home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

Они торопливо вбежали в хранилище. Рейвенор двигался впереди.

— Конечно же, мне с самого начала стоило догадаться, что это Тониус, — произнес Молох.

— Что?

— Ох, тогда я не понял, но сейчас все обрело смысл.

— Как так?

— Петрополис, Гидеон. Вспомни ризницу. Я так близко подошел к воплощению своих мечтаний.

— Это мне известно.

— Гидеон, тебе тоже понравилось бы. Энунция столь великолепна, столь чиста...

— Зигмунд...

— Когда я уже начинал творение, — пожал плечами Молох, — меня прервали твои люди. Кара Свол и Карл Тониус. Конечно же, с ними я разобрался очень быстро. И тут появился Слайт.

— Слайт был там?

— Да, Гидеон. Неужели ты так и не понял, что на самом деле погубило мои замыслы на Юстисе Майорис? Меня остановил Слайт. Слайт ранил меня. Но если бы не он, я бы преуспел.

— Трон Святый.

— Когда появился демон, я был слишком напуган, чтобы сохранить способность рассуждать здраво. Только Куллин и эта его баба помогли мне сбежать. Но теперь все очевидно. Слайт появился там, потому что там был Тониус. Тониус и был Слайтом. Он разрушил мои планы по овладению энунцией.

Кресло Рейвенора застыло посреди гостиной. Брызги дождя влетали в распахнутые двери за их спинами.

— А я-то думал, что это был я, Зигмунд. Мне казалось, будто это я разбил тебя. Что ж, что-то хорошее Слайт все же сделал, верно?

— Скорее, это сделал все-таки Карл Тониус, — ответил Молох. — А теперь помоги мне с этим. — Он принялся копаться в ящиках, оставленных в комнате Куллином. — Давай же, Гидеон. — Молох остановился и оглянулся на кресло инквизитора. - В чем дело?

— Ни в чем.

— Ты мне не рассказал, как вам удалось меня найти, — произнес Молох.

— Помог зарождающийся псайкер по имени Заэль. Ему все было известно. И у меня такое чувство, что рассказал он мне все слишком поздно.

— Так в чем дело?

— Ты повторяешься, Зигмунд.

— И буду повторяться, пока ты не ответишь.

— Ну что же. Все изменилось. Я чувствую. Гроза смещается. Напряжение нарастает. Демон пришел в движение и приближается к нам. Я ощущаю его приближение. Он во шел в дом. У нас осталось только несколько минут. Неуже ли ты не чувствуешь запах?

— Значит, мы зря тратим время, — произнес Молох.

Противоположная дверь хранилища с грохотом распахнулась, и в помещение ввалился Куллин, вокруг которого все еще потрескивал уже почти разряженный пустотный щит. Орфео бросился к ящикам в конце комнаты и принялся выдергивать их. Его щит побледнел и угас.

Тут Куллин обернулся, неожиданно сообразив, что находится в комнате не один. Он выхватил автоматический короткоствольный пистолет и навел его на Рейвенора и Молоха.

— Не будь дураком, — произнес инквизитор.

— Он идет! Идет! — закричал Куллин. — Он идет за мной! Он убил мою бедную Лейлу!

Молох щелкнул пальцами правой руки. Пистолет вырвался из рук Орфео и промчался по воздуху. Зигмунд подхватил оружие и выстрелил в живот своему бывшему компаньону. Куллин рухнул на комод и сполз вниз, пытаясь удержать внутренности. Его лицо стало белым, на нем застыло выражение безмерного изумления.

— Неужели это было необходимо?

— Ты даже не представляешь насколько, — произнес Молох.

Куллин истекал кровью. Его агония стала болезненно давить на границы сознания Рейвенора, который не сомневался, что Зигмунд специально выстрелил в живот, желая своему подельнику болезненной и долгой смерти.

— Куллин, что мы можем сделать?

— Помогите... врача... — Орфео простонал и откашлялся кровью.

— Я говорю о демоне.

Дверь снова распахнулась. Ангарад, как кошка, приземлилась перед Молохом, разрубая пистолет в его руках. Она уже собиралась вспороть еретику живот, но Рейвенор откинул ее к стене своей ментальной силой.

— Нет, Ангарад, оставь его.

— Но он же дьявол! — оскалилась она.

— Сегодня нам предстоит столкнуться с куда худшими дьяволами.

Ангарад вперила тяжелый взгляд в Молоха.

— Он нам понадобится, если мы хотим выжить.

Зигмунд склонился над Куллином:

— Орфео? Орфео, послушай. Что ты искал, когда прибежал сюда?

— Что-нибудь. Хоть что-нибудь... — с трудом выдавил из себя Куллин. — Я мог что-то не углядеть, что-то забыть.

— Здесь? Что у тебя еще осталось? Какое оружие? Может быть, есть талисманы или эффективные заклинания?

Куллин покачал головой:

— Ничего. Совсем ничего. Есть несколько ритуалов изгнания, но я уверен, что ни один из них не подействует.

— Потому что не то место и не то время? — спросил Рейвенор. — Все равно покажи.

Куллин слабо повел рукой в сторону ближайшего книжного шкафа:

— Третья полка, в зеленой коробке.

Молох поднялся, достал коробочку и открыл ее. Внутри лежала стопка листов пергамента, туго перетянутых шнурком.

— Ритуалы изгнания, — пробормотал Куллин, и боль исказила его лицо. — Все они очень древние, почерпнутые из нескольких источников. Надежнее и полнее всего Депортация Сэч'элла. Я и раньше пользовался ею. Она работает.

— Но?

— Здесь она не поможет. Да и ничто из этого не поможет. — Молох быстро пролистал крошащиеся листы. — Да, он прав. Как я тебе и говорил. Чтобы отправить демона обратно, нужно выбрать подходящее время и место. Нужно выбрать место, где стены между измерениями тонки, словно лист бумаги. Разлом, надрыв. Таких мест на всю

Галактику всего несколько, и Эльмингард в их список не входит. Какой бы из ритуалов изгнания мы ни опробовали, это станет только пустой тратой сил.

Он собирался сказать что-то еще, но неожиданно осекся. Что-то замерцало и зашевелилось в углу гостиной. Рябь на воде, туман, испаряющийся в лучах солнца.

Карл Тониус.



Глава десятая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава тринадцатая