home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Рейдж метался по комнате, пытаясь немного охладить пыл. Ему было тяжело держать под контролем собственное тело, после того, как он прикоснулся к ней. Теперь, когда он знал, какова она на вкус, его позвоночник горел огнем, жар разливался по каждой мышце тела. Кожу покрывала дрожь, она зудела так сильно, что ему хотелось пройтись по ней наждачкой.

Он потер трясущиеся руки.

Боже, ему нужно убраться подальше от ее запаха. От ее вида. Избавиться от мысли, что он мог бы взять ее прямо сейчас, потому что она позволила бы ему сделать это.

— Мэри мне нужно немного побыть одному. — Он бросил взгляд на дверь ванной комнаты. — Я пойду туда. Если кто-нибудь подойдет к дому, или ты услышишь что-нибудь необычное, сразу сообщи мне. Но я ненадолго.

Не глядя на нее, он закрыл дверь.

В зеркале над раковиной в кромешной темноте его зрачки святились белым светом.

О Боже он не мог позволить себе измениться. Если чудовище вырвется наружу…

Страх за Мэри заставил его сердце биться еще быстрее, что только усугубило положение.

Твою мать. Что он собирался делать? И почему это происходило? Почему…

Остановись. Просто прекрати думать об этом. Прекрати панику. Заглуши внутренний двигатель. Тогда ты сможешь волноваться сколько захочешь.

Он опустил крышку туалета и сел на нее, упершись руками в колени. Он заставил мускулы расслабиться, потом сосредоточился на легких. Вдыхая через нос, выдыхая через рот, он сосредоточился, пытаясь выровнять дыхание.

Вдох и выдох. Вдох и выдох.

Мир вокруг медленно исчезал, пока все окружающие предметы, звуки и запах не отступили, оставив лишь его дыхание.

Лишь его дыхание.

Лишь его дыхание.

Лишь его…

Успокоившись, он открыл глаза и поднял руки. Дрожь прошла. Оглядев себя в зеркале, он понял, что зрачки снова стали черными. Он уперся руками в раковину.

С тех пор, как он был проклят, именно секс помогал ему справляться с рвущимся наружу зверем. Когда он был с женщиной, он достигал состояния, которое позволяло ему получить необходимую разрядку, но возбуждение никогда не поднималось до того уровня, на котором могло зацепить чудовище. Никогда.

С Мэри все катилось к чертям. Он не был уверен, что сможет контролировать себя, просто войдя в нее, не говоря уж о том, чтобы дойти до оргазма. Эта чертова дрожь, которую она вызывала в нем, подводила их обоих к опасной черте.

Он глубоко вздохнул. Единственным плюсом была возможность скрыться от нее на время. На расстоянии от нее он мог привести в порядок свою нервную систему, подавить это странное чувство, что бы оно билось внутри него на управляемом уровне. Слава Богу.

Рейдж воспользовался туалетом, вымыл руки в раковине и вытер их ручным полотенцем. Открыв дверь, он попытался собраться с силами. Он был уверен, что при первом же взгляде на Мэри, опасные ощущения вернутся.

Так оно и случилось.

Она сидела на диване в брюках цвета хаки и шерстяном свитере. Свет свечей подчеркивал тревогу на ее лице.

— Привет, — сказал он.

— С тобой все в порядке?

— Да. — Он потер челюсть. — Прости за все это. Иногда мне нужна минутка.

Ее глаза широко распахнулись.

— Что? — Спросил он.

— Уже почти шесть. Ты пробыл там восемь часов.

Рейдж чертыхнулся. Долго же он «быстро приходил в себя».

— Я, э-э-э, проверяла тебя пару раз. Я беспокоилась… Но неважно. Тебе кто-то звонил. Рот?

— Роф?

— Да, точно. Твой телефон все звонил и звонил. В конце концов, я взяла трубку. — Она посмотрела вниз на свои руки. — Ты уверен, что с тобой все в порядке?

— Теперь да.

Она глубоко вздохнула. Но это не избавило ее от видимого напряжения в плечах.

— Мэри, я…

Черт возьми, как ему нужно было объяснить ей, что он собирается усложнить все еще больше?

— Все нормально. Что бы ни произошло, все нормально.

Он подошел к дивану и сел рядом с ней.

— Послушай, Мэри. Я хочу, чтобы ты пошла со мной сегодня ночью. Я хочу забрать тебя в безопасное место. Лессеры, те существа в парке, вероятно, охотятся за тобой, а сюда они придут в первую очередь. Из-за меня ты стала мишенью.

— Куда мы пойдем?

— Я хочу, чтобы ты осталась со мной. — Если только Роф пустит их за порог. — Здесь тебе быть опасно, а, если убийцы все же решат прийти за тобой, то это должно произойти в самом скором времени. Придется уходить сегодня. На пару дней, пока мы не придумаем, что нам делать дальше.

Сейчас он не мог решить ничего определенного, касаемо их будущего, но со временем он найдет выход. Он взял на себя ответственность в тот момент, когда втянул ее в свой мир, и он не бросит ее без защиты.

— Доверься мне. Всего на пару дней.

Мэри паковала сумку и размышляла над степенью собственного безумия. Одному Богу было известно, куда именно она направлялась. С вампиром.

Но она доверяла ему. Он был слишком честен, чтобы врать, и слишком умен, чтобы недооценивать опасность. Кроме того, медицинские обследования не начнутся до среды. На работе она взяла неделю отгула, да и на горячей линии на нее не рассчитывали. Она ничего не теряла.

Когда она спустилась в гостиную, он обернулся и закинул сумку на плечо. Она оглядела его черный пиджак, заметив характерные выпуклости под ним, которым раньше не придавала значения.

— Ты вооружен? — Спросила она.

Он кивнул.

— Чем? — Он молча посмотрел на нее, и она покачала головой. — Ты прав. Лучше, чтобы я не знала. Пойдем.

В молчании они ехали по 22-ому шоссе: по пустынным местам между сельской частью Колдвелла и предместьями следующего большого города. Это была холмистая местность, заросшая лесом, с заброшенными домишками, которые то и дело встречались по краям дороги. Фонарей вокруг не было, только пара машин и множество оленей.

Через двадцать минут после того, как они выехали из дома, Рейдж свернул на узкую дорогу, которая вела на холм. Она пыталась осмотреть местность в свете фар, но так и не смогла определить, где они находились. Странно, но она не могла различить даже признаков леса или дороги. Окружающий пейзаж имел смутные очертания, и эту размытость она никак не могла ни объяснить, ни преодолеть, как часто бы ни моргала.

Вдруг из ниоткуда перед ними выросли железные ворота.

Мэри подпрыгнула от неожиданности, а Рейдж нажал на кнопочку и ворота разъехались ровно настолько, чтобы дать им возможность проскочить внутрь участка. Затем они подъехали к следующему заграждению. Он опустил окно и ввел код в интерком. Приятный голос поприветствовал его, и он поднял голову, посмотрев вверх и влево, кивнул в камеру слежения.

Проехав вторую пару ворот, Рейдж газанул, и они помчались по длинной дороге, ведущий вверх. Они повернули, и двадцати футовая стена каменной кладки снова совершенно неожиданно выросла перед ними. Проехав под аркой и преодолев еще пару различных заграждений, они въехали во внутренний двор, посредине которого находился фонтан.

Справа возвышалось четырехэтажное здание из серого камня, похожее на те, что показывают в рекламных роликах фильмов ужасов: готическое, мрачное, угнетающее, с таким количеством теней, что ни один человек не смог бы чувствовать себя в безопасности, находясь рядом. Напротив находился еще один дом, одноэтажный, но тоже в стиле Уэса Крэйвена.[82]

Шесть машин, в большинстве своем самых дорогих европейских марок, были аккуратно припаркованы рядом. Рейдж занял место между Эскелейдом и Мерседесом.

Мэри вылезла из автомобиля и, задрав голову, посмотрела вверх на здание. Ее не оставляло ощущение, что за ней наблюдают, и так оно и оказалось. Горгульи с крыши пристально следили за ней вместе с камерами наблюдения.

Рейдж подошел к ней, в руках у него было привычная сумка. Губы были сжаты, взгляд — напряжен.

— Я позабочусь о тебе. Ты ведь знаешь это, правда? — Когда она кивнула, он слегка улыбнулся. — Все будет нормально, но я бы хотел, чтобы ты держалась поближе ко мне. Я не хочу, чтобы нас разлучили. Понятно? Ты останешься со мной, чтобы не случилось.

Заверил и приказал разом, подумала она. Все будет не нормально.

Они подошли к паре чуть обносившихся бронзовых дверей, и он открыл одну створку. Когда они шагнули внутрь темного вестибюля без окон, дверь захлопнулась с громким отзвуком, который прокатился по полу. Они оказались перед следующей парой дверей. Эти были деревянными, панели покрывали странные символы. Рейдж ввел код в маленькую выдвижную клавиатуру, и послышался звук открывающегося замка. Он крепко взял ее за локоть и открыл дверь в просторное фойе.

У Мэри перехватило дыхание. Как… волшебно!

Холл был раскрашен в самые разные цвета, которые казались здесь столь же неожиданными, как и цветущий сад в пещере. С пестрого мозаичного пола вверх поднимались малахитовые зеленые и мраморные багряные колонны. Стены были желтыми, на них висели обрамленные в золото зеркала и украшенные хрусталем канделябры. Потолок на уровне третьего этажа являл собой шедевр лепнины и золотых украшений, которые представляли сцены с участием героев, лошадей и ангелов. По середине величественно уходила вверх роскошная лестнице, поднимавшаяся на второй этаж.

В этом была красота русских дворцов… но место было немного менее официальным элегантным. Из комнаты, находящейся слева, слушались ритмичные удары реп-музыки и низкие голоса мужчин. Бильярдные шары бились друг о друга. Кто-то проорал: «Давай же, коп!».

Футбольный мяч выскочил в фойе, и мускулистый мужчина выбежал вслед за ним. Он прыгнул и схватил мяч, но в этот же момент еще больший мужчина с гривой как у льва навалился на него. В переплетении рук и ног они повалились на пол, сильно ударяясь об стену.

— Я сделал тебя, коп.

— Но мяч-то пока у меня, вампир.

С ворчанием, хохотом и смачными проклятьями, катаясь по мозаичному полу, мужчины продолжали бороться за мяч. В холл вышли еще два парня, одетые в черную кожу, чтобы посмотреть, что происходит. А потом появился пожилой мужчина во фраке, который нес в хрустальной вазе свежие цветы. Дворецкий лишь оглядел драку со снисходительной улыбкой.

А потом вдруг все стихло, когда все они разом заметили ее.

Рейдж передвинул ее себе за спину.

— Сукин сын, — сказал один из мужчин и словно разъяренный бык пошел на Рейджа.

Его темные волосы были коротко по-военному острижены, и у Мэри появилось странное чувство, что они уже встречались.

— Какого черта ты делаешь?

Рейдж расправил плечи, бросил на пол ее сумку и поднял руки на уровень груди.

— Где Роф?

— Я задал тебе вопрос, — отрезал другой парень. — Что ты делаешь? Зачем она здесь?

— Мне нужен Роф.

— Я приказал тебе избавиться от нее. Или ты ожидаешь, что кто-то из нас должен делать твою работу?

Мужчины стояли вплотную друг к другу.

— Осторожнее, Тор. Не позволяй мне выйти из себя.

Мэри оглянулась. Дверь в вестибюль оставалась открытой. И сейчас казалось вполне разумным подождать в машине, пока Рейдж разрешает все дела.

Она попятилась, продолжая смотреть на него. Пока не ударилась обо что-то твердое.

Она повернулась. Взглянула назад. У нее перехватило дыхание.

Путь ей преграждало изуродованной шрамом лицо, черные глаза и ледяной гнев.

Прежде, чем она успела испугаться, он взял ее за руку и оттянул от двери.

— Даже не думай о побеге. — Обнажая свои клыки, он оглядел ее тело. — Забавно, ты не в его вкусе. Но ты жива и почти обмочила штаны от страха, так что мне вполне подойдешь.

Мэри закричала.

Все головы в фойе повернулись к ней. Рейдж метнулся к ней, отталкивая и прижимая ее бедра к своему телу. Он хрипло говорил что-то на языке, который она не понимала.

Человек со шрамом сощурил глаза.

— Потише, Голливуд. Просто продолжаю твою маленькую игру в доме. Ты поделишься или будешь как всегда эгоистичен?

Судя по взгляду Рейджа, он был готов наброситься на говорящего, когда их ссору прервал женский голос.

— О, ради Бога, мальчики! Вы пугаете ее.

Мэри оторвалась от груди Рейджа и увидела женщину, спускавшуюся по лестнице. Она выглядела совершенно нормально: длинные черные волосы, голубые джинсы, белая водолазка. На руках она держала кота, который мурлыкал как швейная машинка. Пока она пробиралась через толпу мужчин, они расступались в сторону, давая ей дорогу.

— Рейдж, мы рады, что ты добрался домой живым и здоровым. А Роф спустится через минуту. — Она указала на комнату, из которой вышли мужчины. — Остальные, отправляйтесь назад. Идите, сейчас же. Если вы хотите разбить пару шаров, делайте это на бильярдном столе. Ужин будет подан через полчаса. Бутч, забери футбольный мяч с собой, хорошо?

Она выпроводила их из фойе так, словно они и не были огромными забияками. Единственным, кто не ушел, был тот парень с короткой стрижкой.

Он выглядел поспокойнее сейчас, когда смотрел на Рейджа.

— У этого будут последствия, брат мой.

Лицо Рейджа напряглось, и они снова заговорили на незнакомом языке.

Черноволосая женщина подошла к Мэри, продолжая почесывать горло кота.

— Не волнуйтесь. Все будет хорошо. Кстати, я Бэт. А это Бу.

Мэри глубоко вздохнула, инстинктивно доверяя единственной женщине в этих тестостероновых джунглях.

— Мэри. Мэри Льюс.

Мэри протянула ей руку, и женщина улыбнулась.

Еще клыки.

Мэри почувствовала, как закачался пол у нее под ногами.

— По-моему, она сейчас потеряет сознание, — прокричала Бэт, подаваясь вперед. — Рейдж!

Сильные руки обвились вокруг ее талии в тот момент, когда подогнулись ее колени.

Последнее, что она слышала перед тем, как отключилась, были слова Рейджа:

— Я отнесу ее наверх, в свою комнату.


* * * | Вечный любовник | * * *



Loading...