home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава первая

Она медленно замерзала. В приступе мелочной злости Лацик отобрал у нее теплый плащ. — Это тебе за то, что рассыпала мои игральные кости! — угрюмо пробурчал он, бросая его в воду.

Друг Лацика, со всей очевидностью, являлся охотником за головами, или же просто наемным убийцей. Здоровенный хам с холеным, жилистым телом, и лицом, одну сторону которого украшал шрам от сильного ожога. Одет он был в облегающий комбинезон, усиленный бронеплас-тинами, и стеганую куртку с меховой оторочкой, а вооружен лазерным гвардейским карабином с обрезанным стволом. Скорее всего, и сам этот человек когда-то служил в Гвардии.

Облапав Плайтон на предмет поиска оружия, он вытащил небольшой пистолет «Тронзвассе», который она прятала за поясом. Отвратительные руки мужчины обшарили каждый дюйм ее тела, и на лице наемника при этом блуждала улыбка.

— Свинья!.—произнесла Плайтон, когда тот завершил свое дело.

Ни секунды не помедлив, он тыльной стороной ладони отвесил ей такую пощечину, что Мауд растянулась на палубе.

— Эй! Зачем? — воскликнул Лацик.

— Она тебе что, жена? — спросил человек с обожженным лицом.

И что-то в его взгляде заставило Лацика пожать плечами и отойти в сторону. Значит, все-таки не такие уж онии «друзья». Плайтон отметила это для себя, несмотря на полыхающую огнем щеку и затянутые слезами глаза.

Горелый грубо поставил ее на ноги и заставил сесть на пустой бак из-под машинного масла.

— И не шевелись! — приказал он.

Трудно сказать, сколько прошло времени, но ей казалось, что миновало уже около часа. Лацик накинул плащ и принялся прохаживаться взад-вперед, перекинув через плечо армейский карабин Плайтон. Горелый ненадолго спустился в подводную лодку, откуда вернулся, чавкая сухпайком из корабельных запасов. Еще несколько пакетиков торчало из его карманов.

— Итак, какие правила игры? — стараясь придать своему голосу непринужденность, произнес Лацик.

— Надо сидеть здесь и ждать, пока позовут, — ответил его приятель, не переставая жевать.

К этому времени Горелый уже уселся на катушку проволоки и распаковал еще несколько пакетов с сухпайком. Ел он торопливо и неряшливо, точно дикий зверь. Спустя некоторое время наемник прислонил свой карабин к катушке и извлек из кармана «Тронзвассе» Плайтон. Он играл с ним, то передергивая затвор, то вынимая и загоняя обратно обойму, то щелкая туда-сюда рычажком предохранителя. Чтобы оценить боевые качества оружия, он несколько раз вскинул руку, прицеливаясь по воображаемым мишеням.

— Хорошая штука, — заметил он, посмотрев на Плайтон.

Мауд старалась избегать его взгляда. К этому времени она уже промерзла до костей. Она дрожала и сидела, обхватив себя руками.

Горелый доел очередной паек и бросил оставшуюся от него провощенную бумажку в воду. Плайтон могла видеть сквозь решетку, как та поплыла среди грязных льдинок мимо ее медленно тонущего плаща.

Наемник похлопал себя по карманам.

— Курить есть? — спросил он у Лацика. — Лучше лхо, но, в общем-то, что найдешь.

— Бросил, — встревоженно произнес Лацик.


— А у тебя? — посмотрел Горелый на Плайтон. Она покачала головой, а потом сказала:

— В плаще лежали.

Взгляд наемника переместился на Лацика.

— Больной ублюдок! — прорычал Горелый.

«Значит, в этих местах необходимо иметь как можно больше друзей? Похоже, Лацик, ты стремительно теряешь своего единственного приятеля».

— Надо бы придумать что-то, чтобы скоротать время, — задумался человек с обгоревшим лицом, снова переводя взгляд на Плайтон. — Ты замерзла?

Она кивнула.

— Думаю, тогда стоит вначале тебя раздеть еще больше, а затем согреть.

— Эй! — произнес Лацик. — Не будь с ней жестоким!

Охотник за головами вскочил на ноги.

— Не быть жестоким? — ответил он, передразнивая возмущение Лацика. — Мать твою, только жестокостью мы и живем!

— И все равно...

— Мне говорили, что ты в курсе дела и что на тебя можно рассчитывать.

Можно, можно, — торопливо ответил Лацик. — Я ведь сделал все, о чем вы попросили? И заметь, сделал все как надо.

Охотник пожал плечами. Какое-то время он пытался языком дотянуться до кусочка пищи, застрявшего между зубов. Когда ему это удалось, наемник выплюнул его на палубу.

— В эти игры играют только большие мальчики, — сказал он Лацику. — И правила в них также задаются большими мальчиками. Лучше бы тебе соответствовать уровню.

— Я ему вполне соответствую.

— Так почему же ты тогда защищаешь эту шлюшку?

— Я... — проговорил Лацик. — Я не знал, что нам придется их всех убить.

— Возможно, что и не придется. Может быть, мы даже расстанемся лучшими друзьями. Там поглядим. Нам скоро позвонят и расскажут, какая каша сварилась на этой кухне.

— А если нет?

Не беспокойся, — произнес Горелый, снова усаживаясь и извлекая из кармана «Тронзвассе». — Если все пойдет не так, с ней позабавлюсь я. Если ты, конечно, понимаешь, о чем я.

Лацик нахмурился и опять принялся мерить проход шагами.

Наемник устроился поудобнее и уставился на воду, плещущую под ними.

Медленно проползли еще десять минут. Плайтон настолько замерзла, что стала отключаться от холода. Гипотермия. Помоги ей Трон, если она потеряет сознание.

По зданию прошла дрожь. Закачались и загремели свисающие с причала толстые цепи. Дом снова менял опору. Куски грязного льда, собравшиеся вокруг цепей, пришли в движение и нырнули под воду.

— Мы здесь торчим уже слишком долго, — произнес Лацик.

— И проторчим столько, сколько потребуется.

— Думаю, надо позвонить, — сказал Лацик, доставая из кармана линк.

— Это твои проблемы, — пожал плечами наемник.

Геолог включил линк:

— Алло? Проверка связи. Говорит Лацик. Где вы там застряли?

— Лацик, мне на хрен не нужен твой голос в моем ухе! — прорычал Уорна в линк. — Мы ждем, не рыпаемся, и ты тоже не дергайся. Я сообщу тебе о результатах, как только они будут.

В амфитеатре Ведьминого Дома стояла поразительная тишина. Наемники Уорны разбрелись по залу, заняв свои места. Смотрители сидели на полу, сбившись в кучу, под присмотром двух человек. Мерцали лампы и свечи.

Кыс с Нейлом сидели рядом друг с другом, прижавшись спинами к стене. За ними также приглядывали двое, один из которых не сводил глаз с пси-сканера, вцепившись в него так, словно от того зависела вся его жизнь.

Впрочем, так оно и есть, подумал Нейл в приступе кратковременного, но сладостного оптимизма.

Уорна стоял на верхней платформе, разглядывая запертую дверь, из-за которой не доносилось ни звука. Гарлон с Пэйшенс услышали, что он говорил по воксу. При упоминании имени Лацика Нейл посмотрел на Кыс.

Она встретилась с ним взглядом. Лацик. Предатель.

Уорна прогрохотал сапогами по ступеням. Некоторое время он постоял, возвышаясь над ними, а потом присел на корточки. Кыс почувствовала запах его дыхания. Вонь гнилого мяса. Результат плохого питания.

— Да, что-то слишком долго выходит, — почти дружески произнес он.

— Понятия не имею, слишком или не слишком, потому что не знаю, что там у вас происходит, - ответила Кыс.

— А я не с тобой и говорю, ведьма! — прорычал своим удивительно низким голосом Уорна. Он посмотрел на Нейла. — Что, черт возьми, с тобой случилось? — спросил Люциус.

— Жизнь случилась, — холодно ответил Нейл.

— Прежде у нас с тобой не раз случались отличные деньки,- нахмурился Уорна.- Ты, я, ребята. Снимали большой куш. А теперь ты только посмотри на себя: живешь на подачки Трона. Вот я и думаю, что же могло довести мужика до такого?

— Я получил хорошее предложение.

— От ордосов? — рассмеялся Уорна. — От этого калеки Рейвенора?


— Не сразу. Вначале я работал на его наставника, Эйзенхорна, — ответил Нейл.

— О да. Я слыхал о нем. Эйзенхорн. Тертый калач. Но, кажется, он уже умер? Во всяком случае до меня доходили такие слухи.

— Думаю, что так и есть.

— А теперь, значит, ты решил связаться с этим увечным мешком дерьма?

— Тебе этого не понять.

— Не понять? — Люциус Уорна пожал плечами.— Вполне возможно. Но ведь это не вопрос хреновой верности? Заклинаю тебя всеми силами, какие только есть, только не говори мне, что Гарлон Нейл где-то разжился совестью.

Нейл через силу рассмеялся и покачал головой.

— Давай пройдемся, — произнес Уорна, поднимаясь и жестом приглашая Гарлона проследовать за собой.

Нейл поднялся и вместе с Люциусом медленно пошел по кругу вдоль ограждения палубы.

— Курить будешь? — спросил Уорна.

— Не помешало бы.

Уорна щелкнул пальцами, и один из его людей протянул пачку с лхо-папиросами. Когда они взяли по одной, человек покорно протянул им огонь.

Кыс не спускала с них глаз. Гарлон Нейл, которого она знала, никогда не курил. Люциус Уорна сделал глубокую затяжку и выдохнул дым. Нейл же вертел папиросу в руках скорее из вежливости.

— Извини, хотелось поговорить с тобой подальше от этой ведьмы, — доверительным тоном произнес Уорна. — Не нравится она мне.

— Как скажешь.

— Как скажу? Неужели кто-то объявил неделю вежливости по отношению к Люциусу?

— В твоих руках оружие, превосходство в людях... проклятие, мы в твоих руках, Лю. Так, мать твою, что мне еще остается, кроме как быть вежливым?

— На твоем месте я вел бы себя так же, — засмеялся Уорна. — Но ведь ты всегда знал, как отыграть свою роль, верно, Нейл?

— Бывали и у меня удачные времена.

— Адские силы, да. Ты хорошо знал дело. Мы все его отлично знали. Слушай, ты имена еще помнишь?

— Возможно. Смотря, что за имена.

— Синто... Шинко... Шимко... что-то вроде, мать его, того!

— Алек Шинато?

— Точно, тот самый хмырь! — воскликнул Уорна.— Трон, вот это был денек! Сарум, если не ошибаюсь. Тебе удалось взять след, и мы все заявились к нему. Помнишь, сколько больных на всю голову стрелков он для нас приготовил?

— Многовато, — признал Нейл.

— Многовато — это факт. Нас посыпали лазерными импульсами, точно конфетти. Брейсера уложили почти моментально.

— Брейсер был просто дубиной, — произнес Гарлон. — Он напрашивался на пулю с того самого дня, как получил лицензию.

— Да, что верно, то верно.

Они прошлись еще немного.

— Я в тот день оказался не в лучшей форме, Нейл, — произнес Уорна. — Меня прижали. Схватил одно попадание в ногу. То место до сих пор иногда побаливает. Но ты тогда просто прошел насквозь. Не сочти за комплимент, но более меткой стрельбы я еще не видел. Вначале два барана с пушками, а потом и сам Синто. Конец песенке!

— Шинато.

— Он уже покойник, — усмехнулся Уорна. — Какая теперь разница?

— Теперь в угол зажали меня, Лю.

— Да, точно.

— Жизнь никогда не казалась мне справедливой штукой, — произнес Нейл, стряхивая пепел. — Мы ведь работаем только за деньги. Нас никогда не заботят ни связи, ни вопросы верности. В тот день я спас твою шкуру, но теперь все это не имеет значения.

— Может, так, а может, и нет, — ответил Уорна. — Вот об этом-то мне и хотелось переговорить с тобой с глазу на глаз. Мне неприятно смотреть, как ты гнешь шею перед этими дворнягами. Скажи только слово, я подыщу для тебя местечко.

— Местечко?

Уорна обвел зал широким жестом:

— Я получил новую команду вместе с хорошим ис точником доходов, ну и всякими льготами. Эти ублюдки лучшие из лучших, но мне не помешает и еще один меткий стрелок. Скажи только слово — и будешь работать на меня.

— Шутишь? Я ведь пробыл на службе Инквизиции уже не одно десятилетие.

— Да знаю я все. Но, как ты и говорил, мы работаем только за деньги. Никаких долгов, обязанностей и привязанностей. Ты работаешь за деньги, а я предлагаю хорошие деньги. С каких это пор тебя стало волновать, кто оплачивает твои счета?

— Неужели ты делаешь это из-за того, что задолжал мне? — спросил Нейл.

— Именно потому, что задолжал. Я обязан тебе жизнью. Поэтому и предлагаю вариант, как сохранить твою. Присоединяйся к моей команде. А с Куллином я все улажу. Кажется, про то, что платят нам хорошо, я уже упоминал? Мне как-то неприятна мысль о том, чтобы тебе пустили пулю в затылок вместе со всеми остальными, к чему, похоже, все идет. Давай же присоединяйся к победителям, пока еще не поздно.

Нейл затянулся.

— Хорошее предложение. Заманчивое. Но с какого перепоя ты решил, что можешь мне доверять? Ты что, забыл, сколько я лет на ордосы отработал?

— Верно, — пробормотал Уорна. — Вначале тебе придется показать себя и мне, и остальной команде.

— Как?

Люциус Уорна оглянулся в ту сторону, где под охраной сидела Кыс, а затем достал из набедренных ножен жутковатый боевой кинжал.

— Ты ведь не откажешься прирезать для меня эту психованную ведьму?

Нейл моргнул, а затем улыбнулся и принял из его рук кинжал.

— Пусть она издохнет не сразу, — посоветовал Люциус Уорна.




Глава четырнадцатая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава вторая