home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

С работы я позвонила Андрюше на работу, надеясь, что он еще на месте (надежды оправдались), и передала сообщение граждан.

– Ты веришь в этот бред? – устало спросил Андрюша, которому было явно лень куда-то тащиться на ночь глядя.

– А почему бы и нет? Бдительные пенсионерки засекли китайцев, шляющихся по двору и что-то высматривающих. Не могли же они им померещиться.

– Они твоих программ насмотрелись. Количество перешло в качество. Теперь всех считают потенциальными киллерами.

– Не хочешь – не надо. Поеду без тебя.

– Ладно, – вздохнул Андрюша. – Подруливай к управлению. Пашка еще адекватен?

– Не очень, – честно сказала я.

Мы довольно быстро добрались до места. Перед въездом в первый двор (а нам нужно было в третий) нас уже встречала делегация из местных бабок и алкоголиков. Все наперебой стали рассказывать про китайцев, появлявшихся два дня подряд и явно что-то вынюхивавших.

Каждый старался высказать свою версию. Не исключался даже теракт. Вон в Москве чеченцы дома взрывали, почему бы у нас китайцам не взорвать? А может, они хотят общиной переселиться в этот двор и выселить отсюда местных граждан, часть которых проживает здесь с довоенных времен и уже не рассчитывает получить отдельные квартиры. Если китайцы купят всем жилье – хорошо, а если обманут? В Китай никто переезжать не хотел.

Но большая часть почему-то твердо решила, что это профессиональные китайские киллеры.

Андрюша обещал к завтрашнему дню прислать на место опергруппу для захвата. Раз уж они два дня появлялись в одно и то же время, почему бы им не появиться в третий? Я обещала находиться поблизости вместе с оператором, чтобы заснять процесс.

После чего мы с Андрюшей и Пашкой отбыли.

– Поехали в управление, – сказал Андрей в машине.

– На фига? – подал голос с заднего сиденья Пашка.

– Раз уж у Юленьки зудило пообщаться с гражданами, то теперь нужно выяснить, кто там в этих домах проживает и чем занимается.

– Тебе же граждане все рассказали, – напомнила я. Они в самом деле рассказали и про всех нуворишей, и про старого еврея-ювелира. Больше во дворе стрелять было некого: все остальные граждане интереса для киллеров представлять не могли.

В управлении народ принялся за работу и, несмотря на поздний час, смог раскопать довольно любопытную информацию. Конечно, если поискать, заметных жильцов было за что стрелять, правда, не китайцам. Зачем уроженцам Поднебесной понадобилось кого-либо здесь убивать, никто в управлении догадаться не мог.

Оставался Аркадий Зиновьевич Мильц. Правда, какие у него дела с китайцами, тоже было не определить. Но заинтересовал он нас всех по другой причине. Никак не связанной с китайцами, японцами, монголами, вьетнамцами и прочими.

Аркадий Зиновьевич являлся внуком и правнуком известных ювелиров, чьи изделия продавались по баснословной цене на аукционах Европы. В частности, его прадед по спецзаказу делал украшения графине Беловозовой-Шумской, в особняке которой ныне проживал известный всем нам банкир Виктор Анатольевич Глинских.

– Так, давайте временно забудем о китайцах, – сказал Андрюша. – Я, конечно, завтра туда направлю ребят, но сейчас речь не о них. Мы им спасибо должны сказать. Иначе бы никогда не узнали ни про драгоценности, ни про мастера.

– А что это нам дает? – откровенно не понял его коллега, также недавно занимавшийся делом убийства модели в особняке банкира.

Я тоже не совсем понимала. Хотя про клад, закопанный во время наступления войск Наполеона, знала. Однако тут получалось некоторое несовпадение по времени. Драгоценности зарыли до рождения прадеда Аркадия Зиновьевича. Следовательно, он никак не мог их делать. Хотя… Он мог исполнять заказы той графини, которая бежала от большевиков в начале двадцатого века. Может, француз Николя рассчитывал получить какую-то информацию об эмигрировавшей родственнице? Не знал года издания «Петербургских тайн»? Или считал, что книга претерпела несколько изданий? Хотя вполне возможно… Не наведаться ли мне завтра в Публичку? Может, там что-то найду про драгоценности Беловозовой-Шумской? Или лучше озадачить этим вопросом сестру убитой Ольги Александру? Чтобы знала, какую информацию следует вытаскивать из Николя?

Потом мне внезапно вспомнилась хозяйка художественной галереи Алла Николаевна. Вот кто, наверное, может проконсультировать. И каталоги в галерее должны иметься.

– Может, Глинских нашел драгоценности графини? – высказал предположение Андрюша.

Его коллега покрутил пальцем у виска.

– Драгоценности увидела Ольга, и он ее убил, – добавила я. – Ты это хочешь сказать?

– Или Ольга их нашла, и банкир ее убил за это, а Грише Петрову предложил долю за то, что тот отсидит за него в тюрьме, – добавил коллега Андрея. – Вы себя-то хоть слышите? Вспомните: когда банкир купил особняк, там ремонт шел полгода. Мы же узнавали. Если бы были какие-то тайники, они бы обнаружились тогда. И их бы рабочие нашли. И сколько он уже там живет? Лет семь. Где он там мог найти тайник? Или она? И вообще, забудьте вы про банкира.

– Как про него забудешь, если он чуть ли не ежедневно мелькает по ящику, – вздохнул Андрей. – Правда, жаль, не в Юлиной программе. Там ему самое место, а не в светской хронике.

– Андрей, на самом деле связь какая-то опосредованная, – заметила я. – Ну узнали мы, кто делал украшения давно умершей женщины. Так она ведь вполне могла вывезти их из России. И скорее всего, вывезла. Украшения ведь много места не занимают. Это же не картины, не мебель, не книги. В любом случае китайцы, если собрались убивать Аркадия Зиновьевича, то уж никак не за то, что его прадед делал украшения по заказу графини Беловозовой-Шумской. Им-то они на фига?

Коллега Андрея кивнул, полностью соглашаясь с моим мнением.

– Но группу на завтра все равно надо бы отправить, – добавила я. Посмотрела на Пашку. – Сегодня вечером больше не пей. Чтобы завтра быть как огурчик.

Пашка обещал.


* * * | Бриллианты требуют жертв | * * *