском опустилась на затылок Пармениона, и он начал падать вперед, широко раскинув руки в стороны. Наткнувшись по пути на Элдина, он схватил его за пояс.

— Пища ксарнов!

В ужасе Элдин попытался освободиться от руки Пармениона, крепко сжавшей пряжку на поясе, но непоправимое уже произошло. Сигнал о телепортации тела на Землю был передан на корабль.

Внезапно у ног Элдина, прямо возле корчащегося отболи Пармениона, появилось слабое мерцание. Прежде чем Элдин успел как-то отреагировать, мерцание превратилось в ровное пульсирующее свечение формирующегося энергетического поля. Произошел легкий выброс воздуха, поле сжалось, а затем, издав легкий хлопок, исчезло.

На полу лежала точная копия тела Александра. Парменион, все еще находившийся в контуженном состоянии, открыл рот от ужаса и застонал, после чего его единственный глаз закатился и он потерял сознание, то ли от испуга, то ли от удара по голове.

— Что ж, это добавит нам дерьма в огонь, — прошептала Тия.

— Какую великолепную работу проделал компьютер! — восторженно произнес Элдин. — Чертовски хорошая работа. Невозможно найти ни одного различия.

Внезапно до Элдина дошло, что если их план удастся, то жуликоватый поставщик пластоцемента в течение ближайших нескольких веков пролежит в мавзолее и будет почитаться как святой. Он нашел эту мысль настолько забавной, что тихонько рассмеялся.

— Ну и что мы теперь будем делать? — поинтересовалась Тия.

Даже не пытаясь до конца сформулировать план, Элдин сорвал с плеч Пармениона плащ и завернул в него мертвое тело.

— Шлем Пармениона, сними его, — прошипел Элдин. — И пояс тоже!

Через минуту дверь в коридор открылась, и перепуганная Тия, уверенная, что сейчас она наткнется на чье-нибудь копье, осторожно выглянула наружу.

Она вновь повернулась к Элдину.

— Почему бы нам просто не телепортироваться на корабль, а затем обратно в комнату Александра? — спросила она с надеждой.

— Ничего не выйдет. Телепортационный луч захватывает только живую ткань, то, что на нас надето, и ничего более. Он смог переправить труп сюда, но не станет забирать его обратно. Мы сами должны перенести туда тело.

— Пожалуйста, Элдин, давай уберемся отсюда подобру-поздорову. Я прошу тебя! Корбин все поймет. Я сама с ним поговорю. Если нас застигнут за тем, как мы перетаскиваем это тело…

— Если ты сейчас же не заткнешься, то нас точно поймают и распнут на кресте. Это тебе понятно?

— В дальнем конце зала стоит группа спорящих людей, — прошептала она.

— Отлично. Пойдем!

Ударом ноги Элдин широко распахнул дверь, и пошатываясь, сделал несколько шагов. Рука трупа обнимала его за шею.

— Помоги мне, черт возьми, или, клянусь кровью Господней, я оставлю тебя здесь навсегда!

Тия подошла к телу с другой стороны и помогла Элдину вытащить его в коридор.

— Ты сумасшедший? — прошептала Тия.

— Сохраняй спокойствие, пока нам нечего бояться. Это место похоже сейчас на растревоженный улей, и никто нас даже не заметит. Я читал, что большую часть ночи комнату, где лежал Александр, никто не охранял, так что все будет просто. Теперь вперед!

Все еще испытывая после удара в живот слабость во всем теле, он весь покрылся потом после того, как они протащили труп через зал, мимо первой группы спорящих солдат.

Стражники-македоняне даже не посмотрели в их сторону; человек, которого оттаскивают в сторону после небольшой стычки, сейчас вряд ли мог привлечь к себе чье-нибудь внимание. Элдин от души надеялся, что никто не захочет поднять со лба трупа шлем и посмотреть на лицо.

Они свернули в коридор и начали подниматься по лестнице, ведущей к залу для аудиенций, где лежал оставленный всеми Александр.

— Эй, вы! Это Цертиус?

Проигнорировав окрик, Элдин продолжил двигаться вперед.

— Я вас спрашиваю, это Цертиус?

Им преградил путь широкоплечий офицер.

— Нет, господин, — ответил Элдин измененным голосом и держа голову низко опущенной, словно бы из раболепия, — это Аристофан. Слишком много выпил с горя. К тому же он еще не совсем оправился от лихорадки. Я слышал, господин, она очень заразная.

Бормоча проклятия, офицер отступил в сторону и Позволил им пройти.

Мимо них прошагала колонна солдат, и стены тускло освещенного коридора отразили эхом обрывки их разговора.

— Махус сказал, что он лично вырвет у толстяка все зубы, один за другим.

— Меня это мало интересует, если есть возможность сначала немножко позабавиться с девчонкой.

— Мы знаем, какие забавы ты любишь, Тременихус.

Огибая Элдина, все остальные дружно рассмеялись. Тия, уже близкая к панике, прибавила шаг, но Элдин ее удержал. Не столько из-за того, что не хотел привлекать к ним лишнего внимания, а просто потому, что выбился из сил и потерял дыхание.

Через минуту им будет известно, свободен ли путь в царскую опочивальню, но также не более чем через минуту посланные за ними стражники поднимут тревогу. У них оставалось совсем мало времени.

Они поднялись на последний пролет лестницы и свернули к залу для аудиенций, который соседствовал со спальней.

Когда они подошли уже к самой двери, кругом все было тихо, но тут Элдин заметил часового, скрытого в тени, и почувствовал, как у него упало сердце.

— Стой и назови себя.

Элдин хорошо понимал, что ему не по силам одолеть этого человека. Оставалось надеяться только на то, что с ним удастся как-нибудь договориться.

— Ах, солдат, мое бедное сердце сейчас разорвется. Если бы ты знал, сколько мне стоило усилий притащить сюда брата.

Он попытался немного приподнять труп, словно бы желая продемонстрировать его часовому.

— Мое сердце и в самом деле разрывается на части. Мы следовали за нашим царем с самого начала. Я хорошо помню тот ясный солнечный день, когда Филипп вынес его во внутренний двор и мы громкими радостными криками встретили новорожденного мальчика. И вот теперь он мертв.

Элдин почувствовал, что он полностью вошел в роль, и в его голосе даже появилась слабая дрожь.

— Я не мог служить в его армии, поскольку с детства слаб легкими. — Он слегка закашлялся, чтобы придать правдоподобия своим словам. — Но мой брат, — он снова приподнял труп, — служил в бригаде Гефестиона и прошел вместе с ним от Исса до Инда. Его так расстроила горестная новость о кончине нашего царя, что сегодня вечером он чуть не упоил себя до смерти. Так что я прошу тебя, солдат, пожалуйста, позволь нам хотя бы на одно мгновение зайти внутрь, чтобы мы смогли бросить последний взгляд на нашего Александра и навсегда попрощаться с ним.

— У меня есть приказ никого туда не впускать. К тому же могу предположить, что при такой жаре находиться там сейчас не слишком приятно.

Пока он говорил, в отдалении послышались громкие крики. Тревога уже поднялась.

— Вот, посмотри, это все, что есть у моего брата.

Элдин сунул руку в кошелек Пармениона, надеясь на то, что он не пуст. Почувствовав пальцами прикосновение холодного металла, он извлек на свет пригоршню медных и пару серебряных монет. У коллекционеров Магелланова Облака каждая из них стоила бы не менее тысячи катаров, и он смог бы целый месяц провести в лучшем дворце наслаждений Квитара, но сейчас было не время проявлять скупость.

— Это подарок от моего брата. Пожалуйста, возьми его.

Стражник в нерешительности посмотрел на напарника, скрытого в тени.

Напарник коротким кивком выразил свое согласие, и часовой принял взятку.

— Заходите, но делайте все быстро. Следи за тем, чтобы твой брат не испачкал там полы.

Дверь распахнулась, и Элдин с Тией затащили тело внутрь. Там было прохладно, темно и немного жутко. Пока они тащили тело через пустой зал, стук их сандалий эхом отражался от голых стен.

Элдин приблизился к возвышению, на котором стояло ложе, и его снова поразила красота человека, освещенного единственным светильником, мерцающим у изголовья.

Для формальностей не оставалось времени.

Элдин бросил труп возле помоста.

— Ну давай пошевеливайся, — прошипел он и знаком приказал Тии взять Александра за ноги.

— Послушай, Элдин, если мы выберемся отсюда, я никогда…

Она внезапно замолчала и прислушалась.

— Что это за звуки, черт возьми!

— Кто-то сюда идет. Ну давай, раз-два, взяли!

Забыв о всех церемониях, Элдин стащил Александра с ложа.

Бросившись к поставщику пластоцемента и сорвав струпа шлем, плащ и пояс, Элдин швырнул экипировку на Александра. Затем с силой, удивившей его самого, он поднял на руки подмену и бросил тело туда, где всего лишь несколько мгновений назад лежал Александр.

— Оттащи его к окну, — скомандовал Элдин, ведя борьбу с покрывалом, которым был укрыт Александр, и стараясь уложить тело так, чтобы со стороны казалось, что его никто не трогал.

— Тревога! Похитители тел! Тревога!

От двери на Элдина внезапно бросилась какая-то тень и сбила его с ног. Элдин отчаянно отбивался от напавшего на него человека, нанося ему беспорядочные удары по голове и плечам.

— На помощь! Тревога!

Продолжая борьбу, он смог увидеть, что Тия оттаскивает Александра в сторону от него, приближаясь к окну.

— Не удаляй его от меня, идиотка! — крикнул Элдин. — Луч, луч появится рядом со мной — ауу! — взвыл он от боли, когда зубы противника погрузились в его ногу.

Наконец поняв, что от нее требуется, Тия развернулась и потащила Александра обратно, по направлению к борющейся паре.

В отдалении Элдин мог расслышать новые крики и топот ног по лестнице. Стража приближалась.

«Ну и черт с этим парнем, прилипшим ко мне», — решил Элдин и, увидев, что Тия уже находится в зоне захвата телепортационного луча, нажал кнопку на пряжке. Когда в первое мгновение ничего не произошло, он с ужасом подумал, что в результате всех этих ударов, пинков и толчков в тонком устройстве сломалась какая-то жизненно важная деталь и теперь они обречены, — затем его поглотила темнота.


* * * | Круг Александра | * * *