home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Мэри плюхнулась в кровать и оттолкнула ногами одеяло и плед. Почти засыпая, она высунула ноги наружу, чтобы было не так жарко.

Черт возьми, она поставила термостат на слишком высокую…

Ужасное подозрение мгновенно лишило ее остатков сна, мозг проснулся, охваченный страхом.

Слабая лихорадка. У нее слабая лихорадка.

О, проклятье. Она слишком хорошо знала эти симптомы: румянец, сухой жар, боль в суставах. На часах было 4:18 утра. Обычно во время болезни именно в это время ее температура начинала подниматься.

Потянувшись наверх, она открыла окно над кроватью. Холодный воздух пронизывал до костей, охлаждая, успокаивая. Вскоре тело заблестело от пота, и лихорадка отступила.

А может быть, она просто свалилась с простудой. Ведь даже люди с ее медицинской историей могут болеть обычными болезнями. На самом деле.

Чтобы это ни было, новый вирус или рецидив, о спокойном сне речь уже не шла. Она натянула свитер поверх майки и трусов и спустилась вниз. По дороге она включала свет всюду, где это было возможно, чтобы в доме не оставалось ни одного темного угла.

Пункт назначения: кофеварка. Конечно, было куда лучше отвечать на электронные письма в офисе и готовиться ко Дню Колумба, чем валяться в постели и считать дни до приема у врача.

Который состоится через пять с половиной часов, кстати.

Боже, как она ненавидела ожидание.

Она наполнила кофеварку водой и пошла за банкой кофе. Она оказалась почти пустой, так что ей пришлось воспользоваться запасной. Потом она взяла открывалку и…

Она была не одна.

Мэри подалась вперед, чтобы посмотреть в окно над раковиной. Снаружи не было света, и она ничего не могла разглядеть. Мэри подошла к выключателю около двери и со щелчком нажала на него.

— Боже милостивый!

По другую сторону стекла была огромная черная тень.

Мэри уже начала пробираться к телефону, когда заметила блеск светлых волос.

Приветствуя ее, он поднял руку.

— Привет. — Его голос звучал чуть приглушенно через стекло.

Мэри обхватила живот руками.

— Что ты здесь делаешь?

Он пожал широкими плечами.

— Хотел тебя увидеть.

— Почему? И почему сейчас?

Он еще раз пожал плечами.

— Показалось, что это хорошая идея.

— Ты ненормальный?

— Да.

Она почти улыбнулась. А потом напомнила себе, что у нее нет соседей, а он был размером с ее дом.

— Как ты нашел меня?

Возможно, Бэлла сказала ему, где она живет.

— Можно мне войти? Или ты выйди, если так ты себя будешь чувствовать комфортнее?

— Хел, сейчас 4:30 утра.

— Я знаю. Но ты не спишь, и я не сплю.

Боже, он был таким огромным во всей этой черной коже. Лицо оставалось в тени, делая его скорее угрожающим, нежели красивым.

Она что, действительно, рассматривает возможность впустить его? Очевидно, она тоже ненормальная.

— Послушай, Хел, я не думаю, что это хорошая идея.

Хел уставилась на нее сквозь стекло.

— Может быть, мы тогда просто вот так поговорим?

Ошарашенная, Мэри взглянула на него. Парень околачивался поблизости, почти забрался к ней в дом как преступник, и просто хотел поболтать с ней?

— Хел, без обид, но в радиусе нескольких сотен километров найдется огромное множество женщин, которые не просто впустят тебя к себе в дом, но и в свою постель. Почему бы тебе не пойти к одной из них и не оставить меня в покое?

— Они не ты.

Темнота, лежащая на его лице, мешала разглядеть его глаза. Но голос казался таким чертовски искренним.

Повисла тишина, и она пыталась убедить себя в том, что ни в коем случае нельзя пускать его в дом.

— Мэри, если бы я хотел причинить тебе зло, я мог бы это сделать прямо сейчас. Ты можешь запереть все двери и окна, но я все равно проберусь внутрь. Все что я хочу… просто еще немного с тобой поговорить.

Она оглядела ширину его плеч. Был какой-то смысл в его словах о проникновении в ее дом. У нее возникло впечатление, что, если она скажет ему, что все, на что он может рассчитывать, это закрытая дверь между ними, он возьмет один из ее садовых стульев и усядется на террасе.

Она открыла замок, а за ним и дверь.

— Просто объясни мне кое-что.

Он слегка улыбнулся, когда вошел.

— Что?

— Почему ты не с теми женщинами, которые хотят тебя? — Хел вздрогнул. — Я хочу сказать: сегодня вечером в ресторане все те женщины, они были твоими. Почему ты сейчас не — занимаешься безумным жарким сексом? — э-э-э, развлекаешься с одной из них?

— Я лучше буду здесь, разговаривать с тобой, чем внутри одной из этих женщин.

Она немного обдумала его ответ, вдруг поняв, что он пытался быть не грубым, а наоборот, совершенно честным с ней.

Во всяком случае, одно она поняла правильно: когда он ушел после того нежного поцелуя, она решила, что он просто не почувствовал никакого желания. Видимо, она была права. Он пришел сюда не за сексом, и она сказала себе, что отсутствие вожделения с его стороны — это даже хорошо. Ну, ей почти удалось уговорить себя, что это так.

— Я собиралась сделать себе кофе, хочешь присоединиться?

Он скинул кожаный плащ с плеч и бросил его на диван. Плащ приземлился с глухим звуком на подушки.

Что, черт возьми, у него в карманах? — Подумала она.

Но потом она взглянула на его тело и забыла все об этом чертовом плаще. Он был одет в черную футболку, которая не скрывала тугих мышц на руках. Грудь была широкой и сильной, ткань обтягивала живот, и она могла рассмотреть шесть кубиков пресса. Его ноги были длинными, бедра мощными…

— Тебе нравится то, что ты видишь? — Спросил он низким спокойным голосом.

Ну да, конечно. Она ни за что не ответит на этот вопрос.

Она направилась в кухню.

— Насколько крепкий кофе ты пьешь?

Взяв открывалку, она воткнула ее в банку «Hills Bros»[58] и начала разрезать железку с такой силой, как будто это была последняя банка кофе в ее жизни. Крышка свалилась на пол, и она нагнулась, чтобы поднять ее.

— Я задал тебе вопрос. — Его голос прозвучал прямо около ее уха.

Она дернулась, и большой палец скользнул по краю металлической крышки. Со стоном, она выпрямилась и посмотрела на порез. Пошла кровь.

Хел чертыхнулся.

— Я не хотел пугать тебя.

— Ничего, выживу.

Она открыла кран, но прежде, чем смогла подсунуть палец под струю воды, он схватил ее запястье.

— Дай посмотреть.

Не дав ей возможности запротестовать, он склонился над порезанным пальцем.

— Нехорошая рана.

Он взял ее палец в рот и осторожно пососал.

Мэри задохнулась. Теплые, влажные, чуть давящие прикосновения парализовали ее. А потом она почувствовала его язык. Он освободил ее, но она могла лишь глазеть на него.

— О, Мэри, — сказал он грустно.

Она была в таком шоке, что даже не обратила внимания на смену его настроения.

— Тебе не стоило этого делать.

— Почему?

Потому что это было так приятно.

— А вдруг у меня ВИЧ или что-то в этом роде.

Он поднял плечи.

— Это не имеет значения.

Она побледнела: видимо, он болен, а она только что позволила ему положить свой палец в рот.

— И нет, Мэри, я не болен.

— Тогда почему же это…

— Я просто хотел помочь. Видишь? Кровь больше не идет.

Она посмотрела на свой большой палец. Порез затянулся. Немного зажил. Какого черта…

— Теперь ты мне ответишь? — Спросил Хел, будто намеренно прерывая вопрос, который она хотела задать.

Она взглянула наверх и заметила, что его глаза опять сверкают: в них снова появилось то загадочное, почти гипнотическое сияние.

— А о чем ты меня спрашивал? — Прошептала она.

— Вид моего тела доставляет тебе удовольствие?

Она поджала губы. Черт, если он заводится, когда женщины говорят ему, что он красив, то сегодня ему предстоит уйти домой разочарованным.

— И что ты будешь делать, если нет? — Спросила она в ответ.

— Прикроюсь.

— Ну да, конечно.

Он нагнул голову в бок, словно подумал, что неправильно понял ее. Потом направился в гостиную, где лежал его плащ.

Боже, да он серьезно.

— Хел, вернись. Тебе не нужно… Мне, э-э-э, вполне по нраву твое тело.

Он вернулся и улыбнулся ей.

— Я рад. Мне нравится доставлять тебе удовольствие.

Отлично, красавчик, подумала она. Тогда снимай футболку, стаскивай свои кожаные штаны и ложись на пол. Мне нравится быть снизу.

Выругавшись, она отправилась делать кофе. Накладывая его в кофеварку, она чувствовала взгляд Хела на себе. И услышала, как он сделал глубокий вдох, словно нюхал ее. Ей все время казалось, что он постоянно приближается, придвигается к ней.

Где-то в глубине ее души зародилась паника. Он был слишком близко. Слишком большим. Слишком… красивым. А жар и желание, что он вызывал в ней, были слишком сильными.

Поставив перед ним чашку, она отошла подальше.

— Почему ты не хочешь, чтобы я доставлял тебе удовольствие? — Спросил он.

— Прекрати произносить это слово.

Потому что, когда он говорил: «удовольствие», — она могла думать только о сексе.

— Мэри. — Его голос был низким, звучным. Проникновенным. — Я хочу…

Она заткнула уши. Внезапно его стало слишком много в ее доме. В ее голове.

— Это была плохая идея. Думаю, тебе следует уйти.

Она почувствовала, как большая рука мягко легла на ее плечо.

Разозлившись на него, Мэри отпрянула. Он был здоров, полон сил и сексуальной энергии. У него была куча возможностей, которых не было у нее. Он был таким живым, а она… скорее всего, снова больна.

Мэри подошла к двери и распахнула ее.

— Уходи, хорошо? Просто, уходи.

— Но я не хочу.

— Убирайся. Пожалуйста. — Но он только смотрел на нее. — Боже, ты как бездомный пес, от которого невозможно избавиться. Почему бы тебе не уйти надоедать кому-нибудь другому?

Его сильное тело застыло. Ей показалось, что сейчас она скажет что-то грубое, но он, смолчав, просто взял плащ. Он надел кожу на плечи и пошел к двери, не смотря на нее.

Вот здорово. Теперь она чувствовала себя отвратительно.

— Хел, Хел, подожди. — Она схватила его за руку. — Прости меня. Хел.

— Не называй меня так, — огрызнулся он.

Он высвободился из ее хватки, но она загородила ему дорогу. А потом сильно пожалела об этом. Его глаза были совершенно холодными. Как осколки голубого стекла.

А потом он едко произнес:

— Прости, что обидел тебя. Я могу себе представить, какой чертовски тяжелый груз ложиться на плечи, когда кто-то хочет узнать тебя поближе.

— Хел…

Он легко отодвинул ее в сторону.

— Произнесешь это еще раз, и я разнесу это место в клочья.

Он вышел наружу и пошел к лесу, который тянулся по краю ее участка.

Повинуясь секундному импульсу, Мэри всунула ноги в кроссовки, схватила куртку и кинулась вслед за ним. Она бежала по газону и звала его. Достигнув кромки леса, она остановилась.

Ветки не шевелились, сучки не ломались под ногами, словно большой мужчина и не проходил здесь. Но ведь он ушел именно в этом направлении, так?

— Хел? — Закричала она.

Она долго простояла там в одиночестве, потом, наконец, развернулась и побрела домой.


Глава 13 | Вечный любовник | Глава 15



Loading...