home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

— Клянусь всеми богами, — прошептал Парменион, — вы только посмотрите, сколько их. Когда же они закончат прибывать?

Уже несколько часов армия гафов разворачивалась на гребне холмистой гряды на расстоянии одной версты от их собственных позиций. Отряд за отрядом перестраивался из походных колонн, чтобы занять место на одном из флангов. О том, что происходило на противоположном склоне гряды, они могли только догадываться, поскольку последние разведчики давно вернулись из дозора.

Александр имел все основания предположить, что видит перед собой лишь часть вражеского войска. Главной целью гафов, очевидно, являлось отрезать людей от Наковальни. А это означает, что, скорее всего, главные силы неприятеля перемещаются под прикрытием гряды именно в том направлении. На краю Наковальни расположились отряды кавалерии обеих армий. Они уже предпринимали целую серию вылазок и контрвылазок, но ни одна из сторон еще не начинала полномасштабные боевые действия.

Александр внимательно следил за всеми маневрами противника из своего командного пункта в центре позиции. Он тщательно выбирал позицию для своих войск, и она находилась на одной трети пути от космического рудовоза до вражеской столицы. Линия обороны проходила по изогнутой холмистой гряде, немного превосходящей по высоте ту, что протянулась напротив. Край левого фланга упирался в круглый холм, доминирующий над остальной местностью. С него открывался хороший вид на Наковальню, подступающую к самому основанию холма. Правый край обороны заканчивался возле небольшого пятна обнажившейся металлической поверхности, со всех сторон окруженной густыми зарослями деревьев.

Чтобы расположить свою армию строго напротив их позиции, гафам придется растянуть силы вдоль внешней стороны изогнутой линии, образуя таким образом более длинный фронт. Значит, при равенстве сил перевес будет на стороне людей. Это также означало, что Александр сможет перемещать резервы внутри изогнутой линии, в то время как гафам придется перебрасывать войска с внешней стороны, покрывая большие расстояния.

Он долго взвешивал, что лучше: встретить неприятеля на заранее выбранной позиции или быстрым броском попытаться атаковать армию гафов, пока она находится на марше. Но значительное превосходство гафов в численности кавалерии удержало его от такого стремительного выпада и заставило остановиться на первом варианте, так как в сражении на подготовленной позиции кавалерия не будет иметь решающего значения. Другим препятствием для быстрой атаки являлся тот простой факт, что чем ближе бы он приближался к столице, тем сильнее ему пришлось бы растягивать левый фланг, чтобы не позволить неприятелю зайти к себе в тыл. Не в его характере было переходить к обороне, но в глубине души Александр чувствовал, что не стоит слишком долго испытывать свою удачу. Несмотря на предыдущие победы, большинству солдат еще только предстояло встретиться с гафам и лицом к лицу в открытом бою, и поэтому, для того чтобы склонить чашу весов на свою сторону, следовало тщательно выбрать позицию.

Последняя колонна из тысячи воинов свернула на левый фланг и, в течение последующих нескольких минут не появилось ни одного отряда.

— Вы обратили внимание, — произнес Александр, глядя на окруживших его командиров подразделений, — что их отряды маршируют и разворачиваются группами по тысяче, в то время как наши боевые единицы насчитывают пятьсот человек? Я думаю, они планируют сделать линию своих войск более эшелонированной и, используя превосходство в росте и весе своих воинов, попытаться концентрированным ударом прорвать нашу оборону.

Командиры молча обменялись встревоженными взглядами.

— Когда мы пойдем в атаку, то используем построение, которое использовали во время учений — сто человек по фронту и десять в глубину. Первая волна атаки будет состоять из десяти отрядов, вытянутых в единый фронт шириною в тысячу шагов. Полевые катапульты будут развернуты позади наступающей линии, чтобы иметь возможность передвигаться вперед вместе с ней. Но помните, необходимо заставить гафов самим напасть на нас, поэтому вы начнете отходить назад до того, как войдете с противником в контакт. Они будут ожидать, что мы нанесем основной удар на левом фланге, но на самом деле главные силы мы разместим вот здесь.

Он показал в ту сторону, где под кронами деревьев солдаты уже разворачивались в боевое построение.

— Если мы прорвем их оборону на фланге, то перережем путь отступления к столице.

— Но что, если они предвидят наш маневр? — спросил командир аваров.

— Сомневаюсь. Они верят, что если им удастся получить перевес на левом фланге, то победа будет за ними. Гафы, очевидно, уверены, что мы собираемся только обороняться. Я буду с вами на правом фланге, и именно там решится исход битвы.

Все люди сохраняли молчание, и Александр попытался их приободрить.

— Не беспокойтесь, я буду с вами, а там, где я, там всегда победа.

Александр посмотрел на Пармениона, которому было поручено командовать левым флангом, и улыбнулся. В глазах его первого помощника застыло выражение тревоги.

— Я просто вспомнил то, что вы сами всегда повторяли, мой повелитель.

— И что же?

— То, что этот Кубар является вашей копией в облике гафа. Хотя Кубар пропал и нет никаких признаков того, что он командует этой армией, все же его дух может вести за собой воинов. Иначе они не держались бы так уверенно.

Что, если Кубар и в самом деле мертв? На мгновение эта мысль вызвала в нем чувство потери. Он хотел встретиться с легендарным гафом, чтобы переиграть финал своей охоты на Дария и привести ее к завершению, достойному царя. До сегодняшнего дня он не проиграл ни одного крупного сражения, но слова Пармениона вызвали у него тревогу. Но все же он был Александр, и с гордой улыбкой великий полководец повернулся и посмотрел на поле, где вскоре предстояло решиться судьбе целого государства. С обеих сторон поверхность Колбарда загибалась вверх голубыми полосами, покрытыми пятнышками далеких облаков. У него в голове уже рождались мечты, понять которые мог только он один.


* * * | Круг Александра | * * *