home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава седьмая

Когда они прошли через портал, в лица им ударил свежий, холодный ветер. Впереди простирался каменистый известняковый берег, с одной стороны ограниченный вол нующимся серым морем, а с другой — невысокими скалами. Тучи, затянувшие низкое небо, мчались с настораживающей стремительностью. Волны разбивались о мокрые камни, насыщая воздух влагой.

— Вот вы и нашли воду, — произнес Нейл, кивая в сторону шумящего моря в пятидесяти метрах от них,— если, конечно, она окажется пресной...

— Не окажется, — сказала Ангарад. — В воздухе чувствуется соль. — Она напряглась. — Нейл, начинай медленно идти ко мне.

— Зачем?

— Делай, как она говорит.

То, что раньше казалось глыбой мокрого камня, зашевелилось, оказавшись огромным мертвенно-бледным созданием, похожим на крокодила с очень длинной и узкой мордой. Существо грелось на берегу в брызгах прибоя. Огромное тело поднялось на четырех мощных плавниках и лениво заскользило к воде.

Оглядевшись, путешественники обнаружили еще несколько подобных существ, маскировавшихся под серые глыбы известняка, греясь на берегу. Некоторые твари при этом держали пасти широко распахнутыми. Они казались сонными и совсем не заинтересованными посетителями.

— Как вы думаете, их здесь больше восемнадцати? — спросил Нейл.

— А ч-что? — спросила Айозоб, с некоторой опаской разглядывая чудовищ.

Нейл погладил приклад ружья и посмотрел на Рей-венора:

— Что скажете? Случайное совпадение? Или вы действительно заставили дверь доставить нас к воде?

— Скорее всего совпадение,— ответил Рейвенор.— Предлагаю попробовать еще раз.

До них донесся тихий треск молнии, и начался дождь, вначале выражавшийся лишь в падении нескольких крупных капель, но затем хлынувший сплошным потоком. Спутники инквизитора через секунду уже вымокли до нитки.

— Чистая вода! — закричал Нейл, запрокидывая голову и открывая рот. — Во имя Трона, она свежая!

Ангарад и Айозоб тоже стали пить дождевую воду. Смотрительница сложила ладони чашечкой и лакала из горстей. А запрокинув голову, можно было и вовсе захлебнуться.

Рейвенор открыл окна водосборников, встроенных в кресло, стараясь восстановить внутренние запасы. Благодаря этому он мог хотя бы в некоторой мере восполнить жидкостной баланс систем жизнеобеспечения.

Дождь прекратился столь же внезапно, как и начался. Нейл вытер мокрое лицо ладонью и рассмеялся.

— В конце концов, сюда стоило заскочить, — произнес он.

Я успокаиваю свое сознание, прежде чем предпринять следующую попытку. У меня почти не осталось сил и скоро наступит полное истощение. С уверенностью можно сказать, что поврежденные системы кресла в ближайшее время окончательно выйдут из строя, а без них моя жизнь окажется под очень большим вопросом. От других я это скрываю, хотя Нейл, похоже, о чем-то догадывается.

Я сосредоточиваюсь на двери и ключе в руке Айозоб. Жаль, что у меня не было возможности получше разобраться в тайных механизмах тринаправленной двери, поскольку копаться в столь мощных артефактах вслепую — не самое мудрое решение.

Но я все равно попытаюсь подключиться к двери, постараюсь ее или же нечто за пределами ее физического существования заставить понять себя. На сей раз я сосредоточиваюсь на воспоминаниях об «Аретузе». Если и существует место, где бы я сейчас мечтал оказаться, так это там.

Я думаю об «Аретузе». Думаю о 404-м годе. Поймет ли меня дверь? Способна ли она понять меня? Когда я вспомнил про жажду, она доставила нас к воде, хотя и не совсем точно.

— Открывайте дверь.

Ветер был теплым и полным пыли. Резко очерченное солнце сверкало в безоблачном небе. Дверь стояла в чаще странного и перекрученного тернистого кустарника, чьи ветви, поднимавшиеся на высоту двух человеческих ростов, были твердыми и неподатливыми, точно кость. Пепельно-серая кора растений была шишковатой и морщинистой, усеянной длинными острыми шипами.

— Вы этого и добивались? — спросил Нейл.

— Нет, — произнес Рейвенор, выкатываясь из двери следом за ним.— Совсем не этого.

— Может, осмотрим окрестности? — предложил Гар-лон. — Поглядим, где мы очутились?

Они отошли от двери, поднимаясь по холму, густо заросшему кустарником. Ветер едва ощущался, но ветви вокруг них шевелились и трещали.

— Что-то мне не нравятся эти кусты, - пробормотал Нейл.

— Это только растения, — сказала Ангарад. — А растения не могут убить тебя.

— Знаешь, позволь мне рассказать тебе одну байку, — заговорил Нейл. — Побывал я однажды в одном месте...

— Заткнись! — сказал Рейвенор.

Инквизитор вымотался настолько, что даже вежливость казалась непростительной тратой сил. Кроме того, его терзало разочарование.

— Что это такое? — спросила Ангарад, показывая куда-то вперед.

Над зарослями кустарника, на самой вершине холма, возвышалась какая-то конструкция, напоминающая строительный кран или же антенную мачту.

— Предлагаю выяснить, — произнес Нейл. — Видите, там кусты начинают редеть.

Они стали продвигаться дальше, с трудом поднимаясь наверх и уворачиваясь от ветвей. Тернистые заросли закончились внезапно. Перед путниками на несколько сотен метров простиралась расчищенная площадка. Земля казалась выжженной, словно здесь для избавления от живучей поросли воспользовались огнеметами.

— Смотрите, — сказал Нейл.

Выбравшись из кустарника, они смогли хорошо разглядеть вершину холма, на котором громоздилась серая неприветливая ограда, земля вокруг которой была полностью расчищена от кустарника на три сотни метров. За ограждениемрасполагались комплекс модульных конструкций и несколько высоких башен, в которых без труда угадывались вокс-ретрансляторы. А в модульных зданиях вполне опознавались имперские стандарты.

— Пока что это лучший из виденных нами вариантов, — пробормотал Нейл.

— Подойдем ближе? — спросила Ангарад.

— Да, — ответил Рейвенор. — Я ощущаю присутствие людей, хотя оно странным образом затуманено. Кто это и сколько их, я не смогу установить.

— Почему? — спросил Нейл.

— У меня... проблемы с концентрацией, — сказал Рейвенор. — Простите.

— Вам больно, Гидеон? — спросил Нейл.

— Это касается только меня, Гарлон. — Кресло покатилось вперед.

Едва остальные попытались двинуться за ним по расчищенному склону, неожиданно раздался голос, искаженный вокс-динамиками и заставивший их замереть на полушаге.

Вслед за ними из кустарника выбрались три человека. Судя по телосложению, это были мужчины. Они были облачены в униформу гвардейского образца, основательно усиленную кольчужными вставками и защитными пластинами. На головах были шлемы с визорами, словно у гладиаторов, полностью закрывающими лица. Как и вся остальная их амуниция, визоры были запачканы и исцарапаны. Все трое сжимали в руках тяжелые грязные огнеметы.

— Оставаться на месте! — приказал один из новоприбывших. Потом повел огнеметом. — Откуда вы, черт возьми, взялись?

Нейл честно махнул в сторону кустарника за своей спиной.

— Считаешь себя умником? — спросил другой гвардеец.

— Где ваш корабль? — потребовал первый. — Мы не фиксировали приближения какого-либо судна. Где вы совершили посадку?

— Мы прибыли не на корабле, — произнес Рейвенор.

Его смутило то, что ему не удалось почувствовать приближение этих людей, но то, что он не может прочитать их мысли, когда они так близко, настораживало куда больше.

Солдаты уставились на кресло Рейвенора.

— Это еще что такое? — спросил глава отряда.

— Кресло жизнеобеспечения, — сказал Нейл.

— Для калеки?

— Да, — ответил Рейвенор. Троица бойцов обошла их кругом.

— Сдайте ружье! — приказал один из них Нейлу. Гарлон осторожно откинул оружие в пыль.

— И ваш меч, — произнес другой, обращаясь к Ангарад.

Все трое казались просто зачарованными высокой женщиной в изодранном кожаном доспехе.

— Я не собираюсь обнажать его, так же как не испытываю ни малейшего желания причинять вам вред, — холодно ответила Ангарад.— Но меня не разлучат с Эвисорекс.

Айозоб подпрыгнула на месте и взвизгнула, когда глава отряда навел огнемет на землю и выпустил струю ревущего пламени. С обожженной поверхности взметнулась пыль.

— Брось свой чертов меч! — произнес главарь.

— Сделай это! — прошипел Нейл, покосившись на Ангарад. — Я помню про ваш «Кодекс», но мы уже прошли слишком много — действительно слишком, — чтобы сейчас затевать скандал.

С гримасой на лице, будто отрезала себе руку, Ангарад отстегнула длинные ножны и почтительно положила их в пыль.

— Бригада расчистки два вызывает базу, — произнес в вокс командир отряда.

— Второй бригаде, возвращайтесь,— протрещало в ответ.

— Свяжитесь с охраной, пусть встретят нас у центрального входа. Мы на подходе. Скажите боссу, что она просто не поверит в то, что мы тут обнаружили.

В комнате модульного бомбоубежища было прохладно и тихо, свежий воздух нагнетался через вентиляционные системы, за которыми явно хорошо ухаживали. Из мебели здесь стоял стальной стол и с полудюжины складных стульев. Нейл присел на один из них и устало вздохнул. Айо-зоб опустилась на пол у его ног и свернулась клубочком.

Ангарад же не находила себе места. Она нервничала из-за того, что позволила забрать у себя оружие.

Рейвенор опустил свое кресло на пол, чтобы сэкономить энергию, и теперь отдыхал. Нейл не спускал с него глаз, серьезно обеспокоенный состоянием своего начальника. Жидкость снова начала сочиться из трещин в корпусе, только теперь она была темноватой и мутной, словно в циркуляционные системы кресла попала грязь или продукты жизнедеятельности.

Трое солдат, один из которых понес ружье и меч, довели их до ворот базы. Навстречу им вышел отряд регулярной Имперской Гвардии, вооруженный громоздкими лазганами и облаченный в стандартную армейскую униформу, без всяких кольчужных вставок или бронированных пластин, какие были у команды огнеметчиков. Однако Нейл так и не смог опознать полковые знаки отличия.

На всех солдатах, стоящих у ворот, были шлемы, но лица оставались открытыми, если не считать очков, защищающих глаза от пыли. Гвардейцы разглядывали своих гостей с явным изумлением. Нейл задумался над тем, насколько странное зрелище представляет он со своими друзьями: угрюмо озирающаяся долговязая амазонка, чья кожаная броня была изодрана в клочья и открывала взглядам смуглое исцарапанное тело; девушка-подросток, с ног до головы закутанная в балахон; увечный фрик в летающем кресле; лысый здоровяк в комбинезоне, видавшем лучшие дни. Впрочем, у него было подозрение, что этих людей больше удивляло вообще появление каких бы то ни было гостей.

— Я никого из них не могу прочитать, — послал Рейвенор. — Нейл, если ты слышишь меня, покашляй.

Нейл откашлялся.

— Значит, мое сознание еще не совсем ослабло. Должно быть, они просто заблокированы.

Их проводили в бокс и заперли за ними люк. С тех пор прошло уже десять минут.

Нейл поднялся со стула и выглянул в одно из маленьких узких окошек.

— Как вы думаете, это станция слежения? — спросил он.

— Да, — ответил Рейвенор, чей голос сейчас казался хрипом астматика.

— Мне так показалось из-за этих антенн. Подобные места всегда хорошо охраняются. Неудивительно, что они были не рады увидеть, как мы разгуливаем в окрестностях. Между прочим, вы сумели распознать их значки?

— Нет, — сказал Рейвенор.

— Я тоже, — пожал плечами Нейл. — Вы уверены, что выдержите, Гидеон?

— Бывало и лучше. Послушай меня... Возможно, что, заявившись сюда, мы влипли в неприятности. Как ты и говорил, это зона особого внимания. Я постараюсь договориться с ними, поскольку так у нас будет больше шансов на спасение. Во всяком случае другой надежды нам дверь пока не давала. Контакт с Империумом. Пожалуйста, следуйте моим указаниям и не совершайте... провокационных поступков.

— Эй, — вскинув руки ладонями кверху и возмущенно дернув плечами, откликнулся Нейл.

— Особенно это касается Ангарад.

— Я все понимаю, — бросила картайка. — Но Эвисо-рекс нуждается во мне и...

— Эвисорекс может подождать, Ангарад. Во имя Трона... — Голос, доносившийся из вокс-динамиков, словно отрезало, заглушило отрывистыми хрипами и скрежетом.

Нейл поспешил к креслу. Он понял, что его хозяин кашляет или даже задыхается.

— Гидеон?

— Что это с ним? — спросила Ангарад таким тоном, будто ей на самом деле было совсем не важно, что там испытывает Рейвенор.

— Проклятие, не знаю. Мне известно только одно: он тяжело ранен. О Трон!..

Нейл отстранил руку от корпуса кресла. Она оказалась вымазана в крови, капавшей из трещины, которую оставил УДар лапы монстра.

— Мне кажется, он умирает!

— Ты на удивление догадлив.

— Гидеон?

— Думаю, мы знакомы достаточно долго, чтобы я мог быть с тобой откровенным.

— Очень на это надеюсь.


— Я, конечно, могу продолжать хорохориться и изображать из себя сильного лидера, но на самом деле силы-то я в себе больше и не ощущаю. Системы, поддерживающие во мне жизнь, выходят из строя. Когда они отключатся совсем, мое тело начнет умирать. Кроме того, как мне кажется, я получил еще и физическую рану. А может быть, и не одну. Точно сказать не могу, поскольку системы контроля за состоянием уже не работают. Сломалась и система вокс-трансляции. Сейчас я пытаюсь заставить свои модули заняться его починкой.

— Значит, разговаривать теперь придется мне?

— Пока да. Эти люди неприступны для моего сознания. Причиной тому, конечно, может служить и мое ослабленное состояние, но мне кажется, что они чем-то защищены. Мне нужно, чтобы ты...

— Тихо! — прошипел Нейл.

Входная дверь открылась. Внутрь вошли двое солдат, сопровождаемые миниатюрной брюнеткой в полковничьей гвардейской униформе. Ее резкие черты были бы более привлекательными, если бы не годы тревог и постоянного пребывания на солнце, оставившие на ее лице глубокие морщины. Женщина кивнула, и один из солдат закрыл дверь.

Полковник прошла мимо них и села за стол, после чего окинула взглядом четверых задержанных.

— И ее мне не прочитать, Гарлон. Она тоже защищена.

Нейл встал рядом со стулом, глядя в глаза женщине.

— Мадам, прошу простить за доставленные вам неудобства, — произнес он. — Мое имя Гарлон Нейл. Я аккредитованный охотник за головами, обладающий лицензией на деятельность в секторах Скарус, Электиф и Бороданс.

— Очень забавная сказочка, — хрипловатым голосом ответила полковник. — Это как минимум мало вероятно, учитывая, насколько далеко расположены эти сектора.

— Мадам, а могу я спросить, где мы находимся?

Прежде чем ответить, она немного помедлила, а на лице ее возникла смущенная улыбка.

— Вы хотите сказать, что не знаете?

— Как вы думаете, стал бы я задавать столь идиотский вопрос, если бы знал?

— Думаю, что не стали бы. Это Раец.

— Мне это ни о чем не говорит.

— Прошу тебя, Гарлон, поосторожнее выбирай слова.

— Позвольте полюбопытствовать, как вы могли оказаться на планете, — спросила женщина, — не имея ни малейшего представления о том, где она находится?

— Я мог бы рассказать вам историю о том, что меня похитили работорговцы, а мне потом удалось бежать вместе с тремя своими друзьями и приземлиться на планете, о которой я ничего не знаю.

— Но будет ли эта история правдивой? — мягко произнесла она.

— Вы сами посмотрите на меня. А потом на тех людей, вместе с которыми я путешествую. Скажите, мы хоть сколько-нибудь похожи друг на друга? Разве мы не выглядим как типичные беглецы с корабля работорговцев?

— Да, в этом больше логики, чем в моих собственных предположениях.


— И что же вы предположили?

— То, что вы — шпионы. Хорошие шпионы, если верить моему опыту, порой надевают самые неожиданные маски.

Нейл кивнул на Ангарад, стоящую у противоположной стены:

— Вот, посмотрите на нее. Рождена для борьбы. Поэтому ее и выбрали работорговцы. Отличная племенная скотинка для арены.

— Я не позволю называть себя племенной ско...

— Захлопни. Пасть. Ангарад.

Впрочем, работорговцы и в самом деле, наверное, меня такой посчитали.

— Работорговцы? — спросила женщина. — Мы не замечали их активности... сколько?.. Кертер, когда мы в последний раз обнаруживали активность работорговцев в этом субсекторе?

— Никогда, — ответил один из солдат.

Но разве шпионы стали бы спокойно выходить на открытое место и отдаваться вам в руки? — спросил Нейл.

Возможно, что и стали бы, — сказала женщина. — Это зависело бы от того, что им на самом деле надо.

Нейл пожал плечами и рискнул ответить ей улыбкой:

— Значит, дела наши плохи?

— Должна сказать, что так и есть. — Она поднялась. — Я обязана представиться. Меня зовут полковник Аза Ланг, я действующий командир этой станции. И это все, что я обязана вам сказать. Вы военнопленные.

— Разве идет война?

— О, прошу вас! — поморщилась Ланг.

— Скажите, а вы, случайно, не обязаны предложить нам помощь? — спросил Нейл.

— Какую помощь?

— Неплохо бы получить воды. Мы долгое время обходимся и без нее, и без пищи. Ребенок голодает. Не помешала бы также и медицинская помощь. Мой... приятель Гидеон был ранен.

Ланг посмотрела на кресло:

— Этот калека? В модуле жизнеобеспечения?

— Его ударили.

— Чем?

— Длинная история,— начал Нейл.

— Гарлон. Хватит юлить.

Нейл кивнул Рейвенору.

— Полковник Ланг, вы разрешите вам кое-что показать? — спросил он.

— Разрешаю.

Он приблизился к креслу.

— Только не надо дергаться и начинать радостно жать на спусковые крючки, — добавил Нейл, оглянувшись на двоих солдат. — Дай ее мне, Гидеон.

Одна из крышек на корпусе кресла отошла в сторону, открывая инквизиторскую инсигнию Рейвенора. Нейл взял ее и передал Ланг:

— Это инквизитор Гидеон Рейвенор, Ордо Геликана.

Все остальные — его преданные слуги. Прежде чем оказаться на вашей планете, мы пережили настоящий кошмар. Поэтому властью Инквизиции мы запрашиваем вашей немедленной помощи.

— Ланг бросила инсигнию одному из охранников. Проверьте ее, — сказала она, и мужчина выбежал из комнаты. — Если вы говорите правду, то я извинюсь за подобное обращение. — Ланг вынула из кармана линк. — Доктор Башесвили должна незамедлительно явиться в лазарет, и пусть кто-нибудь принесет еды и питья.

— Благодарю вас, полковник, — произнес Нейл. — Мы...

— Как вы сюда попали? — спросила Ланг.

— Вошли в дверь.

— Что?

— Дверь.

— Не понимаю.

— Я, если честно, тоже. Путешествие оказалось непростым, и мне действительно хотелось бы узнать, где мы находимся.

— Это Раец, в субсекторе Фантомина.

— Фантомина? Трон, да это же... прямо на краю сегмента Ультима!

— Да, если в ваших рассказах есть что-то, кроме слов, вы оказались далековато от дома, — ответила Ланг. — Это станция слежения «Аретуза» на...

— Что вы сказали? — неожиданно перебил ее Нейл.

— Станция слежения «Аретуза». Нейл повернулся к креслу:

— Вы ведь хотели попасть на «Аретузу», верно?

— Да, Гарлон.

— Дерьмо! — простонал Нейл. — Эта, мать ее, дверь...

— С кем вы разговариваете? — занервничав, спросила Ланг. — С калекой? И он может отвечать?

— Инквизитор Рейвенор - псайкер, — сказал Гарлон. — По какой-то причине он не может прочесть вас.

— Это потому,— кивнула Ланг,— что при отправке на Раец мы все снабжаемся блокираторами. Ку'куд кричит, когда мы его выжигаем.

— Кто?

— Колючий кустарник. Если бы не бригады огнеметчиков, ежедневно отбрасывающие его назад, он очень быстро охватил бы и задушил станцию. К тому же он психоактивен. По ночам он шепчет. А когда мы убиваем его, он кричит. Совокупный эффект и того и другого может приводить к летальному исходу. Поэтому перед отправкой намобязательно внедряют пси-блокираторы, чтобы сохранить наше душевное здоровье. — Она наклонилась вперед и раздвинула волосы, открывая имплантат, встроенный в основание черепа. — Без этого вы очень скоро начнете страдать.

— Можно задать вам еще один вопрос? — поинтересовался Нейл.

— Думаю, можно, — ответила Ланг.

— Год?

— Что значит «год»?

— Какой сейчас год указывается на календарях? — спросил Нейл, глядя ей прямо в глаза.

— Конечно же, четыреста четвертый, — ответила она. — Четыреста четвертый, миллениум сороковой.



Глава шестая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава восьмая