home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

— Этот увечный ублюдок был прав, — пробормотал инквизитор Фенкс. — Ты должен будешь ему все передать.

— А мы облажались, по-настоящему облажались, — ответил Бэллак.

— Здесь, все это время,— продолжил Фенкс, выскакивая из экипажа, остановившегося в темном переулке. — А мы смеялись над его догадкой.

— Рейвенор стар и опытен, — произнес Бэллак, присоединяясь к Фенксу. — Как он там говорил? Он верит. — Бэллак выплюнул последнее слово, точно ругательство. — Он знает свое дело.

— Мне придется принести ему извинения, — решил Фенкс. — Во имя всего святого, Мизард тоже придется извиниться. Теперь я понимаю, почему его так ценят. — Фенкс посмотрел на Бэллака. — Если, конечно, информация подтверждена. Надеюсь, она подтверждена?

— Полученные сведения безупречны, — сказал Бэллак.— Их передали восемь независимых шпионских групп, а геносенсоры подтвердили точность информации. Молох здесь.

— Он нас не ждет?

— Он нас не ждет, сэр.

Фенкс подал напряжение на свою черную броню. Раздался гул, когда стали включаться системы. На высоком воротнике зажглось кольцо зеленых сигнальных огней. Инквизитор отстегнул болтер и дважды передернул затвор.

— Поднимай их! — приказал он.

Дознаватель Бэллак кивнул. Из ожидающих экипажей выпрыгнули остальные: Д'Мал Сингх со своими боевыми гончими, Щугурт, Клодель, Ментатор.

— Где Ангарад? — спросил Фенкс.

— Уже в пути. Мы сообщили ей.

Фенкс покачал головой:

— Мы не можем ее дожидаться. Не сейчас, когда цель настолько близка. Мы начинаем.

Начинаем! — окликнул Бэллак ожидающих людей.

— Только не так, — проворчал, приближаясь, Таркос Ментатор, их старый ученый. — Не с огнестрельным оружием.

— Что? — процедил Фенкс.

Ментатор пожал плечами, а затем указал дрожащей рукой на темное строение перед ними:

— Ваша добыча, сэр, укрывается в генераторном здании. Если быть точным, в общественном генераторе девятьсот восемьдесят семь, обслуживающем западный район Бастина. Кроме энергетических ячеек, хранящихся в этом месте, есть еще и летучие химикаты, находящиеся во взвешенном состоянии. Использовать здесь огнестрельное оружие — очень плохая идея.

— Почему? — спросил Фенкс и осекся, осознав, насколько глупо прозвучал его вопрос. — Да, верно, мы взлетим на воздух. Благодарю, ученый. — Инквизитор убрал в кобуру свой болтер. — Зачехлить все огнестрельное оружие! — приказал он, обнажая короткий кривой меч.

Клодель убрала плазменный пистолет и сжала в каждой руке по ятагану. Выругавшись, Шугурт терпеливо отключил от плечевого гнезда свое орудие, убрал его обратно в экипаж и взмахнул боевым топором с длинной изогнутой рукоятью.

— Стрелять — нет! — проинструктировала Д'Мал Сингх поскуливающих псов, и их орудийные модули дезактивировались и спрятались. — Зубы — хорошо!

Собаки зачавкали и заклацали, обнажая бритвенноострые клыки.

Бэллак вооружился рапирой и парным кинжалом.

— Выдвигаемся, — бросил Фенкс, направляясь к генератору. — Тому, кто принесет мне голову Молоха, причитается премия.

Покойник лежал лицом вниз на холодном стальном полу.

— Где вы достали труп? — спросил Молох.

— Это графер, которого вы убили, — ответил Уорна. — Нам было нужно тело, а он валялся прямо под ногами. Сходство невелико, но кто может знать, как вы на самом выглядите?

— Их это обманет?

Люциус Уорна, кажущийся неуклюжим в своем помятом доспехе и покрытый плотной сеткой шрамов, кивнул:

— Я сделал все так, чтобы он полностью соответствовал вашему генетическому коду, отпечаткам ладоней и сетчатке. Они не увидят разницы.

— Тут и песенке конец? — спросил Молох у гигантского охотника за головами.

— Тут ей и конец, — улыбнулся Уорна.

— Подобная переделка отпечатков и генное кодирование стоят немало, — произнесла Лейла Слейд.

— Они стоят ровно столько, сколько стоят, — парировал Орфео Куллин.— Все готовы? Зигмунд, вы знаете свою роль?

— Знаю, Орфео. Честно. Считайте это компенсацией допущенной мной ошибки.

— Договорились. Так и сделаем. Но Бэллак...

— Оставьте Бэллака мне, — ответил Молох.

На сетке ауспекса Лейлы Слейд зажглись тревожные руны.

— Дверь четыре и дверь семь! — прошипела она. — Вот и они!

Одним плавным движением она вскочила с пола, где сидела по-турецки, и выхватила отточенный меч. Люциус Уорна закинул на плечо боевой молот.

Молох подошел к ним:

— Могу я попросить об одолжении? Касается вас обоих, Люциус и Лейла. Вы позволите мне все сделать самому?

— Вам понадобится наша помощь! — прорычал Уорна.

— Нет, не понадобится. А даже если и потребуется, то вы ведь будете неподалеку?

Уорна пожал плечами, и тектоническая волна прошла по его энергетической броне.

— Позвольте мне все сделать самому, — настаивал Молох. — Я хочу насладиться происходящим.

— Пусть поступает как знает, — сказал Куллин.

Лейла Слейд усмехнулась и протянула свой меч Молоху.

— Это мне не понадобится, — ответил он, разворачиваясь и исчезая в тени.

Генераторное здание было очень большим, с высокой крышей и рядом узких окон под самым свесом. Основнуюего часть заполняли ряды генераторных модулей, пульсирующих в полумраке. Свечение было фиолетовым, тусклым. Команда Фенкса вошла внутрь, тихо переговариваясь и рассыпаясь по проходам между гудящих модулей, скользя от одной тени до другой.

Последним вошел Таркос Ментатор, шаркая и опираясь на трость. Он оставлял всю серьезную работу и насилие остальным. В его задачу входило только подавать советы.

— Неудачное место для боя, — прошептал кто-то возле самого его уха.

— Согласен, — не задумываясь, поддакнул Ментатор, а затем насторожился.

Он неожиданно испугался. Кто-то шел прямо позади него. Только тень, только силуэт за его плечом.

— Мне это напомнило о третьем акте «Пурлингерии». Хоровой реквием, — продолжил голос. — Как это там было? «Финал избрать мужчина должен и упокоенья место, что приличествовать будет его душе». Мне это кажется эосхитительным.

— Ах, я вижу, вы знаете Страдгала? — робко ответил Ментатор.

— Прекрасно знаю, — откликнулся голос. — Вы ведь любите оперу?

— Люблю.

— Вот и я тоже. Страдгал. Жевойт. Карнати, кроме последних его жутких работ.

— О да, они ужасны, верно? — согласился Ментатор, едва не задыхаясь от страха.

— Вы боитесь меня? — прошептал голос возле него.

— Да, да, боюсь, — ответил Ментатор, — очень.

— И вам хочется закричать остальным, что я здесь?

— Д-да.

. — Но вы не можете собраться с мужеством, чтобы возвысить голос?

— Н-нет.

— Значит, вы знаете, кто я?

— М... могу только предположить.

— И думаю, что вы, мой друг, угадаете. Если бы вы закричали... ну что же... результат для вас был бы весьма болезнен и печален. Но мне было бы крайне неприятно так поступать с ценителем оперного искусства. Почему бы нам просто не пройтись немного вместе? Мы можем еще немного поговорить о Страдгале.

— Хорошо...

— Значит, никаких проблем не будет?

— Да.

Они пошли дальше.

— На меня могут напасть, — спокойно произнес голос. — Постарайтесь запомнить, что вы не должны кричать.

Ментатор кивнул.

Из темноты неожиданно выскочила тень. Дознаватель Клодель бросилась к ним из-за турбины. Ее ятаганы отразили фиолетовый свет модулей.

Но достичь цели им была не судьба.

— Клодель! — произнес Молох.

— Что? — Она замешкалась, сбитая с толку командным тоном.

Его пальцы ударили ее в горло, и дознаватель умерла. Молох подхватил падающее тело и мягко уложил его на пол, а затем подобрал ятаганы.

— О Трон, вы же убили ее! — запинаясь, проговорил Ментатор.

— Да, убил.

— О Трон! О Трон! — Его голос стал громче.

— Помните, о чем я вам говорил, — предупредил Молох.

— Фенкс! Он здесь! — завопил Ментатор. — Он здесь!

— О нет. А я-то было подумал, что мы пришли к взаимопониманию, — произнес Молох, и серпы снова отразили свет.

Инквизитор Фенкс услышал истошный крик ученого и сорвался с места. Он бросился по проходу мимо турбин.

Клодель недвижно и спокойно, точно во сне, лежала на металлическом полу. Рядом в позе эмбриона свернулся Тар-кос Ментатор, чей балахон почернел от крови.

— Трон! — прорычал Фенкс. — Как это...

— ...произошло? — закончил за него Молох.

Фенкс метнулся назад, ударив на звук, но его меч рассек только темноту. Обманное направление голоса являлось одной из излюбленных забав Молоха. Он хорошо научился использовать свою речь.

Раздался глухой треск костей. Фенкс отшатнулся, ударившись боком о ближайший из модулей. Один из ятаганов Клодель раскроил ему череп, вонзившись в затылок по самую рукоять.

Фенкс сполз по стенке турбины и распластался на полу. Его рот приоткрылся, и по подбородку засочилась кровь. Свет в глазах угас, а лицо безвольно обмякло.

Молох отвернулся от трупа инквизитора, когда из прохода за его спиной раздался крик страдания. Д'Мал Сингх стояла в двадцати метрах за его спиной, с боевыми псами у ног. Она пронзала Молоха взглядом, полным муки и ненависти.

— Убийца... — процедила она.

— Убийца... — эхом отозвался он, чтобы попрактиковаться в тембре и интонации.

— Убить, хорошо! — прорычала Д'Мал.

Боевые гончие бросились к Молоху. Они были тяжелыми и мощными, их лапы с грохотом опускались на пол, лязгая железными когтями. Обнажились похожие на бритвы клыки.

— Убить, хорошо...— пробормотал Молох, идеально имитируя голос и интонацию Д'Мал Сингх.

Гончие этой модели управлялись при помощи звуковых команд и определенно были настроены слушаться голоса своего хозяина.

И он теперь в совершенстве владел этим голосом:

— Лежать, хорошо!

Не добежав до него пяти метров, собаки остановились и покорно опустились на пол, положив головы на лапы.

Молох улыбнулся. Он видел озадаченное, испуганное выражение на лице крошечной женщины. Сбитая с толку, она стала восприимчива к командному тону.

— Д'Мал Сингх! — воскликнул он. — Молчать!

Она открыла рот, чтобы отдать новый приказ псам, но не раздалось ни звука. Она шевелила губами, двигала челюстью, но все было бесполезно.

Наслаждаться ее беспомощным состоянием времени не было. Молох почувствовал еще чье-то присутствие и услышал тяжелую поступь. Огрин. Огрин набросился на негосо спины. У Зигмунда оставалось меньше секунды на то, чтобы успеть отреагировать.

И тогда Молох бросился на пол, прокатившись между собаками. Топор огрина рассек плиты там, где он только что стоял. В прыжке Зигмунд метнул остававшийся у него ятаган. Тот разрезал воздух и вонзился в грудь Д'Мал Сингх.

Она упала как подкошенная и умерла.

Шугурт взвыл, выдергивая топор из рассеченного пола, и бросился вперед. Молох вскочил на ноги и развернулся к нему.

— Убить, хорошо! — приказал он голосом Д'Мал Сингх.

Орудийные гончие встали по бокам от него, готовясь встретить огрина. Они прыгнули, ударив его с такой силой, что сбили с ног. А затем они оказались сверху. К его чести, огрин практически не кричал, хотя его смерть оказалась долгой и болезненной.

Молох отвернулся от жующих псов.

— Теперь, Бэллак, вы можете выходить, — небрежно заметил он.

Дознаватель Бэллак вышел из укрытия. Его меч и кинжал были обнажены.

— Тебе не кажется, что ты совсем свихнулся, ублюдок? — сказал Бэллак, поднимая меч и прижимая его к горлу Молоха.

— Свихнулся, действительно свихнулся. А ты, Гэлл, можешь убрать оружие. Мы закончили.

Бэллак вложил свой меч в ножны и поклонился:

— Конечно. Это было только для виду. — Он перекинул кинжал в другую руку и убрал его за пояс.

— Это только для виду, — согласился Молох. — Ты настоящий предатель, Гэлл.

Бэллак поклонился и улыбнулся:

— Восхитительное чувство братского взаимодоверия.

— И что же бывший воспитанник Когнитэ делал в ордосе? — поинтересовался Молох.

— А где еще я мог настолько хорошо проявить себя? — спросил Бэллак.

— Твои старания не останутся незамеченными, — произнес Молох. — Теперь нам осталось только сделать так, чтобы все выглядело убедительно.

— Без сомнения, я подготовлю рапорт. Все остальные погибли, пытаясь добраться до вас.

— Естественно.

— Вы подготовили труп?

Молох кивнул.

— Я оставил его там,— произнес он, указывая чуть в сторону.

— И все будет убедительно даже при проведении самых скрупулезных проверок?

— Конечно. Особенно учитывая тот факт, что тело серьезно обгорело. Случайный выстрел во время сражения...

Бэллак одобрительно улыбнулся:

— Это поможет скрыть многие прегрешения.

— Включая и твои, — произнес Молох.

Он настолько быстро метнулся к Бэллаку, что дознаватель даже не понял, что произошло. Раздался металлический лязг, и наручники защелкнулись. Бэллак обнаружил, что прикован за левое запястье к решетке турбины.

— Молох? Что... что это такое?

— Это значит, прощай, Бэллак.

— Молох! — закричал Бэллак.— Молох!

Она добралась до темного переулка, где были припаркованы экипажи Фенкса. Рядом не было заметно ни единого признака чьего-либо присутствия. Последнее сообщение, которое она получила, гласило, что команда вошла в здание генератора, расположенное через дорогу.

Что-то пошло неправильно. Совсем неправильно. От коммуникатора поступал только белый шум. Шипение мертвого эфира.

— Фенкс? Сэр?

Вокс-статика.

Ангарад сорвала с себя остатки черного вечернего пла-1ья, отбросила их в сторону и подтянула ремни и застежки облегающей кожаной брони, которую носила под ним. Клановая броня. Времени искать плащ не было. Она выпустила картайскую сталь из ножен.

Затем пересекла пустую улицу, сжимая в руках меч, подрагивающий, точно прутик в руках лозоходца. Наверху, в багровом небе, высыпали холодные точки звезд. Взошли обе луны Танкреда, каждая в форме когтя. Хорошее предзнаменование или плохое, скажет тот, кто проживет достаточно, чтобы увидеть рассвет. Это ночь убийства.

Под карнизом большого здания царила непроглядная мгла. Мечница слышала доносящийся изнутри стон, приглушенный хрип боли. Ангарад распахнула дверь и тут же ощутила запах крови, повисший в спертом внутреннем воздухе.

Эвисорекс также почувствовала его. Удерживая клинок в высокой позиции, Ангарад перешагнула порог и двинулась к турбинам.

Тишина. Темнота.

Десять секунд спустя изо всех окон и дверей здания с оглушительным ревом вырвалось золотое пламя.



Глава пятая | Рейвенор 3: Рейвенор Отступник | Глава седьмая