home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

— У меня есть предположение,— произнес Карл.

— Касательно чего? — спросил Рейвенор.

— Касательно того, как все здесь может работать, — ответил Тониус.

Они все еще продолжали ждать на нижнем уровне амфитеатра. Обитатели Дома не шевелились, не разговаривали и даже никак не отреагировали на возвращение пустого подъемника. Перешептывающиеся голоса налетали и исчезали подобно легкому ветерку.

— Рассказывай, — подтолкнул дознавателя Рейвенор.

— Мне кажется, что все дело не только в Доме. Скорее, здесь расположен какой-либо материал или предмет, используемый для фокусировки. Думаю, что куда важнее то, где именно расположен Дом.

— Интересная мысль. Продолжай.

— На мой взгляд, все дело в океане. Да, думаю, именно в океане. Так или иначе, но он откликается и резонирует с... — Он помедлил. — На самом деле мое предположение слишком надуманное и незавершенное...

А по-моему, ты уже прошел половину пути, — сказал Рейвенор. — Отличное рассуждение, просто недостаточно глубокое. Я согласен с тобой в том, что океан участвует в процессе, исполняя функцию резонирующей среды, но, на мой взгляд, настоящую тайну хранит сама луна.

— Утохр?

— Да. Скажи, как часто мы встречаемся с кристаллами или прозрачными материалами, которые используются для гаданий или предсказаний? Чувствительные кристаллы, магические кристаллы, кристаллы, способные преломлять и фокусировать пси-импульсы?

— Вроде хрустальных шаров?

— Точно. Техника их использования и вера в нее столь же стары, как и человечество, к тому же мы не единственный вид, оценивший по достоинству этот метод.

— Эльдары?

— Именно эльдары. Кристаллический резонанс. Не станет большой ошибкой определение «костей духа» как органически выращенных камней. Луна, на которой мы находимся, знаменита своими богатыми залежами всевозможных минералов. И Ведьмин Дом...

— ...использует Утохр в качестве гигантского хрустального шара, — усмехнувшись, продолжил Карл. — Значит, я угадал?

— Не уверен. Но если угадал, то хоть аналогия и грубовата, но примерно так и обстоят дела в действительности.

Карл казался очень довольным собой.

— Ты уже практически превзошел меня, дознаватель. Скоро мне нечему будет тебя учить.

— В этом-то я разбираюсь,— засмеялся Карл.

Трепещущий шепот внезапно прекратился. Неожиданно обрушившаяся на них тишина казалась угрожающей. По Дому прошла дрожь, когда он снова выправлял положение.

— Дом готов, — произнесла одна из закутанных в балахоны фигур.

— Поднимайтесь на наш уровень! — приказала другая.

Рейвенор направил свое кресло по ступеням наверх, а его сопровождающие двинулись следом и остановились уже возле смотрителей.

Раздались громкий металлический лязг и шипение гидравлики. От выгнутого куполом потолка на телескопических креплениях медленно и грузно опускалась широ кая круглая платформа. Платформа располагалась точно по центру внутреннего нижнего круга, но была на несколько метров меньше в диаметре. Она опускалась до тех пор, пока не оказалась над окружной дорожкой ровно на той же высоте, на которой та в свою очередь возвышалась над полом. Край круглой платформы соприкоснулся с верхней ступенькой уходившей до того «в никуда» лестницы, пришвартовавшись к ней при помощи магнитных замков. Человек, стоявший на нижнем уровне, вполне мог бы пройти под ней, не нагибаясь.

Круглая платформа представляла собой толстый, изъеденный коррозией железный или стальной диск, подвешенный на шести телескопических стержнях, каждый из которых в настоящее время был выдвинут до предела. Эти стержни выступали подобно колоннам по краю подъемника. Черные сваи и опорные балки под крышей постепенно выступали из темноты в медленно нарастающем призрачном свечении дюжины фотолюминесцентных ламп.

Платформа пустовала, если не считать единственного объекта: посреди нее вертикально возвышалась полуоткрытая дверь. Деревянная старая дверь. Самая обычная дверь в самой обыкновенной раме.

Какое-то время Рейвенор и его спутники разглядывали ее. В это время Дом снова шагнул, и дверь качнулась, словно подул сквозняк. Она закрылась с хлопком, а затем вновь приоткрылась на ширину ладони.

— Сдаюсь, что это такое? — спросил Нейл.

— Дверь, — ответила Ангарад, с которой, как уже заметил Рейвенор, всегда можно рассчитывать на предельно прозаический ответ.

— Дверь, — эхом откликнулся Карл. — Но разве это может быть тем, что я думаю?

— Это, надо полагать, зависит от того, что именно ты думаешь, Карл, — ответил Рейвенор.

Мимо них прошли смотрители Дома, несущие на платформу светильники и расставляющие их по краю диска. Рейвенор тоже поднялся на платформу и приблизился к двери. Остальные нехотя последовали за ним.

— Трехсторонние пропилеи? — рискнул предположить Тониус, стараясь говорить шепотом. — Э-э... трипортал?

— Я подумал о том же, — произнес Рейвенор. — И вновь меня впечатлила твоя дедукция. Как и познания в тайных науках и эзотерике. Откуда тебе известно это понятие?

— Вроде бы, — пожал плечами Карл, — наткнулся на упоминание о нем несколько лет назад, когда занимался самообразованием. Как же назывался тот текст?.. Не могу вспомнить,

— «Кодекс Атрокс», сочинения Сарника, — тихо произнес Бэллак.— А также «Охряная Книга»,— Прежде чем продолжить, он обвел взглядом Рейвенора и Тониуса. — Доступ к таким работам ограничен, но, как и Карл, я воспользовался своим статусом дознавателя, чтобы ознакомиться с ними. Три года назад, когда мы с инквизитором Фенксом пребывали на Мирепуа, к нам обратились за помощью в расследовании деятельности культа, который, как утверждалось, обладал функционирующими трехсторонними пропилеями. Как выяснилось в итоге, все это был только обман, но я провел исследования. И эта дверь внешне походит на деревянные гравюры, прилагавшиеся к работе Сарника.

— Точно, Сарник, — кивнул Тониус, — именно там я и видел.

— И что, предполагается, мы должны поверить в то, что перед нами настоящий трипортал? — спросил Бэллак, обходя раму с другой стороны так, чтобы остальные видели его через приоткрытый дверной проем.

— Уж не знаю, чему вы так радуетесь, — пробормотал Нейл, — но, может быть, кто-нибудь расскажет мне, о чем вы вообще говорите?

— Карл? Бэллак? — спросил Рейвенор.

Тониус шагнул вперед, оказавшись возле двери с противоположной стороны от Бэллака. Он осторожно приблизился к ней. Дверь слегка покачнулась в раме, будто на нее подул ветер.

— Трехсторонние пропилеи, — произнес Карл.

— Ты уже не первый раз говоришь это, — упрекнул его Нейл.

Дверь с тремя направлениями, — поправился Карл Тониус, смерив презрительным взглядом огромного охотника за головами. — Мифическое устройство, предназначенное для гадания и прорицаний. Принципы его действия никогда не получали объяснения даже в псионических терминах, хотя, возможно, это всего лишь тотем, фокусирующий ментальную волну. Сложный фетиш.

— И как это работает? — спросила Кыс. — То есть как им воспользоваться?

— Одна из ее сторон здесь, — произнес Тониус.

— А вторая — здесь, — произнес Бэллак из-за двери. — Но если пройти сквозь нее... — Тут дознаватель помедлил, поскольку ни у него, ни у Тониуса не возникло желания продемонстрировать это на своем примере. — Вообще, Кыс, поговаривают, что в результате окажешься возле третьей стороны. Третье направление. Субъект перемещается дверью в другую точку пространственно-временного континуума, в которой можно получить ответ на тот вопрос, ради которого и организуется предсказание.

— Портал? — спросила Кыс.

Бэллак пожал плечами.

— Да, портал, — сказал Рейвенор. — Говорят, что эта дверь способна перенести человека в другое место. А точнее говоря, более чем в одно место. Количество переходов зависит от последовательности действий и сложности заданного вопроса.

Он отвернул свое кресло от двери, и все его спутники собрались вокруг.

— Не ожидал я такого, — произнес Рейвенор, — что глупо с моей стороны. Полагалось, что если все это не простое надувательство, то Ведьмин Дом хранит какую-то по-настоящему темную тайну. Именно за ней мы и пришли сюда. Вот только мне почему-то не хочется пользоваться ею.

— Мне тоже, — произнес Тониус.

— А я все еще не могу переварить ваши объяснения, — признался Нейл.

— Это просто старая деревянная дверь, — со свинцом в голосе произнесла Ангарад.

— Мы должны ею воспользоваться.

Все обернулись на Кыс. Она смотрела за тем, как обитатели Дома устанавливают на краю платформы чадящие лампы и свечи.

— Именно затем мы и пришли сюда, как вы и сказали. И нет такого правила, которого бы мы при этом не нарушили. Мы знали, что влезаем в темные еретические дела. Мне это все ни капельки не нравится, но именно так обстоит дело. Назад пути нет.

— И что ты предлагаешь? — спросил у нее Тониус.

— Нет, что ты предлагаешь? — бросила в ответ Кыс. — Сбежать? Вернуться домой? Сдаться? Если так, то, дай мне Трон терпения, это надо было сделать еще несколько месяцев назад. Мы зашли уже слишком далеко, чтобы теперь привередничать.

— Ты права, Пэйшенс. Спасибо, что выступила в качестве голоса разума.

— Почему-то я себя не ощущаю слишком разумной.

— Мы сделаем это, — сказал Рейвенор. — Вернее, некоторые из нас. Я не собираюсь рисковать сразу всей группой. Кто-то должен остаться здесь и прикрывать нам спину.

— Это при условии, — с насмешкой в голосе произнесла Ангарад, — если перед нами не просто старая дверь, которую раскачивает сквозняком.

— Да, именно при этом условии, — произнес Рейвенор. — Может быть, пойдешь со мной и сама все проверишь? Бэллак, Карл, вы тоже идете. Гарлон, ты остаешься вместе с Пэйшенс и приглядываешь за этой дверью.

Лицо Нейла помрачнело. Он бросил взгляд на мечницу.

— Нет, я... — произнес он и осекся.

— С ней все будет в порядке, Гарлон, обещаю. Я позабочусь о ней. Кроме того, она и сама может за себя постоять. И ее сознание восхитительно прочное и изумительно эластичное. Она способна справиться со многими опасностями внемирья.

— Но...— Нейл негодовал.

— Твоя сила мне необходима здесь. И Кыс также должна остаться, чтобы держать ментальную связь. Не спорь со мной, Нейл.

— Я никогда не спорил с вами.

— Гарлон, я знаю, что для тебя значит эта картайка. Мне все известно. Я буду ее защищать.

Нейл неохотно кивнул. Он поймал на себе взгляд Ангарад и отсалютовал ей, ударив кулаком себя по груди, как было принято у кланов Картая. Мечница ответила ему тем же.

Рейвенор установил глубокую связь с сознанием Кыс.

— Я попытаюсь разговаривать с тобой.

— А я постараюсь услышать.

— Прикрывайте нас, Пэйшенс.

— Обязательно.

Край платформы был заставлен свечами и лампами. Еще больше светильников было расставлено на окружной дорожке. Верхнее освещение зала слегка потускнело и замерцало.

Впервые за полчаса вокруг ненадолго закружили шепчущие голоса. Как только они стихли, дверь плотно захлопнулась с громким лязгом и раздался звук поворачивающихся древних механизмов замка.

— Дом готов принять вас, — произнес один из смотрителей.

— Дверь готова к тому, чтобы ее открыли, — сказал другой.

Закутанные фигуры расположились неровными рядами вокруг команды Рейвенора.

— У кого из вас нужный ключ? — спросил инквизитор.

Снова раздался пугающий шепот.

Один из смотрителей выступил вперед, сжимая ключ, свисавший с его шеи.

— У меня, — произнес он, и остальные обитатели Дома что-то спокойно забормотали, будто поздравляя избранника.

— Кто идет, а кто остается? — спросила еще одна из закутанных фигур.

— Я остаюсь, — ответила Кыс.

— И я, — проворчал Нейл.

Один из смотрителей жестом руки приказал им следовать за собой. Все, кроме избранника, медленно спустились с верхней платформы на дорожку. Кыс пошла за ними, но по пути обернулась.

— Храни вас Император! — окликнула она остальных членов команды.

— Боюсь, что не в этот раз.

— Тогда вы храните их, Гидеон, — произнесла она, а затем отвернулась и спустилась по лестнице.

Нейл пошел было за ней, но вдруг остановился, подбежал к Ангарад и грубо поцеловал ее в губы.


— Проклятие! — прорычал он. — Мне бы очень хотелось увидеть вас снова живыми. Даже тебя, Тониус.

— Буду считать минуты, мой драгоценный, — усмехнулся Карл.

Нейл протопал по ступеням и встал возле Кыс среди молчаливых смотрителей, не сводящих глаз с двери на платформе.

— Так, значит, ты и эта воительница...— прошептала Кыс.

— Заткнись!

— И давно уже?

— Всего два слова, Кыс. Захлопни варежку!

— Мой рот на замке, — усмехнулась она. — В отличие от твоего. Или ее.

Гарлон бросил на нее испепеляющий взгляд.

— Ты так пропустишь все представление, — произнесла Пэйшенс, с улыбкой кивая на платформу.

Улыбка вышла кривоватой, и, глядя на разворачивающиеся события, Кыс начала молиться.

— Вы подтверждаете свою готовность начать? — спросил смотритель, оставшийся возле двери.

— О, жду, не дождусь,— сказал Тониус.

Ангарад казалась скучающей. Бэллак сжал здоровой рукой приклад оружия.

— Подтверждаем, — ответил Рейвенор.

Смотритель снял ключ с шеи и вставил его в древний замок на двери. Ключ повернулся с громким треском давно не смазываемого механизма.

Дверь открылась.

Тониус фыркнул. Сквозь дверной проем они могли видеть противоположную сторону платформы и непрерывное кольцо мерцающих ламп и тонких свечей.

— Я впечатлен, — заметил Тониус.

— Тихо!

— Сюда, — проинструктировал смотритель, направляя их в дверь.

Они шагнули вперед.

Дверь захлопнулась позади них, и замок сам собой заперся.

Нейл обернулся к Кыс. В ее изумленно расширившихся глазах читались испуг и недоверие.

— Святое, мать его, дерьмо! — произнес Гарлон. — Ты видела?

— Да, — ответила Кыс.

Они видели, как их товарищи вместе с избранным смотрителем проходят через дверь, видели, как та захлопывается.

Теперь на платформе не было ничего, кроме закрытой двери.



Глава девятая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава одиннадцатая