home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

Волна орудийного огня покатилась по посадочной площадке. Канонада оглушала, вспышки, рвущиеся из стволов, ослепляли. На борту катера Рейвенора попадания оставили несколько пробоин.

— Взлетай! Взлетай, Шолто! — заорал инквизитор.

Катер сорвался с места и скрылся за краем пропасти, оставляя за собой дымный след. Как только началась стрельба, Рейвенор в отчаянии бросил свои последние силы на возведение ментальной стены. Снаряды и лазерный огонь потонули в ней. Гидеон раскинул психобарьер достаточно широко, чтобы прикрыть кроме себя еще и Молоха. Казалось странным прилагать столь немыслимые усилия для того, чтобы защитить человека, которого пытался убить большую часть своей жизни.

Болты и лазерные импульсы молотили по стене Рейвенора, образуя в воздухе рябь и недолговечные «воронки».

— Ты не сможешь удерживать ее вечно! — прокричал Молох.

— Если я еще не израсходовал всю удачу, отпущенную мне этой Галактикой, — ответил Рейвенор, — мне и не придется.

— Сейчас самое время! — отправил он, собравшись с остатками Воли.

Из-за монастырской стены, выполняя приказ Слейд по защите посадочной полосы, выскакивали все новые и новые наемники. Они выбегали с нескольких направлений, вскидывая оружие и переговариваясь по воксу. За стеной эти звуки сливались в сплошной кашляющий глухой треск.

— Развернуть позиции! — приказал Эльдрик, которого оставили командовать орудиями поддержки. — Несколько человек на стены! Тяжелую артиллерию к воротам!

Неожиданно он остановился. Несколько солдат пробежали мимо.

— Это еще откуда взялось, черт возьми? — спросил он.

В стене нижней террасы он увидел дверь. Самая обычная старая дверь в самой обыкновенной раме. Казалось, будто она всегда находилась там, но Эльдрик был абсолютно уверен, что никогда прежде ее не замечал.

Дверь открылась. Под дождь вышла юная девушка, почти подросток, озиравшаяся вокруг с самым невинным выражением лица. В руке она сжимала ключ, украшенный витиеватыми узорами.

— Привет! — сказала она Эльдрику, весело улыбаясь.

— Ты еще, черт возьми, кто такая? — спросил охранник.

— Она со мной, — ответила Ангарад Эсв Свейдер.

Картайская мечница выскочила из двери с такой молниеносной быстротой, что у Эльдрика не осталось времени даже вскинуть оружие. На мгновение его глаза изумленно распахнулись при виде затянутой в кожаную броню богини.

Эвисорекс разделила его на две половины.

— Посторонись, детка! — прошипела Ангарад, и Айозоб быстро укрылась в тени за дверью.

Внезапно картайка стала просто призрачной тенью, мчащейся сквозь дождь и всполохи молний. Накидка и расчесанные девочкой волосы струились за ней, как хвост кометы, сверкала сабля. Мечница врезалась в отряд, который собирал Эльдрик. Мало кто из сбитых с толку охранников успел сообразить, что происходит, ясно было только то, что их вырезают. Несколько солдат торопливо вскинули оружие. Эхо разнесло их крики, когда в воздухе закрутились отсеченные конечности. Хлынула, мешаясь с дождем, артериальная кровь.

Следом за Ангарад из двери вышли Нейл и Кыс. Гарлон переоделся в облегающую броню и сжимал в руках автоматический гранатомет модели «Босса» — тяжелый и мощный, с огромным барабанным магазином. Пэйшенс для операции выбрала темно-зеленый комбинезон и высокие черные сапоги, дополнительно надев просторную юбку, в складках которой таились десятки каинов. Четыре узких клинка уже кружили над ней.

Они побежали за Ангарад, чей путь так легко было отследить. Каменные плиты были скользкими от дождя и пенящейся крови. От рассеченных тел и вывалившихся внутренностей в холодный воздух поднимался пар. Нейл дважды выстрелил из гранатомета, забрасывая снаряды в проход. Результатом стал яркий огненный столб и полетевшие во все стороны осколки камня. Он послал еще одну гранату прямо в ворота, заодно отправив в полет тела двоих людей Куллина, а затем побежал дальше, время от времени стреляя одиночными по замаскированным в старой стене орудийным турелям.

Гранаты были снабжены магнитным механизмом, поэтому прилипали к металлическим корпусам сторожевых орудий. Вот взорвалось первое, взметнув над стеной пламя и осколки кирпича. Потом на воздух взлетело второе, а следом и третье. Каждая пушка стреляла очередями, пока не обращалась в прах.

Нейл снял четвертое орудие и остановился перезарядить магазин. После его трудов монастырская стена выглядела так, словно ее край кто-то откусил. В воздухе повис запах фуселена. Кыс срубила своими каинами спускавшегося по лестнице стрелка, а затем протянулась сознанием к рассыпающемуся кирпичу и камню стены. Там она нащупала горячие тяжелые энергетические кабели и переплетения информационных потоков, питавшие остальные автоматические защитные системы. Заскрежетав зубами, она дернула за них.

В брызгах пластека и керамики из стены вырвалась длинная толстая змея из переплетенных армированных проводов. Кабель вышел чисто, словно хребет из вареной рыбины, а затем разорвался, заискрившись электрическими разрядами на мокрых камнях.

Все остававшиеся системы защиты вышли из строя.

— Гидеон?

— Мне уже лете, спасибо.

Под хлесткими ударами штормового ветра Рейвенор стал продвигаться вперед по посадочной площадке в сопровождении Молоха. Не прекращавшийся до последних секунд обстрел изжевал камни перед ними в дымящуюся труху. Наконец Рейвенор смог ослабить выставленные щиты и сделал это с большим облегчением. Поскольку теперь по ним били только ружья выставленных Куллином «синих мундиров», он смог выдвинуть из углублений кресла свои пушки и сразу же срезать двоих противников. Остальные стали отступать к воротам Эльмингарда, отстреливаясь на ходу.

Там их уже ждали Кыс, Нейл и Ангарад. К тому времени как Рейвенор и Молох добрались до ворот, из охранников в живых оставались только те, кому хватило ума ретироваться к укрепленным террасам на вершине замка.

— Надо двигаться дальше. Начинаем искать.

— Вы уверены, что он здесь? — спросил Нейл.

— "Уверен. Его трудно прочесть, трудно указать точное направление, поскольку это уже не Карл, но он здесь. Я слышу его крики.

— И что нам делать, если мы его найдем? — поинтересовалась Кыс.

— Звать меня.

Все трое устремились к лестницам, ведущим к террасам. Уже через минуту Рейвенор и Молох снова услышали звуки стрельбы и зловещий рокот гранатомета Нейла.

— Айозоб, оставайся здесь. Не отходи от двери, — сказал Рейвенор девочке, и та кивнула. — Пойдем к остальным, — послал Рейвенор Молоху.

— У тебя есть план? — спросил Зигмунд.

— Нет. Остается только импровизировать. Я только очень надеюсь, что мы сможем найти Тониуса, пока еще не слишком поздно.

— Почему ты не стал рассказывать всего своим людям? — продолжил Молох.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, Зигмунд.

— Перестань, Гидеон, не пытайся обмануть обманщика. Какие секреты ты от них прячешь?

Они поднялись по разрушенной лестнице к одной из ближайших террас. Перед ними на фоне грозового неба возвышался Эльмингард.

— На самом деле уже слишком поздно. Все это здание лучится невероятной психической мощью. Я даже не рискую выяснять какие бы то ни было подробности, поскольку это только спалит мое сознание. То, что Слайт здесь, не вызывает никаких сомнений.

— Посему я и возвращаюсь к первому своему вопросу. Каков план?

— Я надеялся, что у тебя будут какие-нибудь предложения. Все-таки, Зигмунд, демонология — это одна из твоих специализаций. Кроме того, я рассчитывал, что Куллин сможет помочь нам какими-нибудь инструментами или ресурсами.

— Куллин ведет собственную игру, — отмахнулся Молох, — но при этом весь его дом напичкан магическими побрякушками и талисманами. Вполне возможно, что-нибудь из этого и сможет нам помочь. Но я потратил уже несколько недель на изучение коллекций Куллина и ничего подходящего до сих пор не обнаружил. Поверь мне, я искал очень усердно. — Он задумался и продолжил не сразу: — Что же касается моих собственных талантов... незнаю. Я долго бился над этой проблемой. Много читал. За свою жизнь мне удалось пленить парочку тварей и даже создать демонхоста. Я разбираюсь в принципах действия врат и в портальных ритуалах, но Слайт относится к демонам Старших Арканов. Даже зная необходимые заклинания и знаки, я бы никогда не смог его призвать. Он слишком могуществен, чтобы его можно было пленить.

И так уж вышло, что он уже здесь. Время профилактических ритуалов давно вышло.

Молния рассекла небо.

— Власть человека над демоном всегда происходила только из одного источника, -- произнес Молох. — Человек дает демону возможность проникнуть в нашу реальность, а тот в свою очередь связывает себя определенными обязательствами в обмен на эту услугу. Все это очень опасно и сложно, да еще к тому же требует многих лет на приготовления. Но если демон уже здесь, в нашей Вселенной, не существует никакой силы, способной удержать его. Нипри каких условиях, Гидеон. Мы не сможем ни заставить его, ни приказать ему, поскольку этот демон нам ничем не обязан и ничего уже от нас не хочет. Это просто свершившийся факт, неподвластный силам смертных.

— А что насчет изгнания?

— Как и в случае с подчинением, — рассмеялся Молох, — это очень сложный процесс. На приготовления может уйти несколько месяцев, а то и лет. Кроме того, необходимо определить подходящее время и место.

— И это, конечно же, не подходящее?

— А разве тебе кажется иначе?

— Я не собираюсь сдаваться. Нельзя отступать, пока наши тела еще живы. Надо что-то придумать. Зигмунд, ты же знаешь расположение комнат. Проведи меня к запасникам Орфео и помоги мне что-нибудь найти.

Наемники Куллина продолжали сопротивление вплоть до своего печального конца. Нейл взбежал по осыпающимся каменным ступеням к мощеной террасе и тут же попал под возобновившийся огонь. Шипение лазерных всполохов, вырвавшихся из-за широкой двери на другом конце террасы, заставило Гарлона укрыться за каменной урной, тут же превратившейся в бесформенную груду обломков.

Каждый метр внутрь Эльмингарда ему, Кыс и Ангарад приходилось брать с боем, так что гранат оставалось уже немного. Нейл достал из кобуры тяжелый лазерный пистолет, решив приберечь более мощное оружие на потом.

Помощи ждать было неоткуда. Кыс отделилась от него еще несколько минут назад, направившись к пристройке, показавшейся им квартирами прислуги. Связь с Ангарад они потеряли еще раньше. В своей воинственной ярости она просто неслась вперед, ожидая, что они пойдут следом. Судя по воплям, доносящимся из соседнего крыла, она нашла себе достойное занятие.

Ливень усиливался. Как минимум дважды за последние пять минут в крышу Эльмингарда била молния. Туча, что казалась чернее самой ночи, облепила верхние укрепления крепости. Нейлу не слишком хотелось задумываться над причинами, вызвавшими подобный эффект. Кроме того, ему не хотелось бы чувствовать сладковатый, тошнотворный запах, приносимый ветром. Разложение, мерзкая вонь варпа.

Один из стрелков, стоящих в двери, чуть не задел его.

— Ну, раз так! — прорычал Нейл, все-таки сдергивая с плеча гранатомет и посылая снаряд.

Тот упал точно в дверном проеме и разлетелся осколками в огненном фонтане.

В тот же миг Гарлон вскочил и бросился вперед. Два стрелка уже лежали мертвыми, разорванными на куски взрывом. Еще один, контуженный, дергался среди обломков. Часть фасада осела, в проходе клубился дым.

Закинув гранатомет на плечо, Нейл побежал вперед, снова выхватывая лазерный пистолет и на ходу добивая контуженного. Из-за дыма в коридоре нечем было дышать. Еще один выживший полз на карачках по усыпанному осколками полу. Гарлон положил конец его страданиям и продолжил путь. Дым постепенно рассеивался. Неожиданно перед Нейлом возникла арка, за которой раскинулась просторная комната с высоким потолком. Широкие витражные окна подсвечивались вспышками молний. Похоже на столовую. Вдоль всего зала тянулся тяжелый обеденный стол, вырезанный из древней крепкой древесины, как минимум на тридцать персон. Впрочем, именно об этом числе говорило и количество стульев.

Нейл шагнул внутрь, и тут же в стену рядом с ним ударили два мощных заряда, выбивая из нее осколки пла-стека и камня. Гарлон прыгнул вперед и покатился по полу, воспользовавшись массивным столом как укрытием. Мимо прогудел еще один заряд. Нейл узнал этот особенный звук: стреляли из болтерного пистолета.

В игру вступил Люциус Уорна. Всполохи молний мерцали на поверхности его перламутрового доспеха. Он стрелял на ходу, оставляя в столешнице ощетинившиеся щепками дыры.

— Это ты, Нейл? Ты? — проревел он.

— Ну да, судя по всему, — ответил Нейл, низко пригибаясь и отчаянно озираясь в поисках выхода.

— Я из тебя душу вытрясу, Гарлон! — усмехнулся Уорна. — Хватит прятаться. Будь мужиком: встань и получи что причитается.

Их сопровождали шесть человек. Услышав последние слова, они встренвоженно переглянулись.

— Все хорощю, — произнес Куллин, — все хорошо, джентльмены. Оббещаю, что за работу в эту ночь вы получите тройную ощлату.

— Мы получ:или сообщение, сэр, — сказал Цабо, возглавляющий отркщ. — Войска Инквизиции захватили ворота и проникли в Эльмингард. Мы потеряли людей. Многих.

— Ничего, нагш отчаянный враг уже скоро перестанет нам досаждать, — увероенно ответил Куллин. — Поторопимся.

Они пробежалпи по двору под непрестанным ливнем и перешли в другое крыло здания.

— Значит, Тсжиус и в самом деле Слайт? — на бегу спросила Лейла, стараясь говорить как можно тише.

— Я узнал этоо от Свол, когда она была не в том состоянии, чтобы обманывать. Это было очень мило... она, похоже, пыталась его покрывать.

— Орфео, Слайт...

— Слайт восхитителен. Именно этого я ждал и искал всю свою жизнь, Лейла. И вот наконец он чуть ли не чудом попадает в мюи руки. Какая ирония!

— Мне непонятно, чего ты пытаешься добиться. Молох...

— Зигмунд бьзш интересным собеседником, но наши отношения не имелти будущего. Какое-то время я ошибочно полагал, что он моожет стать полезным компаньоном в моем деле, но не учитывал при этом свойств его характера. Он очень сложный человек. Трудно такому доверять.

— Он слишксом умен, — мрачно произнесла Слейд.

— Да, и это тгоже. Как ты могла заметить, последние несколько недель. мы постоянно ссорились. Это было лишь вопросом времеши, когда мы вцепимся друг в друга.

Слейд поежились.

— По-моему, вы уже сцепились, — заметила она.

— Фи, Лея. Ты ведь сама понимаешь, о чем я говорю. Он ведь был таквдм параноиком.

— Был ли? — спросила она. — Или, может, он оказался единственным, ктго действительно понимал, какую угрозу являет собой Слаайт?

Куллин останоовился и повернулся к Слейд. Отряд замер позади.

— Лея, послушай меня. Я тебя хотя бы раз подводил? Ты скажи? Ты же видела, сколько восхитительного оружия я держу в запасниках. На то, чтобы собрать эту коллекцию, у меня ушли годы работы и изучения. Молох же, каким бы умником он ни был, остается дилетантом. А я в этих вопросах профессионал. Я опытен, осведомлен, бесстрастен. Слайт для меня всего лишь очередной предмет, требующий изучения. Новое, сверкающее оружие в моей руке... хотя я еще никогда не встречал оружия, которое бы сияло и сверкало столь ослепительно.

— Ты думаешь, что можешь подчинить себе демона Старшего Аркана?

— Ох, я не думаю — знаю, — рассмеялся Куллин. — Подчинить, связать обязательствами. Поработить его. Наши мудрецы отправились туда еще до того, как состоялся блистательный выход Рейвенора. Пока мы говорим, они завершают необходимые ритуалы и передают власть над Слайтом в мои руки.

Слейд помедлила, прежде чем ответить.

— Сэр, я очень советую вам проявить осторожность, — сказала она, извлекая из кобуры пистолет и загоняя в него специальную обойму. — Я всегда очень уважала ваши амбиции...

— Благодарю, Лея.

— Могу я спросить: что вы намереваетесь делать потом?

— Все дело в том, — победоносно улыбаясь, ответил Куллин, — что я могу сделать все, что пожелаю. Вообще все, что угодно. Имея в союзниках Молоха, я мог бы свергнуть где-нибудь правительство и даже прийти к власти на какой-нибудь планете. Но вместе со Слайтом... ох, Лейла. Весь Империум лежит у моих ног. Начинай мечтать. Вскоре я смогу подарить тебе все, что пожелает твоя душа.

— Прямо сейчас, — ответила она, — я мечтаю только о том, чтобы оказаться где-нибудь подальше отсюда. Что насчет Рейвенора и его людей?

Слайт расправится с ними по моему приказу. Мне бы хотелось, чтобы ты чуть позднее вызвала Божью Братию. У меня еще сохранился канал связи с братом Стефоем. Они будут рады услышать о рождении Слайта. Возможно, им захочется прийти к нам и поклониться ему. Поощрить его. Поскольку Братия уже давно занимается изучением Слайта, их будет полезно держать под рукой для пущей уверенности. Так что, пойдем?

Они покинули северное крыло здания и вновь вышли под дождь. Люди Цабо зажгли фонари. Когда они направились по дороге к башне астронома, струи воды полетели им прямо в лица. Ослепительная молния разрезала мрак и наполнила воздух зловещим треском.

Из завесы дождя проступили очертания руин. Вымокшие насквозь, прикрывая лица руками, люди направились к ним. Куллин задействовал пустотный щит, чтобы укрыться от ярости стихии, и вода зашипела, отражаясь от поля.

Неожиданно дождь прекратился, и казалось, будто стихли все звуки окружающего мира.

Люди остановились возле подножия башни. От их промокшей одежды заструился пар. Здесь царили удивительная тишина и покой.

— Глаз бури? — нервозно усмехнувшись, предположил Куллин.

Слейд оглянулась назад. В десяти ярдах от них все еще шел дождь. Весь Эльмингард был погружен в пучину ливня. Молнии расчерчивали небо. Но сюда не долетало ни капли, ни звука.

— Это... это... — забормотал один из людей Цабо, скидывая с плеча оружие.

— О Трон! — произнес сам Цабо, поднимая взгляд.

Небо над башней было чистым. Черные, тяжелые грозовые тучи нависали над скалами, но в центре их кружащейся громады образовалась просторная отдушина, возвышающаяся трубой над руинами бывшего пристанища астронома. В небе сверкали чужие звезды, которые двигались и кружились подобно светлячкам, собираясь в новые созвездия и образуя спирали неведомых галактик.

— Пойдем лучше отсюда, — произнесла Слейд. Ее голос прозвучал глухо в неподвижном воздухе. — Орфео, прошу тебя.

Это только последствия связывания, — сказал ей Куллин. — Наши ученые завершили свою работу. Здесь стало спокойно благодаря выполненным ритуалам. Слайт подчинен.

— Что это за вонь? — спросил Цабо.

Из черной башни доносился омерзительный, трупный запах.

Слейд прошла вперед, подняв оружие. Куллин последовал за ней. Они вошли через дверь у подножия башни. С более высоких уровней капала дождевая вода. Пол усеивали промокшие и разбухшие клочки пергамента.

Лейла увидела каменный блок, к которому часом раньше приковала Тониуса. С блока свисали остатки разорванных цепей.

— Орфео?

— Что?

— Орфео, гляди.

По стенам сползало что-то темное и липкое. Лишь через несколько секунд Куллин понял, на что смотрит. Все его ученые были мертвы. Их раздавленные, перемолотые внутренности и кости были размазаны тонким подсыхающим слоем по камням башни. Кровь стекала вниз, собираясь в лужи возле фундамента.

— Лейла? — прошептал Куллин.

Она схватила его за руку и потащила из руин. Снаружи их ждал Цабо со своими людьми.

— Уходим! — приказал Орфео.

— Сэр?

— Она права, — пробормотал Куллин, пытаясь собраться с мыслями. — Она права, Цабо. Надо уходить.

— Так скоро?

Они обернулись.

В дверях башни стояло то, что некогда было Карлом То-ниусом. Он был обнажен, поскольку вся одежда на нем сгорела. Из самой глубины его тела лучилось жуткое красное сияние. Кожа его стала прозрачной, и под ней, словно на медицинском снимке, виднелся скелет. Правая рука демона до середины предплечья бьша лишена плоти. Это была только обгоревшая кость, увенчанная длинными черными когтями.

— Куллин, — произнес он.

Когда демон открывал рот, люди видели пляшущие там языки огня.

— Слайт? — заикаясь, произнес Орфео. — Слайт, я повелеваю тебе...

— Не будь идиотом! — прокричала Слейд.

Рот твари стал раскрываться все шире. Он. растягивался подобно змеиной пасти, с невозможной для человеческих челюстей гибкостью. Затем демон издал глухой рев. Из его рта вырвалось облако отвратительных испарений, окутавшее людей. Люди Цабо отступили назад, задыхаясь и пытаясь справиться с тошнотой. Серебряные пуговицы их синих камзолов потускнели и стали черными. Двоих солдат скрутили приступы рвоты.

Прикрывая рот, Слейд вскинула оружие.

— Беги! — прохрипела она. — Беги, Орфею!

Лейла открыла огонь. Ее поддержали некоторые из солдат. Лазерные импульсы таяли возле демона, но Слейд целилась ниже — в землю под его ногами. Заряды из особой обоймы взрывались, высвобождая свое содержимое.

Из земли вырастали создания варпа, чьи тела разворачивались подобно бутонам каких-то омерзительных цветов, Хукторы, клобрилы и прочие отвратительные малые демоны, кропотливо собираемые и связываемые Куллином, теперь освобождались и тут же в слепой ярости накидывались на тело, некогда принадлежавшее Тониусу.

Слайт засмеялся, уничтожая их, разрывая их тела, словно мешки с ихором и гноем. Черные когти вспарывали животы, превращая малых демонов в лужи густой эктоплазмы.

Слайт двинулся вперед, раздирая последнюю из тварей варпа. Он издал странный, лающий звук, напоминающий тявканье лисы, и землю рассекла трещина. Оттуда бурной шелестящей волной хлынули насекомые, некоторые достигали размеров омаров или небольших кошек..

— Беги! — закричала Слейд.

Куллин бросился наутек. Насекомые облепили его, сгорая и осыпаясь с пустотного щита.

Цабо и его людей захлестнуло шуршащей лавиной с головой, сдирая одежду и мясо. Вскоре под массой черных тварей на землю упали и рассыпались голые скелеты. Цабо пал последним. Он приставил к голове ствол и застрелился.

В воздухе гудели рои мух.

Куллин бежал. Слейд, завывая, следовала за ним. Твари облепляли ей руки и ноги.

— Орфео!

— Лейла! Прикрой меня!

Храня верность до последней секунды, она вогнала свежую обойму в пистолет и развернулась к пылающему демону, открыв огонь.

Не тратя времени на благодарности, Куллин продолжил бегство. Он услышал вопль Лейлы Слейд и поморщился, когда тот резко оборвался.

Он бежал.

Находясь в самом сердце Эльмингарда, Сайскинд и остальные услышали жуткий рев и завывания, доносящиеся снаружи.

— Вот оно как, — произнес Сайскинд, поворачиваясь к Орналесу. — Уходим.

Последние слуги и наемники Куллина уже разбегались. Бросаясь к выходам, они переворачивали стулья и столы. Со всех сторон раздавались крики и вопли. В коридорах началась давка.

— Флаер заперт? — спросил Сайскинд у своего первого помощника, когда они и сами бросились бежать.

— Откроется, только если приказ будет отдан моим или вашим голосом,— заверил его Орналес— А что, черт возьми, здесь происходит?

Сайскинд достал лазерный пистолет.

— Не знаю и знать не хочу, — ответил он.

В этот момент в него врезался человек. Серебряные пуговицы его синего камзола были тусклыми, почерневшими. Сайскинд увидел, как все металлические предметы в помещении лишаются своего блеска и зеленеют. Воздух стал затхлым и вонючим.

— Возьмите меня с собой! Заберите меня, капитан! — принялся умолять его мужчина.

Сайскинд застрелил его.

— Как с ума посходили! — прорычал капер.

Орналес ему не ответил, но оружие тоже достал. Они добрались до лестницы, спускающейся к южным террасам. Мимо бежали мальчишки-уборщики и слуги, ищущие хоть какое-нибудь укрытие. Сайскинд и Орналес припустили по лестнице.

В этот момент внизу появилась Плайтон, несущая на плечах Кару Свол. Увидев капера, она вскрикнула.

Сайскинд выстрелил. Мауд скинула с себя Кару и ответила из своего ружья. Заряд ударил Орналеса в грудь, отбросив на несколько метров назад. Тело упало и сползло по ступеням.

Капер продолжал стрелять. Ему удалось ранить Плайтон в правое бедро и левое плечо, откидывая с лестницы на площадку. Она упала со стоном ничком. Перепрыгивая через ступеньку, Сайскинд сбежал вниз и остановился над телом Свол.

Он увидел ее пустой взгляд.

— Кара! — пересиливая боль, закричала Плайтон, пытаясь ползти по ступеням.

Сайскинд нацелил оружие на Свол.

Первый из лазерных импульсов расплавил ему позвоночник. Второй срезал затылок ровно, как скальпелем. Капер дернулся, пытаясь вдохнуть, — из открытого рта вырвался дымок. По спине куртки из дорогого витрианского стекла расплылось алое пятно.

Он перегнулся через перила и сорвался в пропасть.

Белкнап рванул по лестнице к Каре, перебрасывая лаз-ган за плечо. Он сгреб любимую в охапку и покрыл ее лицо поцелуями.

— Я думал, что потерял тебя, — прошептал он.

— Пат... Патрик, — промычала Кара, — помоги Мауд.

Он оглянулся и увидел Плайтон, скорчившуюся от боли на площадке внизу.

— Понял, — сказал он. — Сейчас.

Высунувшись из разбитого окна, Люциус Уорна выстрелил из болтерного пистолета в Нейла, лежащего на разбитой крыше внизу. Ничего не произошло.

Он посмотрел на свое оружие. Оно было проверенным и никогда прежде его не подводило. Гигант попытался снова и понял, что ему что-то мешает нажать на курок.

Он обернулся, чтобы словить первый каин, пронзивший его глаз. Следующие два ударили его в грудь.

Пэйшенс Кыс шла к нему по разгромленной столовой, и ее юбка развевалась.

— У меня есть еще, — обнадежила она.

Уорна снова попытался выстрелить. Она обрушила на него всю мощь своего телекинеза, сжав за шею.

Люциус захрипел.

Кыс вскинула руки, охотника приподняло над полом. А затем она вышвырнула его в окно. Кыс подвесила Уорну в воздухе и держала так, пока молния не ударила в его металлические доспехи. Потом вторая, а там и еще два мощных разряда.

— Конец песенке? — с сарказмом спросила она, не опуская рук.

— Ты... хочешь... — прошипел Уорна, роняя кровавую пену с губ.

Кыс хладнокровно подняла его выше. Еще восемь молний одна за другой вонзились в Люциуса. Бронированный корпус загорелся.

Когда он уже полыхал факелом, Пэйшенс отшвырнула его в сторону. Тело кометой промчалось над крышами Эль-мингарда, оставляя за собой огненный след.

Кыс высунулась из окна.

— Гарлон? — прокричала она.— Ты там еще жив? Гарлон?



Глава девятая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава двенадцатая