home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Со всеми распрощались и вернулись в гостиницу. От входа до входа было метров сорок.

Тетка за стойкой расплылась в милой улыбке и спросила, как покушали. Мы сказали, что очень хорошо. Пожелали ей спокойной ночи и пошли наверх.

В гостинице стояла тишина.

– Немцы что, спят уже? – шепотом спросила Таня.

– Ну, если целый день на свежем воздухе копаться… Да и морозец тут покруче нашего… Брюхо набили, пивка выпили.

– То есть в гостинице сейчас живут немцы, дива Руслана и мы? – все также шепотом уточнила Татьяна.

Я поняла, что именно так. По пути предложила на всякий случай постучать в люкс оперативников. А вдруг вернулись? Хотя я считала, что они будут гулять до утра вместе с местными стражами правопорядка.

Постучались в номер. Ответа не последовало. Приложили ухо к замочной скважине. Никаких звуков из комнаты не доносилось. Значит, еще не доставлены.

Отправились в нашу. Татьяна повернула ключ, включила свет на правой стене и произнесла одно краткое русское слово. Я мгновенно просочилась в комнату и уставилась на стол у окна.

Один из термосов был открыт, при нашем появлении выпущенное на волю пресмыкающееся подняло голову с кровати – той, которую выбрал себе Пашка.

– Бедный мой мальчик! – запричитала Татьяна и ринулась к питомцу, потом открыла крышки двух других термосов (в них проделаны дырки, чтобы змеям дышать, поэтому постоянно держать их открытыми нет необходимости, да и не нужно, чтобы Татьянины любимцы ползали по всей гостинице). Я же принялась за исследование других вещей.

Деньги и документы мы брали с собой, при мне также были Пашкины, так как он в себе не уверен. Однако в номере оставалось много ценного, главное – телекамера плюс необходимые мне для работы запасные диктофоны, батарейки, кассеты, Пашкины кассеты. Да и одеваемся мы вообще-то не на помойке…

И ужастики! Ужастики нам тут вполне могут понадобиться.

Я раскрыла стенной шкаф, куда мы поставили наши сумки, и первым делом проверила Пашкину камеру, которая стояла на верхней полке. Цела. Потом открыла свою сумку. Все было не только на месте, но и не тронуто. У меня прекрасная зрительная память, более того – я всегда складываю вещи в определенном порядке. Его никто не изменял. Мои ужастики не трогали.

– Таня, иди свою сумку проверь, – позвала соседку, причитающую над змеями.

– Сейчас, покормлю деточек и взгляну, – ответила соседка и вдруг выдала матерную тираду.

– В чем дело? – подскочила я к ней. – Что еще?!

– Мышей нет!!! Чем я детей кормить буду?!

И Татьяна принялась кружить по комнате в поисках контейнера с мышками, которыми змеям предстояло питаться все дни нашей командировки.

Мы быстро осмотрели комнату и мышей не нашли. Как и контейнера. Остались только сами змеи.

Я предложила спуститься вниз и заявить о пропаже.

– Лучше взять эту бабу за горло, – прошипела Татьяна. – Я у них тут наведу порядок! Сейчас сама пойдет мне мышей ловить по окрестностям.

Мы закрыли номер (хотя практика показала, что от местных ключей мало пользы) и уже ступили на лестницу, когда снизу раздался вопль. Орала женщина.

Мы застыли на месте. Тут послышался другой женский голос (относительно спокойный) и вместе с ним мужской, спрашивающие у «тети Люси», что случилось.

– Мышь! Мышь! – орала та же женщина. Вроде бы тетка-администратор сильно изменившимся голосом.

Потом к ней присоединился второй женский голос.

– Вперед! – воскликнула Татьяна и рванула вниз по лестнице.

Сбежав в холл, заорала стоявшим на стульях женщинам (тетке-администратору и местной знаменитости Шуре), чтобы ловили мышей. И сама принялась за это дело. Поймала двух.

– Мои, – сообщила мне. Потом повернулась к администратору, не обращая внимания на Шуру и аккомпаниатора, также находящихся в холле в полуобморочном состоянии. – Кто вламывался в наш номер?! – завопила в полную силу своего голоса. Руки в боки вперить не могла, так как в каждой держала по мышонку. – Кто украл моих мышей?! Кто издевался над Барсиком?!

Тетка-администратор немного очухалась и, не сводя взгляда с мышек в руках Татьяны, слезла на пол. Аккомпаниатор, как я заметила, достал из кармана упаковку валидола и сунул одну таблетку под язык.

– Вы с котом приехали? – подала голос щербатая Шура.

– Нет, – ответила Татьяна. – Так я повторяю вопросы: кто лазал в наш номер? Кто украл моих мышей? Кто беспокоил Барсика?

Тетка-администратор в бессилии опустилась на стул. Аккомпаниатор сел в кресло, Шура стояла.

– Мне милицию вызвать? – спросила Татьяна грозным голосом.

– Кого вы сейчас вызовете? Все давно пьяные, – заметила тетка-администратор. – Тем более сегодня ваши приехали. Так что у вас пропало?

Татьяна повторила.

– Давайте все сядем, – предложила Шура, видимо, к ней полностью вернулось присутствие духа.

Мы сели. В ходе конструктивной беседы Татьяна поведала, что занимается разведением змей. Трех особо ценных она была вынуждена взять с собой. На самом деле она брала далеко не самых ценных и по другой причине, но ее не следовало называть местным жителям. Для питания змей она взяла с собой мышат.

– Что мне теперь делать?! Я же не могу купить мышат у вас в городе!

– Вам их отдадут бесплатно, – почти хором сказали тетка-администратор, Шура и аккомпаниатор.

– Какие мыши живут у вас в городе? – самым серьезным тоном спросила Татьяна, так и продолжая держать пойманных мышат за хвостики. Наши собеседники на них постоянно косили.

Шура пригласила нас к себе в гости, но лучше завтра днем, желательно после часу (а то она с утра отсыпается после вечерней работы), и мы можем сами посмотреть. Она живет в деревянном доме на окраине города, и мышей у них много, никакие коты не справляются и никакая отрава их не берет. Если Татьяна поможет избавиться от мышей – например, заберет их всех, – то Шура и все ее родственники регулярно будут повторять ее имя в молитвах. Просить господа послать Татьяне здоровья и всего, чего ее душенька пожелает, и побольше.

– Вы хотите избавиться от мышей? – уточнила Татьяна.

Шура, аккомпаниатор и тетка-администратор заверили нас, что это их давняя мечта, и не только их, но и всех их знакомых и родственников.

– Я могу к вам выпустить Барсика, Катю и Сюзанну, – задумчиво сказала Таня.

– Кого? – уточнил аккомпаниатор.

– Да змей моих. Если не побоитесь, конечно.

Наши собеседники как-то стушевались. Татьяна их заверила, что змеи не ядовитые и мы с нею – если дамы пожелают – можем даже заночевать у них. Не сговариваясь, мы устанавливали контакт с местным населением, помощь которого нам требовалась. А у кого-то из них дома, в теплой дружественной обстановке нам расскажут гораздо больше, чем при официальном общении администратора и постояльцев, приехавших из Северной столицы в провинцию.

– Приходите завтра со змеями, – решилась Шура и объяснила, как до нее добраться. Рекомендовала воспользоваться автобусом, но мы пояснили, что на машинах. Шура приглашала приходить с часа до шести, потом ей надо собираться на работу. Тем более завтра пятница. Она вздохнула.

Но следовало также решить вопрос, кто мог залезть к нам в комнату.

– Ничего не пропало? – опять с беспокойством спросила администратор. – Кроме мышей? – добавила.

Мы заверили ее, что ничего не пропало, но тем не менее важен сам факт. Тетка-администратор с Шурой переглянулись.

– Дамы, мы не собираемся сообщать в милицию и создавать вам неприятности, – сказала Татьяна. – Я вначале погорячилась. Простите.

– Это вы нас простите! – тут же хором сказали тетка-администратор и Шура.

– Думаете, немчура? – тихо спросила я.

– Или их шалава, – заявила Шура.

– Точно она, – твердо сказала администратор. – Рыскает тут по всей округе. Что-то вынюхивает, выспрашивает. Мне моя тетка звонила, а живет-то в ста семидесяти верстах отсюда! Говорит: приезжала какая-то белобрысая, высокая, на иностранной машине, по кладбищу рыскала. И в соседней деревне была. Тетка спрашивала, не появлялась ли у нас.

– И мамане тетя Глафира рассказывала, что ей ее Машка звонила. Машка-то, помните, тетя Люся, замуж вышла за младшего Сидоркина? Так вот тоже говорила, что какая-то актриса у них шастала. Она же на актрису похожа, только Машка никак не могла вспомнить на какую. Но в журнале ее видела. Или Машке так показалось. А она в самом деле актриса?

– В анкете написала, что переводчица, – сообщила администратор. И обратилась ко мне: – А на самом деле кто?

– Любовница недавно убитого чеченского полевого командира Руслана. До этого – элитная путана. – Затем я заговорила заговорщическим шепотом: – Мы приехали и из-за нее. И мы, и сотрудники органов. Мы не знаем, почему она объединилась с немцами. Пожалуйста, сообщите все, что вам известно, о ее передвижениях по вашей местности. С кем вступала в контакт? Где останавливалась?

Тетка-администратор тут же с готовностью поведала, что к диве никто не приходил, если не считать Гоги Вахтанговича, несколько раз посылавшего цветы. Но Гоги Вахтанговича навряд ли можно обвинить в связи с чеченским командиром через его любовницу. Тем более он не чеченец. Он ее вообще первый раз увидел здесь. Больше к ней никто не приходил, а телефон у нее с собой, так что, если ей кто и звонит, то не в гостиницу. По утрам она вместе с немцами завтракает в ресторане, где им специально готовят. В ресторане обычно никто не завтракает, но тут по договоренности приходит повар, кормит немцев и диву, дает им с собой сухой паек и уходит. Потом мужчины отправляются на раскопки, а дива уезжает кататься по окрестностям. Днем несколько раз немцы заруливали в два других заведения общепита. В основном попить пива. Пиво их организмы перерабатывают в огромных количествах.

Администратор обещала завтра перезвонить своей тетке и все выяснить подробно, а также еще поспрошать соседок, потому что у всех есть родственники в окрестных деревнях. Поскольку мы с Татьяной все равно собираемся к певице Шуре в гости, то сами поговорим с тетей Глафирой. Аккомпаниатор спросит у своих соседей.

Потом администратор с Шурой качали головами и говорили, что сразу заподозрили неладное, когда только увидели эту проститутку. У нее на роже написано, что прохиндейка. И еще с чеченцем связалась!

– А немчура-то! Немчура! Вообще-то тот, с серьгой, на нашего вице-губернатора похож, – задумчиво сказала тетка-администратор. – Если, конечно, серьгу снять. Рожа точно так же кирпича просит.

– Да им бы всем с кистенем под забором стоять, – заметил аккомпаниатор.

– С преступным замыслом к нам приехали, – заявила Шура. – Не по-честному. Ведь думают клад чужой найти и спереть. Нехорошо. Но пацаны сказали: не выпустим. Я в Камаза верю.

При упоминании Камаза ее лицо опять стало одухотворенным.

На этой ноте мы решили расстаться с местным населением, потому что хотели спать.

– А чем же вы змей-то сегодня покормите? – забеспокоилась администратор. – Мышек-то только две. Может, колбаски?

И нам выдали кусочек вареной. Мы пожелали дамам и аккомпаниатору спокойной ночи и отправились спать.


* * * | Бриллианты требуют жертв | * * *