home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

История, рассказанная Кузей, поразила мое воображение. Правда, я прекрасно понимала, что в эфир ее дать нельзя.

Дива, вчера прибывшая в особняк Виктора Анатольевича Глинских, два года являлась любовницей известного чеченского командира Руслана, который время от времени наведывался в Питер по каким-то своим темным делам. То, что он давно числился в федеральном розыске, нисколько не мешало ему путешествовать туда, куда хочется или нужно по делу.

Дива, по словам Кузи, была шикарная и до встречи с Русланом являлась одной из самых элитных путан Петербурга. За ночь брала тысячу баксов. Иногда больше.

Однако двух лет с Русланом ей хватило за глаза и за уши. Хотелось соскочить. Но как соскочишь, если Руслан не желает отпускать? Когда дива попыталась устроить личную жизнь в отсутствие Руслана, думая, что если выйдет замуж, то он оставит ее в покое, дело закончилось плачевно. Для потенциальных мужей, которые ими стать не успели. Вообще больше ничего в жизни не успели. Экстерьер дивы Руслан, отдать ему должное, не портил. Просто решил сделать ее прокаженной для всех, кто на нее позарится.

После смерти двух бизнесменов о диве пошел слух, видимо, пущенный Русланом и его соратниками.

– Неужели не слышали, Юлия Владиславовна?

– Слышала, – вспомнила я.

В свое время я даже хотела взять у дивы интервью, но не смогла до нее добраться. До Руслана даже не пыталась: после одного лицезрения его фотографии даже мне, видавшей виды, потребовалось полчаса, чтобы прийти в себя. Как с ним можно спать – не представляю. Я не хотела бы ни секунды даже находиться рядом.

Может, поэтому дива и решила попробовать выйти замуж за иностранца. Их же в последнее время тянет жениться на наших шлюхах. Но и его постигла участь российских предшественников.

Больше дива попыток устроить личную жизнь не предпринимала. Может, конечно, и предприняла бы, но желающих не находилось.

– И она вчера приехала ночевать к Глинских?! – пораженно спросила я. – А потом заявлялась с братками?

Кузя кивнул и сообщил, что специально сегодня проверил «по картотеке». Точно она. Тем более он ее вчера сфотографировал.

Я погрузилась в размышления. Значит, вчера она приезжала с чеченцами? Но акцент… Я не была уверена. Я их не видела. Но что она в таком случае сказала чеченцам?

– Невольно возникает вопрос: зачем она приезжала? – вернул меня к действительности Кузя.

– Подставить Глинских? – высказала предположение я.

– Юлия Владиславовна, Глинских – не дурак. Он точно знает, с какой стороны хлеб мажут маслом.

– Но его вчера хорошо избили, – задумчиво произнесла я. – Не убили. И проверить, убили его или нет, те парни могли бы без проблем. Мы с Пашей его легко откачали. Никаких врачей вызывать не потребовалось. Да, накостыляли, но…

– Это были не чеченцы, – заметил Пашка. Я бросила на него быстрый взгляд.

Потом полезла в сумку, из которой прошлой ночью не удосужилась достать диктофон с записью. У меня всегда с собой несколько запасных карточек и батареек, а необходимости менять их вчера ночью не было. Я слишком устала, сегодня с утра торопилась. Теперь этому порадовалась, отмотала запись на нужное место и включила.

– Это не чеченцы, – твердо сказал Кузя.

– Но акцент есть, – заметила я. – Пожалуй, прибалты.

– Мне кажется… – медленно произнес Кузя.

Мы с Пашкой вопросительно посмотрели на него.

– Это немцы, – выдал бывший чекист.

– Что?! – воскликнула я и почему-то тут же вспомнила трех немцев, появлявшихся в квартире убитого ювелира, которых видел Валера Лис, ныне пребывающий в «Крестах».

Если дива отправилась охмурять Глинских (предстоит еще выяснить, где они познакомились), оказалась в его особняке, потом вернулась туда с немцами… и ведь она кому-то звонила, сообщала, что прибыла. Да что же происходит, черт побери?

Дело как-то связано с драгоценностями старой графини Беловозовой-Шумской? За которыми охотится международный аферист Ганс Феллер с подручными? Они задействовали диву, чтобы избавиться от Глинских? Руками чеченцев? Зачем?!

– Кузя, скажите, а несостоявшийся иностранный муж этой девицы был какой национальности? – спросила.

– Немец, – прозвучал ожидаемый ответ.

Значит, Ганс Феллер мог знать про печальную славу красотки. Международный аферист, постоянно работающий с российским рынком и имеющий базу в Санкт-Петербурге, должен, так сказать, держать руку на пульсе. Да и Руслан своими подвигами (не только по избавлению от соперников) прославился на весь мир. Ганс решил загрести жар чужими руками. Чеченскими. Диве мог предложить… Что она хочет? По всей вероятности, спрыгнуть с чеченского крючка. Что для этого нужно? Избавиться от Руслана. Что нужно международному аферисту Феллеру? Нечто, связанное с Глинских или домом, занимаемым Глинских. Возможно, он также желает избавиться от банкира. Он подключает диву, в результате чего надеется, что Руслан избавит его от банкира. Может, обещает диве каким-то образом вывезти ее из страны и обеспечить ей дальнейшую жизнь в обмен за помощь в России. Возможно, не только касательно банкира. Ганс Феллер и его подручные – все-таки иностранцы. Им нужны местные помощники. А тут дива вполне может согласиться помогать в чем угодно, только бы спрыгнуть.

Но что им всем нужно? В смысле Гансу Феллеру и прочим, кто шастал к ювелиру? Драгоценности Беловозовых-Шумских? Но откуда они у банкира?

И каким образом Глинских подцепил диву? Или она его? Они должны были где-то встретиться и провести вечер. Не на улице же он ее снял и повез к себе.

– У вас есть фотографии дивы? – спросила я у Кузи.

Он протянул мне любезно приготовленный для меня конверт. Там оказалась не только она, но и Руслан. И Руслан, и Глинских, по информации Кузи, любили один тип женщин – длинноволосых блондинок.

Словно прочитав мои мысли, Кузя заметил, что многие предпочитают брюнеток, причем невысоких.

– Вы меня радуете, – сказала я.

– И лучше стерва, чем сука, – ласково добавил Кузя. – Как вы, а не как она. – Он ткнул пальцем в фотографию.

Помолчал, подумал и добавил:

– Но на фига они забрали Кристину?

Этого я, конечно, не знала. Хотя могла предположить – если ее, конечно, взяли немцы, и те немцы, на которых я думаю, – по какому адресу она может находиться. Его назвала. Причин не объясняла. Высказала только пожелание поехать вместе с Кузей. Заметила мимоходом, что кое-кто из действующих сотрудников органов не будет возражать против беседы с немцами. К ним есть кое-какие вопросы.

Кузя подумал и сказал, что сам решит вопрос с группой захвата через свои старые связи и новые деньги.

Нам с Пашкой дозволил находиться поблизости, видимо, понимая, что мы все равно там окажемся.

Квартира немцев оказалась пуста, и в ней не было обнаружено ничего противозаконного. Немного покрушив обстановку, группа захвата ретировалась. Соседские бабки сказали только, что «так немчуре проклятой и надо. После того, как они у нас дома бомбили».

Хотя «белую девку» у немцев видели. И не одну. По фотографиям точно не могли опознать ни Кристину, ни чеченскую любовницу. Кстати, внешне они были здорово похожи. В особенности на некотором расстоянии.


* * * | Бриллианты требуют жертв | * * *