home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Удары в дверь возобновились.

Рейдж подошел и распахнул дверь, готовясь сказать кому бы то ни было, чтобы он валил прочь. У него было такое чувство, что сейчас у них с Мэри начнется спор, и он бы хотел побыстрее разобраться с этим.

В коридоре он обнаружил Тора. Выглядел тот так, словно его приложили электрошокером.

— Что, черт возьми, с тобой случилось? — Спросил Рейдж, выходя в холл и слегка прикрывая дверь.

Тор принюхался к воздуху, идущему из комнаты.

— Господи. Ты отметил ее, так?

— Какие-то проблемы?

— Нет, в каком-то смысле, так даже легче. Дева-Летописеца сказала свое слово.

— Рассказывай.

— Ты должен быть с остальными…

— К черту. Я хочу знать сейчас, Тор.

Когда брат закончил говорить на Древнем Языке, Рейдж глубоко вздохнул.

— Дай мне десять минут.

Тор кивнул.

— Мы в кабинете Рофа.

Рейдж вернулся в комнату и закрыл дверь.

— Послушай, Мэри, у меня кое-какие дела с братьями. Я могу не вернуться сегодня.

Она напряглась и отвела взгляд.

— Мэри, я клянусь, это никак не связано с женщинами. Просто пообещай мне, что будешь здесь, когда я вернусь. — Она колебалась, и он подошел ближе и погладил ее по щеке. — Ты сказала, что следующий визит к врачу назначен на среду. Что насчет еще одной ночи? Ты могла бы провести больше времени в ванной. Ты же сказала мне, как сильно тебе это нравится.

Она слабо улыбнулась.

— Ты манипулятор.

— Я предпочитаю думать о себе, как о профессионале по достижению нужных результатов.

— Если я останусь еще на один день, ты уговоришь меня еще на один, потом еще на один…

Он наклонился и крепко поцеловал ее, желая, чтобы у него было больше времени, желая оказаться внутри нее прежде, чем будет вынужден уйти. Но, черт, даже если бы в его распоряжении были целые часы, он все равно не смог бы сделать этого. Уже привычные дрожь и внутренний гул снова сотрясали тело.

— Я люблю тебя, — сказал он. Потом он выпрямился, снял часы и положил Ролекс в ее ладонь. — Сохрани это.

Он подошел к шкафу и разделся. В заднем ряду между двумя пижамами, которые он вообще никогда не собирался надевать, Рейдж нашел свою черную церемониальную накидку. Тяжелый шелк скользнул по обнаженной коже, и он подвязал его широкой плетеной кожаной лентой.

Когда он вышел из гардеробной, Мэр сказала:

— Ты выглядишь так, словно собираешься в монастырь.

— Скажи мне, что будешь здесь, когда я вернусь.

Помедлив, она кивнула.

Он опустил капюшон.

— Хорошо, это хорошо.

— Рейдж, что происходит?

— Просто дождись меня. Пожалуйста, дождись меня.

Подойдя к двери, он бросил последний взгляд на нее, лежавшую в его постели.

Это было их первое серьезное прощание, первое разделение, произошедшее там, где они соединились, и его не оставляло тягостное ощущение течения времени. Он знал, что ему будет тяжело пережить сегодняшнюю ночь. Он лишь надеялся, что после того, как он вернется с другой стороны, последствия наказания не продлятся долго. И что она еще будет с ним.

— Увидимся позже, Мэри, — сказал он, уходя и оставляя ее в своей комнате.

Войдя в кабинет Рофа, он закрыл за собой двойные двери. Все братья были там, но никто не говорил. Запах тревоги витал по комнате, словно алкогольные пары.

Роф поднялся и вышел из-за стола, он выглядел так же сурово, как и Тор. За стеклами его изогнутых солнцезащитных очков невозможно было разглядеть глаза, но его пронизывающий взгляд можно было почувствовать.

— Брат.

Рейдж склонил голову.

— Мой повелитель.

— Ты надел эту накидку, словно хочешь остаться с нами.

— Конечно, хочу.

Роф кивнул.

— Ну что ж, в таком случае, заявление: Дева-Летописеца решила, что ты оскорбил Братство, нарушив два приказа Тора и приведя на нашу землю человека. Я буду с тобой откровенен, Рейдж, она хочет отменить мое решение касательно Мэри. Она хочет, чтобы она уехала.

— Ты знаешь, к чему это приведет.

— Я сказал ей, что ты готов уйти.

— Это, должно быть, сильно ее обрадовало. — Рейдж фальшиво ухмыльнулся. — Она многие годы пытается избавиться от меня.

— Ну, теперь это твой выбор, брат. Ты останешься в Братстве, а твоя женщина — под защитой этих стен, если ты предложишь Рит.[90]

Согласно ритуалу, удовлетворением оскорбления считалось наказание. Когда Рит предлагался оскорбителем и принимался оскорбленным, второй имел право выбора оружия, перед которым предстанет без защиты первый. Оскорбленный мог выбрать все, что угодно: от ножа и кастета да стрелкового оружия. При условии, что нанесенные раны не будут смертельны.

— Тогда я предлагаю Рит, — сказал Рейдж.

— Это должен быть каждый из нас.

По комнате пронесся коллективный стон. Кто-то пробормотал: «Твою мать».

— Тогда я предлагаю им.

— Да будет все согласно твоему желанию, брат.

— Но, — голос Рейджа стал тверже, — я предлагаю это, при условии, что, когда ритуал будет соблюден, Мэри может остаться здесь столько, сколько будет нужно.

— Таково было мое соглашение с Девой-Летописецей. И ты должен знать, что она передумала только после того, как я сказал ей, что ты хочешь сделать женщину своей шеллан. Я думаю, ее Святейшество была потрясена тем, что ты рассмотрел подобное соглашение. — Роф посмотрел через плечо. — Тормент выберет оружие, которое мы будем использовать.

— Три-хлыст, — сказал Тор низким голосом.

О, черт. Это будет больно.

Снова послышалось бормотание.

— Да будет так, — сказа Роф.

— Но что со зверем? — Спросил Рейдж. — Он может появляться, когда мне очень больно.

— Там будет Дева-Летописеца. Она сказала, что знает способ придержать его.

Ну конечно. Об этом она в первую очередь позаботилась.

— Мы сделаем это сегодня, так? — Рейдж оглядел комнату. — Я думаю, нет причин ждать.

— Мы отправляемся в Гробницу сейчас же.

— Хорошо. Давайте покончим с этим.

Зейдист первым вышел из комнаты, когда группа, поднявшись на ноги, обговорила дальнейший план действий. Тору нужна была накидка. Ни у кого не было запасного? Фьюри объявил, что принесет оружие. Ви предложил Эскелейд на обратную дорогу.

О том, что будет после, думать было приятней. Но им наверняка понадобиться какое-то средство передвижения, чтобы доставить его домой после того, как Рит завершится.

— Братья? — Обратился к ним он.

Они застыли на месте и замолчали. Он посмотрел в лицо каждому и увидел лишь мрачные суровые мины. Они ненавидели то, что должно было произойти, и он это прекрасно понимал. Мысль о том, чтобы причинить боль кому-то из них была невыносима. Находиться на другой стороне наказания было куда легче.

— У меня есть одна просьба, братья. Не привозите меня сюда после, ладно? Когда все будет конечно, отнесите меня куда-нибудь в другое место. Я не хочу, чтобы Мэри видела меня таким.

Заговорил Вишес:

— Ты можешь остаться в Яме. Мы с Бутчем позаботимся о тебе.

Рейдж улыбнулся:

— Второй раз меньше, чем за неделю. С таким опытом вас двоих можно нанять в качестве нянек.

Ви похлопал его по плечу и вышел. Сделав то же самое, Тор последовал за ним. Фьюри обнял его, проходя мимо.

Роф задержался.

Король продолжал молчать, и Рейдж сжал его плечо:

— Я знаю, мой повелитель. Я чувствовал бы то же, если бы был на твоем месте. Но я сильный. Я справлюсь с этим.

Руки Рофа скользнули в капюшон и обняли лицо Рейджа, наклонив его вниз. Король поцеловал его в лоб, чуть продлив время прикосновения — показав уважение правителя к воину, снова заверив в связи, существующей между ними.

— Я рад, что ты остаешься с нами, — мягко сказал Роф. — Потерять тебя было бы невыносимо.

Через пятнадцать минут они снова собрались вместе внизу во дворе около Эскелейда. Все братья были облачены в черные накидки, все также были без обуви. С поднятыми капюшонами было сложно сказать, кто есть кто. За исключением Фьюри. Такое одеяние открывало на всеобщее обозрение его костыль. И на его плече весела большая спортивная сумка. Рейдж ни секунды не сомневался, что там, помимо оружия, находятся бинты и другой перевязочный материал.

В машине повисло молчание, когда Ви проехал за домом и повел машину по широкой горной дорожке между соснами и тсугами.[91] Дорога была единственным клочком земли, непокрытым вечнозелеными деревьями.

Через какое-то время Рейдж понял, что не вынесет больше ни минуты этой гнетущей тишины.

— О, ради Бога, братья. Вы не убивать меня везете. Можем мы хоть немного взбодриться?

Никто даже не взглянул на него.

— Ви, вруби Луду[92] или Фифти,[93] хорошо? Скучно в такой тишине.

Смех Фьюри послышался из-под накидки справа:

— Только ты можешь пытаться превратить это в вечеринку.

— Ну, вы ведь хотели надрать мне задницу, за все то дерьмо, что вышло из меня, да? Это ваш счастливый день. — Он ударил Фьюри по коленке. — Подумай, брат. Я сто лет выводил тебя из себя по поводу твоего «никаких женщин». А Роф. Помнишь, как я изводил тебя пару месяцев назад, пока ты окончательно не вышел из себя? Ви, помнишь, пару дней назад ты угрожал мне своей особенной рукой? Когда я сказал, что думаю о твоей ужасной эспаньолке.

Ви усмехнулся.

— Мне же нужно было сделать хоть что-то, чтобы тебя заткнуть. Каждый раз, как я натыкаюсь на тебя с тех пор, как отрастил ее, ты спрашиваешь меня, не целовался ли я взасос с выхлопной трубой.

— Я до сих пор уверен, что ты проделал это именно с моей тачкой.

И снежный ком покатился. Истории Рейджа посыпались одна за другой, пока все не начали кричать так громко, что никто никого не слышал.

Когда братья выпустили пар, Рейдж откинулся на сиденье и уставился в мелькавшую за окнами ночь. Он чертовски надеялся, что Дева-Летописеца знала, что делает, потому что, если, не дай Бог, чудовище вырвется на волю в Гробнице, его братья окажутся в глубочайшем дерьме. И, возможно, им даже придется убить его, в конце концов.

Он нахмурился и огляделся по сторонам. Роф сидел позади него. Он знал это наверняка, потому что на среднем пальце короля сверкал бриллиантовый перстень.

Рейдж прогнулся назад и прошептал:

— Мой повелитель, я прошу об услуге.

Роф подался вперед, его голос был глубоким и ровным:

— Что тебе нужно?

— Если я не… переживу сегодняшнюю ночь по каким-то причинам, я прошу тебя позаботиться о Мэри.

Капюшон кивнул. Король заговорил на Древнем Языке:

— Если таково твое желание, я клянусь исполнить его. Я буду принимать ее как кровную сестру и заботиться о ней как о любой женщине, живущей в моем доме.

Рейдж выдохнул.

— Это хорошо. Это… хорошо.

В скором времени Ви припарковал Эскелейд на небольшом ровном участке земли. Они выбрались из машины и остановились, прислушиваясь, принюхиваясь.

Все вокруг подтверждало, что стоял прекрасный, безмятежный вечер. Легкий ветерок, прорывавшийся между ветками и стволами деревьев, нес с собой приятный запах земли и сосен. Наверху полная луна сияла сквозь небольшие облачка.

Когда Роф подал сигнал, они прошли сотню ярдов по направлению к пещере, спрятанной в теле горы. Это место выглядело совершенно обычным, даже если кто-нибудь зашел бы внутрь. Нужно было точно знать, что и где искать. В дальнем конце пещеры на стене находился небольшой стык. Нажатие на него приводило в движение каменную плиту.

Когда они прошли через потайной вход, камень встал на место с тихим шелестом. Факелы, установленные на стенах, мерцали золотом, когда их пламя слегка колыхалось, шипя на воздухе.

Дорога внутрь горы представляла собой пологий спуск. Под босыми ногами простирался холодный каменный пол. Дойдя до места назначения, они разоблачились. Пара больших чугунных дверей открылась перед ними. Открывшийся холл был примерно пятьдесят футов в длину и двадцать — в высоту, на стенах были установлены выступы.

На этих полках стояли тысячи керамических сосудов разных размеров и форм. Свет от факелов отражался в них всполохами огня. В каждом из них хранилось сердце лессера, изъятое Омегой во время церемонии посвящения. На протяжении всего существования Общества, чаши оставались единственным владением убийц, и братья старались забирать их после убийства.

В конце холла находилась еще одна пара дверей. Они были открыты.

Святая из святых Братства была обустроена и облицована черным мрамором в начале XVIII века, когда первые европейские эмигранты прибыли из-за океана. Комната была просторной, с потолка, словно кинжалы, свисали острые сталактиты. Массивные свечи, шириной с человеческую руку, диной — с ногу, были установлены на черных железных подставках. Их свет был почти также ярок, как от факелов.

В глубине находилась приподнятая платформа, забраться на которую можно было по нескольким небольшим ступеням. На ней был расположен алтарь, представляющий собой известняковую плиту, привезенную из Старого Света. Этот огромный вес удерживали в горизонтальном положении две каменные подпорки.

За алтарем, на плоской стене были вырезаны имена всех братьев, которые когда-либо состояли в Братстве, вплоть до самого первого, чей череп располагался на самой известняковой плите. Надписи находились на панелях, которые покрывали каждый дюйм каменной поверхности, оставляя нетронутой лишь полоску в самой середине. Гладкий участок был примерно шести футов в ширину и располагался горизонтально на мраморной основе. В середине, на высоте примерно пяти футов от пола, в стену были вбиты два крюка, расположенные таким образом, что человек мог держаться за них, чтобы стоять неподвижно.

В воздухе мелькнул знакомый аромат: влажной земли и свечного воска.

— Приветствую вас, Братство.

Они повернулись на голос.

Крошечная фигура Девы-Летописицы находилась в дальнем углу, черные полы ее воздушного одеяния парили над полом. Ее лица, как и остального тела, невозможно было увидеть, но из-под темных одеяний, словно водопад, вырывались потоки света.

Она подплыла к ним, остановившись напротив Рофа.

— Воин.

Он низко полонился.

— Дева-Летописеца.

Повернувшись, она поздоровалась с каждым, оставив Рейджа на последок.

— Рейдж, сын Точера.[94]

— Дева-Летописеца.

Он склонил голову.

— Как ты поживаешь?

— Со мной все хорошо.

Или, скорее, с ним все будет хорошо, когда все это закончится.

— И ты был так занят, правда? Продолжая создавать трудности, такие, как твоя новая привязанность. Жаль, что ты направляешь свои силы в не самые достойные направления. — Она резко рассмеялась. — Почему-то меня не удивляет, что все привело к тому, что мы здесь с тобой. Знаешь ли ты, что это первый Рит, проводящийся со времен создания Братства.

Не совсем. Тор отверг предложенный Рофом Рит прошлым летом.

Но он не собирался указывать не ее небольшой промах.

— Воин, готов ли ты принять предложенное тобой?

— Готов. — Дальше он стал очень аккуратно подбирать слова, потому что не стоило задавать вопросов Деве-Летописеце, если ты не хотел, чтобы тебя заставили съесть собственную задницу. — Я прошу вас, защитить моих братьев от меня.

Ее голос похолодел.

— Ты очень близок к тому, что бы задать вопрос.

— Я не хотел нарушать правила.

Снова послышался тихий, мягкий смех.

Черт, он мог бы поспорить, что она наслаждается происходящим. Она никогда его не любила, хотя он и не мог судить ее за это. Он сам дал ей множество поводов для ненависти.

— Ты не хотел нарушать правила, воин? — Одежды задвигались, словно она покачала головой. — Наоборот, ты всегда слишком быстро нарушаешь их, когда хочешь получить что-то. И это твоя главная проблема. Именно поэтому мы собрались здесь сегодня. — Она обернулась. — Вы принесли оружие?

Фьюри опустил сумку на пол, открыл ее и достал три-хлыст. Трехфутовая ручка была сделана из дерева и покрыта коричневой кожей, потемневшей от пота множества рук, что держались за нее. С ее конца свисали три длинных стальных цепи, заканчивавшиеся шариками с шипами, словно сосновая шишка с колючками.

Три-хлыст был страшным старинным орудием, но Тор сделал разумный выбор. Для успешного исполнения ритуала, братья не имели права щадить Рейджа не в выборе оружия, не в силе ударов. Мягкость рассматривалась как намеренное унижение целостности традиции, покаяния оскорбившего и шанса на очищение.

— Да будет так, — сказал она. — Проследуй к стене, Рейдж, сын Точера.

Он пошел вперед, взбежал на лестницу, переступая через две ступеньки сразу. Подходя к алтарю, он посмотрел на священный череп, наблюдая, как свет играет в пустых глазницах и на длинных клыках. Становясь напротив черного мрамора, он взялся за каменные крюки и почувствовал прохладное дуновение на своей спине.

Дева-Летописеца приблизилась к нему и подняла руки. Черный рукав чуть отодвинулся, открывая яркое сияние, находившееся под ним: режущий глаза свет смутно напоминал очертания руки. Слабый электрический разряд прошел сквозь него, и он почувствовал, как что-то шевельнулось внутри его тела, словно передвинулись его внутренние органы.

— Вы можете начать ритуал.

Братья выстроились в линию, их обнаженные тела светились силой, лица были напряжены. Роф взял три-хлыст у Фьюри и вышел вперед первым. Когда он двигался, цепи звенели, словно прекрасное пение птиц.

— Брат, — мягко сказал король.

— Мой повелитель.

Рейдж смотрел в непроницаемые солнцезащитные очки, пока Роф широкими кругами раскручивал хлыст, набирая скорость. Гудящий звук становился сильнее, пока не достиг крещендо в тот момент, когда орудие рассекло воздух. Цепи ударили по груди Рейджа, а шипы вонзились в кожу, выбивая воздух из его легких. Он навалился на крюки, пытаясь держать голову поднятой, пока его зрение не вернулось полностью.

Следующим был Тор. Его удар лишил Рейджа возможности дышать, колени подкосились и не сразу смогли вновь принять на себя вес тела. За ним последовали Вишес и Фьюри.

Каждый раз он встречался с полными боли глазами братьев в надежде хоть немного смягчить их мучения. Но в тот момент, когда отошел Фьюри, у Рейджа уже не оставалось сил держать голову прямо. Он позволил ей упасть на бок, и заметил, струи крови, бегущие по груди, по ногам, кровь, капающую на пол. На холодном камне растекалась лужа, в которой отражались мерцающие огни свечей. Он почувствовал тошноту. Решив стоять прямо, он разогнул руки так, что не мускулы, но суставы и кости позволяли ему находиться в вертикальном положении.

Потом наступило затишье, и он смутно расслышал звуки спора. Он моргнул пару раз, чтобы привести зрение в порядок.

Фьюри держал хлыст, а Зейдист пятился назад от него, на лице его было написано что-то, похожее на ужас. Сжатые в кулаки руки Зеда были высоко подняты, кольца в его сосках отражали горящие вокруг огни, когда его грудь тяжело вздымалась. Брат был цвета тумана: кожа совершенно серая и неестественно блестящая.

Фьюри осторожно заговорил и попытался взять Зейдиста за руку. Зед яростно отбивался, но брат оставался рядом с ним. Они двигались в зловещем танце, и отметина от хлыста на спине Зеда двигались вместе с мускулами.

Такой подход никуда не приведет, подумал Рейдж. Зейдиста поглощала безумная паника, и он чувствовал себя словно загнанный зверь. Нужно было действовать по-другому.

Рейдж глубоко вздохнул и открыл рот. Не смог сказать ни слова. Попробовал снова.

— Зейдист… — Все глаза обратились к алтарю на слабый звук его голоса. — Закончи это, Зед… Не смогу… Не смогу больше держаться…

— Нет…

Фьюри оборвал Зейдиста:

— Ты должен…

— Нет! Отвали, мать твою, от меня!

Зед понесся к двери, но Дева-Летописеца опередила его, заставив развернуться так, что он не смог оттолкнуть ее. Пойманный в ловушку миниатюрной фигурой Зейдист дрожа с головы до ног. Она тихо говорила ему что-то, но Рейдж не мог разобрать слова из-за разделявшего их расстояния и тумана боли, который окутывал его.

В конце концов, Дева-Летописеца подала знак Фьюри, и он принес оружие. Она взяла Зейдиста за руку и вложила кожаную ручку три-хлыста ему в ладонь. Она указала на алтарь, и Зед опустил голову. Через секунду неровным шагом он двинулся вперед.

Когда Рейдж посмотрел на брата, у него почти вырвалась просьба о том, чтобы это сделал кто-то другой. Черные глаза были широко открыты, за радужкой сияла белизна. И Зейдист продолжал сглатывать так, словно из всех сил сдерживал крик, дребезжащий у него в груди.

— Все в порядке, брат мой, — прошептал Рейдж. — Но нужно, чтобы ты закончил. Сейчас.

Зед побледнел и замахнулся, пот заливал его глаза и стекал по шраму на лице.

— Сделай это.

— Брат, — прошептал Зед, поднимая хлыст над плечом.

Он не раскручивал хлыст, возможно, просто не мог скоординировать движения рук для этого. Но он был силен, и орудие зазвенело, рассекая воздух. Цепи и шипы полоснули Рейджа по животу, словно раскаленные иглы.

Колени Рейджа подогнулись, и он попытался удержаться на руках, обнаружив, что те тоже отказываются подчиняться ему. Он упал на колени, ладонями упершись в пол, по которому растекалась его собственная кровь.

Но, по крайней мере, ритуал завершился. Он глубоко вздохнул, пытаясь не потерять сознание.

Внезапно дребезжащий звук прокатился по воздуху святилища, словно метал ударился о метал. Он не особо задумывался над этим. Он был занят, разговаривая со своим желудком, уговаривая его успокоиться.

Немного придя в себя, он пополз, опираясь на руки и колени, вокруг алтаря, сделав глубокий вздох перед тем, как приступить к спуску по ступеням. Посмотрев вперед, он увидел, что братья снова встали в линию. Рейдж потер глаза, почувствовав на лице кровь, и уставился на то, что происходило перед ним.

Это не было частью ритуала, подумал он.

Каждый из братьев держал кинжал в правой руке. Роф запел, и все остальные подхватили мотив. Их голоса звучали все громче, пока не слились в один, отдающийся эхом от стен святилища. Напев становился все громче и громче до тех пор, пока не превратился в нечто, похожее на крик, и вдруг в одно мгновение стих.

Синхронно они полоснули кинжалами по верхней части груди.

Порез, сделанный Зейдистом, был самым глубоким.


Глава 29 | Вечный любовник | Глава 30



Loading...