home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Правда, на следующий день интервью у Виктора Анатольевича я взять не смогла. Он сам позвонил с утра и сказал, что плохо себя чувствует. Извинялся и обещал перезвонить через несколько дней, когда ему будет получше. Я не настаивала, да и необходимости заполнять эфир избитым банкиром не было. На следующий после ночных приключений день и через день произошли события, которых хватило в избытке.

Утром меня, как и много раз в прошлом, разбудил звонок нашей главной, Виктории Семеновны.

– Опять ночь где-то шлялась? – спросила она.

– Угу, – ответила спросонья.

– Хоть с толком?

– Угу.

– Когда сможешь принести свою задницу в холдинг? – поинтересовалась Виктория Семеновна.

– А что случилось? – тут же проснулась я.

Оказалось, лично Виктории Семеновне звонил один скандальный продюсер, раскручивающий юных звездочек. Продюсер имел склонность к педофилии и в советские времена успел побывать в местах не столь отдаленных, где ему пришлось несладко. Правда, теперь он во всех интервью называет себя узником совести, пострадавшим за свои политические убеждения от коммунистического режима.

Поскольку ряд изданий нашего холдинга и часть программ, выходящих на телеканале, посвящены шоу-бизнесу и всяким светским сплетням, подопечные продюсера появляются у нас часто. Он сам регулярно заказывает скандальные статейки и обставляет репортажи, как говорит, «для раскрутки имени». Чем больше помоев выльешь на звезду – тем она ярче сияет в глазах поклонников. Когда я впервые услышала эту фирменную фразу продюсера, подумала: «О вкусах не спорят». Виктория Семеновна, которая неоднократно видела продюсера в жизни, заметила: этого никакими помоями не испортишь. Дальше просто некуда.

Но сегодня этот господин впервые в жизни желал лицезреть мою скромную особу.

– Что ему от меня понадобилось? – спросила я у главной.

– Ты знаешь певицу Кристину? – ответила она вопросом на вопрос.

Про существование Кристины я узнала вчера, то есть уже сегодня, поэтому промычала в трубку нечто неопределенное.

– Ты немного потеряла, – заметила главная. – Но, боюсь, придется познакомиться.

– С чем? С творчеством?

– Каким к чертям собачьим творчеством?! Один куплет послушаешь – и хватит. И вообще, зачем тебе ее слушать? Она пропала. А у продюсера на нее контракт с ночным клубом. И, как я поняла, не только с клубом… Ну то есть она после шоу еще и другие функции выполняет. Ведь восходящая же звезда нашей эстрады. Восходит в нашем отечественном стиле. По постелям. В общем, Юлька, ее надо найти.

– А я-то тут при чем?

– Хорошо платят. Не просто журналистское расследование провести, а поискать звезду за бабки. За десять штук зеленью. Российский шоу-бизнес, понимаешь. Шоу – дрянь, а бизнес очень даже хороший.

– Виктория Семеновна, почему этот продюсер не обратился в милицию?

– Это ты у меня спрашиваешь? А три дня положенные?

– За десять тысяч зеленью можно и не ждать три дня, – заметила я.

– Ну… может, у него есть причины не обращаться в милицию.

– А к частным детективам?

– Не знаю, – вздохнула Виктория Семеновна. – Он тебя нанять хочет. И просит сегодня в «Криминальной хронике» дать информацию о ее пропаже. Забацай с ним интервью, а?

Что мне оставалось делать?

Вначале заглянула к соседке, чтобы узнать, как прижился в новом террариуме змей Сережа. Татьяна радостно сообщила, что они с Лизонькой друг другу понравились, только бы змеюка побыстрее яйца снесла.

Затем поехала за Пашкой. Судмедэксперт Василий уже отбыл по месту основной работы, прихватив с собой молотки. С оператором заскочили на работу, показали Виктории Семеновне ночную съемку, она похохотала, но сказала, что пока банкирскую задницу с совокупляющимся чертом народу демонстрировать не будем. Мало ли, банкир нам еще понадобится, и вообще от него можно получить много гадостей. Лучше оставить съемку в качестве компромата. К вечеру обещала сделать несколько копий, чтоб лежали в разных местах.

Потом созвонилась с продюсером, и мы с оператором отправились в принадлежащий ему центр под названием «Восходящая звезда». Звезд в нем восходило много, только большинство быстро гасло. Каждой придумывали какую-нибудь идиотскую легенду – то про смену пола, то про встречу с инопланетянами, то про побег из чеченского плена, после чего вдруг прорезался талант. Правда, после ночного знакомства с Автандилом Георгиевичем я не исключала, что восхождение устраивается в тесном сотрудничестве с сутенером, в распоряжение которого потом «звезды» и переходят.

Продюсер оказался существом непонятного пола и возраста, одетом в индийском стиле. Правда, в Индии так одеваются женщины. Однако никто из его подопечных в индийском стиле не пел. Может, это личный интерес к экзотической культуре так выражается? У него имелась помощница – огромная тетка в безразмерном балахоне, в котором она лучше бы смотрелась с серпом и молотом или по крайней мере веслом, чем с ноутбуком.

Как только мы с Пашкой оказались в кабинете продюсера и его помощницы, он нажал на кнопку селектора и велел явиться некоему Кузе. Кузя оказался неприметным мужичком пенсионного возраста, бывшим сотрудником КГБ. Вскоре выяснилось, что Кузя, по выражению продюсера, следил за порядком в его звездном ведомстве. Но, видимо, за всем не успевал просто физически. С таким количеством восходящих звезд, да еще и похожих друг на друга, словно вылупились из одной партии яиц.

– Вы знаете, почему мы обратились к вам, Юлия Владиславовна, и к вам, Павел Леонидович?

Пашка не сразу понял, что речь идет о нем – его, кажется, впервые в жизни назвали по имени-отчеству.

– Почему-то вы решили, что мы в состоянии отыскать вашу Кристину, – ответила я за нас двоих.

Все трое представителей «Восходящей звезды» кивнули.

Я вопросительно посмотрела на них.

– Вы вчера ночью были у банкира Глинских, – утвердительно сказал Кузя.

Я молчала. Пашка тоже. Съемку пока не вел.

– Я сам видел, как вы выходили из его особняка, – добавил Кузя. Я опять промолчала. Подумала: «Хорошо, если не видел, как мы туда заходили». Но, как я поняла, он следил за парадным входом.

Именно поэтому Кузя, заступивший на дежурство в семь вечера, пожелал узнать, с какого времени я находилась в особняке Виктора Анатольевича.

– Без комментариев, – ответила я.

– Вы видели там Кристину? – спросил продюсер.

– Слышала. Только вначале не знала, что это Кристина. Да я бы ее и не узнала при личной встрече. Знаете ли, я предпочитаю русский шансон, а Кристина…

– Знаем лучше вас, – сказал Кузя и скривился.

– Давайте не будем о творчестве, – вклинилась в нашу беседу дама без весла.

– Юлия Владиславовна, Павел Леонидович, нас ваши дела совершенно не интересуют, – заявил продюсер. – Нам Кристина нужна! Нам колоссальную неустойку платить, если она не появится в клубе. Скажите: где она? За достоверную информацию я заплачу вам десять тысяч долларов. Между собой вы уж как-нибудь их разделите.

Я честно сказала, что могла. Как Глинских разругался с дамою, которую привел к себе ночевать, как приехала Кристина, потом вернулась первая дама с кавалерами, после чего Кристину из дома увезли, а мы с Пашкой остались приводить Глинских в чувство.

Продюсер повернулся к Кузе.

– Через парадный вход вчера заходила только Кристина, которая приехала на частнике, – заявил тот. – Я тебе это уже неоднократно повторял.

Я с трудом сдержала смех.

– А выходили только они, – Кузя кивнул на нас с Пашкой.

– Там есть еще дверь с другой стороны здания, – заметила я.

Кузя как-то стушевался. Продюсер с помощницей устроили форменный скандал и чуть не набросились на несчастного Кузю с кулаками. Потом пришли к выводу, что убийством Кузи делу не поможешь, тем более, как я поняла из их криков, у Кузи было вполне определенное задание: следить за Кристиной, которую вечно носит куда не следует (и она после этого не может работать), что он и делал. Продюсер и его дама снова обратили взоры на нас с Пашкой.

– А с какой бабой вчера прибыл Глинских? – спросил продюсер.

Мы с Пашкой честно сказали, что ее не видели.

– Но вы же находились в доме, – напомнил Кузя.

– Находиться в доме и видеть, кого с собой привез банкир, это две большие разницы, как говорят в Одессе. Кристину, как я вам уже сказала, мы тоже не видели и по голосу не узнаем.

– Ее голос на сцене очень отличается от голоса в жизни, – заметил Кузя. – Это обычное дело для звезд.

Продюсер почесал лысину, помощница приняла задумчивое выражение, напоминая в эти минуту гору, размышляющую – идти к Магомету или не идти. Кузя вдруг подмигнул мне исподтишка.

Мне стало интересно.

Кузя снова подмигнул, показывая, что нам бы с ним было неплохо покинуть компанию.

– Так, дама и господа, – сказала я, – вам нужно найти вашу Кристину, и вы готовы заплатить за это деньги. Вы решили обратиться ко мне, потому что считаете, что я могу вам помочь.

– Это Кузя так считает, – вставила гора.

Я вопросительно посмотрела на него.

Он судорожно закивал. Дело, как я поняла, было нечисто. Признаться, у меня появились кое-какие мысли по этому поводу…

– Сейчас запишем интервью, которое дадим в эфире, – продолжала я. – Потом…

– Она мне нужна сегодня вечером! – рявкнул продюсер. – Через два часа после того, как ваша программа выходит в эфир!

– А завтра она вам будет уже не нужна?

– Завтра тоже нужна. Но…

– Записывайте интервью, – сказала гора.

После чего я потребовала аванс, нам с Пашкой выдали две тысячи баксов, я заявила, что хотела бы обговорить с Кузей программу мероприятий по поиску Кристины.

– Что хотите, – махнул рукой продюсер. – Только доставьте мне ее.

– В любом виде? – уточнила я.

– Чтоб могла выступить в клубе.

Я кивнула, и мы покинули кабинет. Кузя предложил пообщаться в моей машине.

– Буду абсолютно откровенен, – заявил он. – Я знаю, как вы проникли в дом.

Я вопросительно приподняла бровь.

– Я наблюдал как раз за задним входом, – сообщил Кузя и добавил: – Но это все – ваше личное дело. Кстати, не удовлетворите ли любопытство: почему у Глинских нет охраны?

Я пояснила про змей.

– А… – кивнул Кузя с пониманием.

– Вы знали заранее?

– Нет, но… один человек в нашей компании – спец по змеям.

Потом я задала встречный вопрос:

– Вы работаете на Автандила?

– Юленька, вы оправдываете мои надежды! – воскликнул Кузя и приложил руки к груди.

– В каком плане?

– Своей проницательностью! – Он вздохнул и продолжил: – Но кто же знал, что эта дура Кристина уедет с теми бугаями?

– Как я поняла, ее увезли насильно.

– Вы видели, как ее увозили?

– Слышала.

– А я видел, как она выходила из особняка. Уже вешалась на одного из братков. Только где она – я понятия не имею. Я остался за домом следить…

Почему – не объяснял. Я не спросила, почему он не поехал за Кристиной. Возможно, решил, что так можно больше заработать. Его личное дело. Если работаешь на двух хозяев, приходится крутиться и чем-то жертвовать.

– А она в самом деле нужна сегодня вечером! – продолжал Кузя. – Есть масса идиотов, которые любят таких вот шлюх с голосами помойных кошек. И я не хочу, чтобы эти, – он кивнул на «Восходящую звезду», – знали, что я… подрабатываю на Автандила. Тем более «звезды» не возражают против работы, которую я им предлагаю. Как раз наоборот.

– А вы знаете, кто была первая девка? Мы с Павлом ее тоже не видели. Только слышали голос.

Кузя тяжело вздохнул. Очень тяжело. Внимательно посмотрел на меня.

– Вы точно не знаете, кто она была? Юлия Владиславовна, я ведь не просто так убедил этих двух, – он опять кивнул на «Восходящую звезду», – задействовать вас.

Я покачала головой.

– Вы про чеченского командира Руслана слышали?

– А он-то тут при чем?! – заорала я.

Пашка склонился вперед. Открыл рот.

– Ну, в общем, это его женщина…


– Ну так как вам моя коллекция? – спросил банкир у крупного грузного мужчины восточной национальности.

– Интересно, интересно… – задумчиво произнес тот и почесал щеку.

«Почему он хочет все это продать?» – думал восточный мужчина. Он хорошо разбирался в антиквариате, да и коллекцию видел не в первый раз. Все – подлинное, банкир не хочет его надуть, подсунув фальшивки или копии. Да и, наверное, знает, что это не пройдет.

Или Руслан все-таки наехал на банкира? Так, что срочно нужна наличка? А из оборота деньги не вырвать? Единственный способ быстро собрать нужную сумму – продать коллекцию.

Ну что ж. Раз хочет продать, можно и купить.

– Я сейчас сварю кофе, и мы поговорим, – улыбнулся банкир.

– Вы отпустили всю прислугу? – удивился восточный мужчина.

– Ну а как же? – в свою очередь, удивился банкир. – Зачем лишние свидетели?


* * * | Бриллианты требуют жертв | * * *