home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья

— Пойдем прогуляемся, — произнес Гарлон Нейл, как только Пэйшенс перешагнула через порог воздушного шлюза «Потаенного света» и они обнялись. — Пойдем.

— Еще надо много...

— Просто иди за мной.

Нейл кивнул Ануэрту и еще троим членам экипажа, перешедшим с «Аретузы» на «Потаенный свет». По настоянию Кыс никто не был оставлен на борту населенного призраками древнего судна. Элман Халстром — бессменный, заслуженный первый помощник Прист, ветеран военно-космического флота — вышел им навстречу вместе с Нейлом.

— Джентльмены, — произнес он, — позвольте мне поприветствовать вас на борту «Потаенного света». Возможно, вы не откажетесь от прохладительных напитков?

А Нейл повел Кыс по длинным корабельным туннелям. Запахи, витавшие в воздухе, качество светильников, освещавших помещения, стилистические детали облицовки — все это казалось Пэйшенс до боли родным.

— Я думала, что ты погиб, — прошептала она.

— Я и сам так думал, — согласился Гарлон.

— Так почему же ты еще жив? Где ты был?

— Пэйшенс, на эти два вопроса я и себе не могу ответить, — сказал он, подгоняя ее вперед. — Мы прошли через дверь. Это был единственный способ спастись.

— И где вы оказались?

— В таких местах, что ты даже и не поверишь.

— Почему же?

— Потому что мне и самому непросто в это поверить,— ответил он.

— Но... — начала она.

— Ко всем «но», «как» и «почему» мы вернемся позднее, — произнес Нейл, открывая перед ней дверь прекрасно оборудованного медицинского отсека «Потаенного света».

Ей кивнул корабельный врач Зарджаран. Кыс застыла на месте.

В стазисном контейнере, в ярком голубом свете парила аморфная груда. Контейнер был подключен к огромному количеству гудящих, попискивающих и бурлящих медицинских модулей. Казалось, будто для нужд его содержимого были задействованы все многочисленные аппараты медицинского отсека.

— О Трон! — прошептала она.

— Он отдыхает, — сказал Нейл. — Его выздоровление будет долгим и медленным.

— Он был в очень плохом состоянии, когда попал ко мне, — вклинился в их разговор мягкий голос медика, всматривающегося в показания нескольких датчиков. — Многочисленные колотые раны, разрывы внутренних органов, некроз, истощение, неоднократное инфицирование. Прежде чем попасть к хирургу, он слишком долго оставался без должной помощи. Да и потом полученная им помощь была только самой базовой.

— Она сделала что смогла, — произнес Нейл.

— Его сердце, — пожал плечами Зарджаран, — трижды останавливалось под ее скальпелем. Но она действительно сделала что смогла.

Кыс подошла ближе. Она чувствовала себя оглушенной. Разглядеть содержимое контейнера было практически невозможно. Оно казалось только темной размытой тенью, но Пэйшенс чувствовала его.

Она приложила ладонь к стеклу:

— Гидеон?

— Привет, Пэйшенс.

Посланные им слова долетали словно издалека, казались шепотом. Из глаз Кыс потекли слезы.

— Мне так стыдно, Гидеон, очень стыдно! Я не должна была оставлять тебя. Я ни при каких...

— Тише, тише, — прошептал он в ответ.

Зарджаран настоял на том, чтобы они оставили Рей-венора в покое. Нейл повел Кыс в кают-компанию «Потаенного света». Это была роскошная уединенная гостиная, обстановкой вполне соответствовавшая характеру капитана. Цинния Прист уже была там, как и Халстром, развлекавший Ануэрта и троих членов его экипажа. На этот момент Циннии исполнилось уже двести восемьдесят лет, впрочем, сама она всегда называла куда меньшую цифру, хотя и не могла в этом никого убедить. Она обладала женственной фигурой, коротко подстриженными светлыми волосами. Прист сильно красила глаза и носила нарочито яркие серьги. Ее великолепно скроенный костюм был пошит из сатина, а накидка — из красного вельвета.

Вспыльчивая и своенравная, Прист тем не менее оказалась очень преданным человеком, несмотря на то что ее отношения с Рейвенором — и вообще с ордосами — были весьма натянутыми после происшествия возле Маджеску-са. Когда же после событий у Предела Боннэ «Потаенный свет» медленно плелся на ремонт, командам корабля и инквизитора пришлось расстаться. Рейвенору потребовалось срочно вернуться на Юстис Майорис, для чего он и нанял «Аретузу». И Кыс втайне была уверена, что Прист радовалась, видя их удаляющиеся спины.

Но сейчас капитан не показывала признаков недовольства. Когда Нейл завел Пэйшенс в комнату, Цинния поднялась и по-матерински обняла ее.

— Как ты, дорогуша? — спросила она так, словно ее и в самом деле это интересовало.

— Куда лучше, чем раньше. Надеюсь, вы простите меня. Я уже много дней не принимала душ и не меняла белья.

— Для этого у тебя еще будет время, — сказала Прист. — Выпей пока амасека и приди в себя. Халстром, нальешь нам?

Пока первый помощник ходил к бару, Кыс огляделась. Все окружающее казалось ей каким-то нелогичным. Кроме Прист, Халстрома и команды Ануэрта она увидела сидящую в углу Ангарад. Картайка была одета в простое коричневое платье. Украшенный сложными узорами доспех лежал у нее на коленях, как сброшенная кожа, а хозяйка чинила его при помощи крепкой нити, стальной иголки и пары резцов. Ангарад только один раз кинула на Кыс быстрый взгляд.

Возле нее сидела молоденькая девушка, еще не вышедшая из подросткового возраста, с огромными глазами и какая-то странная. Она играла с ключом и посмеивалась себе под нос.

Халстром принес Пэйшенс амасек.

— Рад тебя видеть,— произнес он, целуя ее в щеку и вручая бокал.

Кыс улыбнулась. Она всегда тепло относилась к первому помощнику. Он вселял в нее чувство уверенности и порой казался ей отцом, которого у нее никогда не было.

— Может, расскажете, что с вами произошло? — произнесла она, присаживаясь возле Нейла.

Взгляды всех присутствующих устремились на него.

Нейл постарался рассказать все, что знал. Его объяснения получились долгими и нередко изобиловали деталями, которые он мог объяснить, лишь вернувшись к тому, о чем недоговорил до того. Принципы работы двери показались Кыс совершенно бредовыми, поэтому она постоянно задавала вопросы. Ангарад, не поднимая взгляда от своей работы, время от времени встревала в разговор, внося исправления в повествование Нейла.

— Наконец мы очутились в местечке под названием Раец, — произнес Гарлон, когда Прист протянула ему очередную порцию амасека. — К тому моменту мы проделали уже долгий путь. Так вот, расположено это место было в сегменте Ультима, в тысяче лет от нас.

— В тысяче? — выдохнула Кыс. — До или...

— До, — произнес Нейл.

— Тысяча долгих лет, долгих лет, — пропела девочка Айозоб, продолжая играть с ключом.

Все посмотрели на нее, но она этого даже не заметила.

— Тут Гидеону стало совсем плохо, — продолжил Нейл, — он был при смерти. Он, конечно, пытался это скрывать, но я все понял. Рейвенор пытался провести нас через дверь, управляя ею силой своего сознания. Но ее уже не хватало для этого. Так что дверь начала играть с нами шутки, при этом, как я понимаю, очень стараясь ему угодить. Он захотел оказаться на «Аретузе» в четыреста четвертом, и именно туда мы и попали. Станция слежения «Аретуза», год четыреста четвертый. Но миллениум сороковой.

— Продолжай, — покачала головой Кыс.

— Нас заперли в камере, заподозрив в шпионаже. Ин-сигния Рейвенора нас не выручила. Подтвердить наш статус никто не мог, но мне удалось уговорить их оказать помощь Гидеону. Мы очень обязаны их врачу — Башесвили.

— И?

— Думаю, Рейвенору удалось каким-то образом добиться ее доверия, пока она оперировала его. Он проник в ее сознание и показал ей правду. Показал, насколько важно для нас добраться до дома. Видишь ли, он умирал на ее столе. Наверное, не один раз. Как только ей удалось стабилизировать его состояние, она продемонстрировала частичную запись одной из его «смертей» командиру станции. Полагая, что главный ее пленник скончался, командир занялась более важными вещами. Они ожидали набега.

— Набега?

Там шла война. Как бы то ни было, но в результате У Башесвили оказалась возможность починить и прочистить кресло, усадить в него Рейвенора и освободить нас. К тому времени как командир станции обнаружила, что все ее пленники бежали, Башесвили уже вывела нас с базы и мы углубились в тёрны.

— Притормози, — вскинула руку Кыс. — Какие еще тёрны?

— Ой, прости, — сказал Нейл. — Кое-что пропустил. Станцию на Раеце окружала психоактивная колючая поросль. Они называли ее ки-кид.

— Ку'куд, — раздался голос Ангарад с другого конца комнаты. — Произноси правильно, парень.

— Да, ку'куд. В общем, понимаешь, это и был ключ. И Рейвенор им воспользовался.

— Я не понимаю, — произнесла Кыс.

— Его сознание слишком ослабло, чтобы должным образом настроить дверь, — сказал Нейл, — но психоактивные заросли помогли ему, послужили усилителем. Он пожелал оказаться дома, и колючие кусты направили его мысль. Он хотел снова оказаться на своем корабле.

— А что с этой Башесвили?

— Ей, — вздохнул Нейл, — не захотелось улетать на тысячу лет вперед из своего времени. Она осталась. — Он помолчал. — Короче, мы открыли дверь.

— Я открыла дверь, — со смехом произнесла Айозоб, поднимая ключ. — Это моя функция.

— Да, верно, — сказал Гарлон. — Айозоб очень осторожно открыла дверь, и вот — прости-прощай, «Аретуза».

— Вот что я тебе скажу: они меня до смерти напугали, — произнесла Прист.

— Вы оказались на «Потаенном свете»? — спросила Кыс.

— Мы стояли в сухих доках верфей военно-космического флота Ленка, — сказала Прист. — Эта проклятая дверь вновь поняла вашего господина и повелителя буквально. Да, она доставила его на его корабль. На мой, мать его, корабль.

— Давно?

— Две недели назад, — ответил Нейл.

Об этом лучше я расскажу, — перебила его Цинния. — Я как раз совершала послеобеденный обход. Мы только месяц как подписались под проведенными ремонтными работами. Я продумывала разные варианты, планировала открыть торговый маршрут, проходящий мимо Кэкстона, собираясь возить небольшие партии различного скоропортящегося высококачественного товара, ну да вы знаете. Поверь мне, Пэй шенс, последнее, чего я ожидала, так это того, что снова спутаюсь с Инквизицией.

— Ее представители уже успели нас подергать, — произнес Халстром, глядя на Кыс. — Нас трижды обыскивали и допрашивали агенты ордосов. Искали любую связь с вашим начальником.

— А в последний раз заявилась какая-то напыщенная сука... как же ее звали, Халстром?

— Инквизитор Лилит, — произнес первый помощник.

— Да, та самая сука, — сказала Прист, сжав кулаки.

— Та самая сука, та самая сука! — пропела Айозоб, не глядя на них.

— Продолжай играть со своим ключиком, дорогуша, — сказала ей Прист. — Эта Лилит появилась всего за несколько дней до происшествия с дверью. Меня ошарашило то, что Гидеон объявлен в розыск. Я все думала, какую проклятую глупость он совершил. Как бы то ни было, но я ответила ей, что мы не виделись уже несколько месяцев. Она обшарила мой драгоценный корабль и свалила. И вот хожу я, провожу осмотр и как раз шагаю мимо энжинариу-ма. Экипажу я в тот день дала отпуск на землю. Последнее «ура», перед тем как отчалить. Так что не ожидала, что кто-нибудь появится рядом. И тут из ниоткуда раздается этот чертов голос...


— Привет, Цинния, — сказал Нейл.

— Я чуть штаны не намочила, — произнесла Прист. — Оборачиваюсь, а тут стоит этот ваш Гарлон в сопровождении девчонки, здоровенной бабищи с мечом и Гидеона, испускающего дух в своем кресле. И что еще интереснее, в левом моторном блоке открывается новехонькая деревянная дверь.

— Он привел вас домой, — сказала Кыс Нейлу и вздохнула. — Знаете, Кара никогда в этом не сомневалась. Она говорила мне, что Рейвенор способен выбраться откуда угодно, даже из могилы. Я ей не поверила. А стоило бы.

— На твоем месте, — покачал головой Нейл, — и я бы не поверил. Мы сделали самую рискованную ставку, какую только можно было. Расклад явно был не на нашей стороне. Путь оказался неблизким. Мне все еще трудно поверить, что мы выбрались.

— А дверь еще здесь? — спросила Кыс.

— Да, — кивнул Халстром, — мы регулярно ее проверяем. Само ее наличие в машинном отсеке беспокоит экипаж. Если она не исчезнет сама, я даже и не знаю, что нам придется предпринять.

Кыс поднялась. Ее слегка пошатывало.

— Простите, — сказала она. — Кажется, амасек ударил в голову. В последнее время я плохо питалась. Но задам последний вопрос: как, во имя Трона, вы узнали, куда лететь?

— Птицы в живой изгороди, зернышки и созвездия.

— Гидеон? — спросила она.

Его голос услышали все. Айозоб оторвалась от игры, а Ангарад устало посмотрела вокруг.

— Простите, что подслушивал. Я знаю, что должен бы спать, но мы слишком близки, чтобы я мог остановиться.

— Так что там с птицами? — спросила Кыс.

— Тогда за дверью я встретился с Орфео Куллином. Помнишь его? Мы с ним побеседовали.

— О чем же? — спросила Кыс.

— Это не важно. Но мы были посреди поля. Я и понятияне имел о том, где мы оказались, а он не хотел об этом рассказывать. Впрочем, мне стало известно, что именно там они с Молохом и укрываются. Какая-то планета недалеко от Утохра. Во всяком случае не далее чем в субсекторе или двух. Я видел птиц, местную флору, вечерние звезды. Как только мы оказались здесь, а замечательный доктор Зарджаран помог мне уютно разместиться, я стал просматривать сделанные мной записи, сравнивая их с богатой цифровой библиотекой «Потаенного света». В этом и состоит преимущество обладания креслом, напичканным мощным записывающим оборудованием: можно сохранять происходящее во всех, даже самых незначительных мелочах, чего не позволяет обычное человеческое сознание. Я сравнивал расположение звезд, клеточное строение шелухи злаков, окраску оперения малых птиц. На это ушло какое-то время, но в конце концов всякие сомнения отпали.

— Гудрун, — сказала Кыс.

— Мы тут же снялись с якоря, — произнесла Прист. — Прямо скажу, Гидеон явно не собирался медлить.


— О Трон, вы с точностью опознали Гудрун по каким-то птичкам и шелухе? — спросила Кыс.

— У каждой планеты особая и очень характерная микрокультура. И если быть точным, я опознал не Гудрун.

— А что же?

— Я опознал провинцию на Гудрун, носящую название Верхний Сарр и расположенную в двадцати километрах от горного массива Келла.

Кыс засмеялась.

— Я знал, что тебе понравится, — сказал Нейл, ухмыляясь. — А теперь твоя очередь. Что произошло с вами?

Кыс посмотрела на пустой бокал, и Халстром наполнил его снова.

Затем она рассказала им обо всем, что случилось с того момента, как они вырвались из умирающего Ведьминого Дома.

— Карл или Бэллак на связь не выходили?

— Нет, — мрачно откликнулся Нейл.

— И нет никаких следов?

У отремонтированного вокс-передатчика Рейвенора был более низкий, дребезжащий голос, и команде еще только предстояло привыкнуть к нему.

— Если они там, то отвечать не торопятся, — сказал Нейл.

— С Бэллаком надо проявлять особую осторожность, — сказал Рейвенор. — Я пока не уверен в том, кем он на самом деле является, но этот дознаватель что-то скрывает.

— Дознаватель Бэллак безупречен! — рявкнула Ангарад из другого конца пассажирского отсека спускаемого модуля.

— Далеко нет, — сказал Рейвенор. — Когда я «надевал» его, обнаружил там блок, поставленный по методу Черной Дамбы.

— О да, вам ведь нравится «надевать» людей, верно? — презрительно усмехнулась Ангарад. — Против их воли.

— Заткнись! — сказала Кыс.

Пэйшенс наконец впервые за долгое время помылась и переоделась в чистую рабочую одежду из запасов «Потаенного света», которая не очень-то подходила ей по размеру. Она чувствовала себя в ней неловкой и неженственной. С ее точки зрения, примерно так и должна была себя ощущать большую часть времени Мауд. Воспоминания о Плайтон заставили ее собраться.

— А вы точно уверены, что выдержите? — спросила она.

— Ему вообще не стоило бы за это браться, — сказал Нейл.

— Да, я уверен, — ответил Рейвенор. — Учитывая то, что ты рассказала, у меня нет времени разлеживаться и заниматься своими болячками. Мистер Халстром?

— Две минуты до стыковки! — прокричал первый помощник из рубки пилота.

Перед вылетом Халстром настоял на том, чтобы самому вести машину.

— Благодарю.

Нейл, Кыс и нервничающий Ануэрт разместились в пассажирском отсеке сразу за спиной Халстрома. Кресло Рей-венора, хоть и отремонтированное, но все еще со следами повреждений, стояло на площадке для багажа. Ангарад, уже облачившаяся в свою подлатанную броню, развалилась на одном из задних сидений, и Айозоб терпеливо расчесывала ее волосы. Ни у кого не было ни малейшего представления, что теперь делать с девочкой-смотрительницей.

Эвисорекс лежала в своих ножнах на длинных ногах Ангарад.

— Черная Дамба? — спросила Кыс. — Это же техника Когнитэ.

— Так и есть, — произнес Рейвенор. — Наш друг Бэллак что-то скрывает... что-то важное. Возможно, что он прячет Слайта.

— Чушь! — сплюнула Ангарад.

— Вот здесь я склонна согласиться с этой отвратительной меч-бабой, — произнесла Кыс. — Это Заэль. Не сомневаюсь. Он как-то смог подобраться к Фрауке и подчинить его. Я-то знаю, что произошло на борту «Аретузы».

— Я тоже видел во всех честных подробностях, — сказал Ануэрт. — Ментальный хаос, дыхание ниспадающего варпа. Если это был не демон, то я даже и не знаю, что это тогда было.

— Разберемся, — сказал Рейвенор.

Халстром изящно завел шлюпку в стыковочный отсек «Аретузы». Автоматические системы закрепили их на месте и, закрыв люки, выровняли давление.

— Порядок,— произнес первый помощник, оглянувшись на них, прежде чем стащить с головы летный шлем и отстегнуть ремни.

— Мистер Халстром, прошу вас остаться здесь. Будьте готовы взлететь по сигналу.

— Понял, сэр, — ответил их пилот.

Все остальные отстегнулись и поднялись со своих мест, чтобы спуститься по выдвинувшемуся из кормы скату в гулкий стыковочный отсек. Нейл сжимал ружье, а Шолто вертел в руках лазерный пистолет, который ему одолжила Прист.

— Капитан Ануэрт, если хотите, вы можете остаться возле шлюпки, — произнес Рейвенор, слетая вниз.

— Спасибо. Но я нагружу вас, впрочем, — сказал Ануэрт. — Я хочу получить свой корабль обратно.

Они направились к внутреннему люку. В удивительно свежем воздухе почему-то пахло корицей и свежескошен-ной травой.

— Вы что-нибудь чувствуете? — спросила Кыс. — Я не смогла его найти, хотя, если честно, была слишком напугана, чтобы пытаться всерьез. Вы куда сильнее меня.

— Не сегодня, — сказал Рейвенор. — Мне придется полагаться на ваши силы. И, Пэйшенс, отвечая на твой вопрос, — пока еще нет. Хотя кое-что ощущаю, кое-что слышу...

— Что? — спросила Кыс.

— Рыдания. Вы их слышите?

Они повернулись к одному из пустых продольных коридоров «Аретузы». Лампы по-прежнему мерцали. Ангарад выхватила меч одним плавным движением.

— Эвисорекс жаждет, — произнесла она.

— В этом я уверен, — сказал Рейвенор. — Да, я чувствую что-то. Очень отчетливо. Это похоже... Вистан.

— Как вы можете его почувствовать? — спросил Нейл.— Он же тупилыцик.

— Ему больше нельзя доверять, — сказала Кыс. — Я же вам говорила.

— Это Вистан, — ответил Рейвенор, — или, во всяком случае, некто, желающий, чтобы мы почувствовали, что это Вистан.

Кыс поежилась. Ануэрт посмотрел на нее снизу вверх и успокаивающе протянул ей руку. Она опустила взгляд на него, нервозно улыбнулась и сжала его ладонь.

— Близко? — спросил Нейл.

— Очень близко, — ответил Рейвенор. — Трюм перед нами.

Они подошли к люку. Ануэрт отпустил руку Пэйшенс и поспешил ввести код. Зашипела гидравлика. Выругавшись, Ангарад подскочила к люку, прижалась к нему плечом и, зарычав, стала медленно отодвигать в сторону.

— Кажется, я влюбился, — сказал Нейл.

Кыс фыркнула.

Они вошли в темный заброшенный трюм. Пол покрывали разорванные, полусгнившие упаковочные коробки.

— Я слышу плач, — сказала Кыс.

Они посмотрели наверх.

Вистан Фраука стоял на одной из стальных балок под самым сводом трюма. Как он туда смог подняться, было непонятно. Рыдал он. Казалось, будто каждый вдох дается ему с большим трудом, он задыхается. Его губы и подбородок были мокрыми от крови, капавшей из его носа.

— Я пытался, — пробормотал он. — Пытался. Вы сказали присматривать за ним, и я старался.

Фраука закашлялся, отхаркивая кровь. Заэль повис в его руках марионеткой, которой перерезали ниточки.

— Вистан?

— Да, Гидеон?

— Слава Императору, ты меня слышишь?

— Да, Гидеон. Это... это охренительно странно, да? В смысле, я ведь вроде как неприкасаемый?

— Уже нет, — сказал Рейвенор.

Фраука снова заплакал. Капли крови падали на палубу под ним.

— Он проснулся?

— Что? — спросил Вистан.

— Заэль проснулся?


— Нет. Да. Он заперт в своем теле. Но очнулся он уже давно.

— Я же говорила! Говорила! — воскликнула Кыс.

— Прости, Пэйшенс, но если бы он узнал, то убил бы его.

— Кто?

— Слайт, конечно же.

— Вистан...

— Мне так долго приходилось прятаться, Кресло, — произнес Фраука, обеими руками прижимая безвольное тело мальчика к своей груди. — Так долго. Он все время был рядом, и я боялся выглянуть наружу. Он увидел бы меня. Он убил бы меня, потому что я ничего для него не значу.

— Все в порядке.

— Все не в порядке! — пролаял Фраука. — Мне было страшно. Я устал прятаться, но он все время был рядом. Прямо здесь. А вы, Кресло, не могли или не хотели меня слышать.

— Я очень хотел.

— Ха! — сказал Вистан. — Как только он покинул корабль, я решил проснуться. Это было безопасно. Похоже, я немного напугал экипаж. Извините, что я их напугал.

— Не понимаю, что за бредятину несет Фраука? — спросил Нейл.

— Это не Вистан, — сказал Рейвенор. — Это Заэль. Он использует тело Фрауки.

Нейл посмотрел на фигуры, вырисовывающиеся над балкой:

— Заэль?

Пэйшенс шагнула вперед:

— Заэль? Ты меня слышишь? Мне надо кое-что спросить.

— Привет, Пэйшенс. Ты красивая, — беззаботно откликнулся Фраука.

— Спасибо. Заэль, если ты не Слайт, то где же он тогда?

— Бэллак, — выразительно произнес Рейвенор.

— Бэллак — ничто, — произнесли губы Вистана. — Слайт был с нами с самого начала.

— Заэль?

— Тониус Слайт. Тониус Слайт. Тониус Слайт, — закудахтал Фраука.

Нейла, Кыс и Рейвенора одновременно захлестнул усилившийся страх. Недоверие. Ужас.

— Смотрите! — закричал Ануэрт.

Фраука валился вперед, выпуская из рук тело Заэля. Они оба рухнули с балки и камнем устремились к палубе трюма.

— Кыс!

— Держу, — откликнулась она.



Глава вторая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава четвертая