home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 38

Рейдж проснулся поздно, очень поздно, и разбудили его плохие новости. Постоянный ужасный зуд внутри него вернулся. Передышка, данная Девой-Летописецей, закончилась. Зверь занял свое место.

Он открыл глаза и увидел волосы Мэри, рассыпавшиеся по его подушке. Изгиб шеи. Обнаженную спину.

Его бросила в пот, эрекция была быстрой как удары его сердца.

Он подумал о том, как они занимались любовью после его питания. А потом еще раз, когда вернулись в свою комнату. А потом еще дважды в течение дня. Каждый раз он чувствовал, что не стоит делать этого, потому что она и так сильно утомлена. Но каждый раз она встречала его с улыбкой, несмотря на весьма вероятные боль и истощение.

И он хотел ее снова. Прямо сейчас. Но теперь, с новой бушующей внутри жаждой, все было по-другому. Он испытывал такой дикий голод, словно никогда не прикасался к ней и не видел ее несколько месяцев. Борясь с этим ощущением, он обхватил себя руками: пальцы дрожали, кожу покалывало. Зуд охватил все его тело — в нем гудела каждая косточка.

Он вылез их постели и направился в душ. К тому времени, как он вернулся в спальню, контроль над телом почти был в его руках. Но потом он увидел, что Мэри во сне скинула себя покрывала. Она была потрясающе обнаженной, лежа на животе, дразня его красивым очертанием ягодиц.

— Принести тебе чего-нибудь с кухни? — Хрипло спросил он.

— Спи, — прошептала она, перевернувшись на спину. Ее розовые соски мгновенно затвердели от порыва прохладного воздуха.

О, Святой Боже… Подождите-ка, что то было не так. Ее лицо горело, словно обветренное, ноги лежали поверх одеял.

Он подошел и положил руку на ее лоб. Он был сухим и горячим.

— Мэри, по-моему, у тебя температура.

— Низкая. Ничего необычного.

Страх за нее остудил сексуальное желание.

— Хочешь, я принесу тебе аспирин?

— Мне просто нужно спать дальше.

— Хочешь, чтобы я остался с тобой?

Она открыла глаза. Ему не понравилась вялость ее взгляда.

— Нет, это часто бывает. Правда, я в порядке. Мне просто нужно спать дальше.

Рейдж постоял около нее еще какое-то время, а потом надел черные нейлоновые брюки и футболку. Прежде, чем уйти, он снова взглянул на нее. Он едва смог вынести низкую температуру. Какой же ад наступит, когда ей будет действительно плохо?

Хэйверс. Он ничего не слышал от Хэйверса, хотя тот уже должен был получить доступ к ее медицинским файлам. Рейдж взял свой мобильник и вышел в холл.

Этот разговор не занял много времени, потому что врач ничего не мог для нее сделать. Вампиры не болели раком, и ни он, ни его коллеги никогда не занимались вплотную этим вопросом.

Рейдж уже собирался повесить трубку, когда мужчина сказал:

— Простите, сэр, я не хочу лезть не в свое дело. Но вы… знаете о том, насколько интенсивным было лечение?

— Знаю, что она много чего перенесла.

— Но вы знаете, насколько интенсивные принимались меры? Если лейкемия вернулась, то варианты могут быть сильно ограничены…

— Спасибо, что посмотрел записи. Я ценю твою помощь.

Можно подумать, ему нужно было лишнее подтверждение того, что дела были плохи?

— Постойте. Я хочу, чтобы вы знали, что я помогу вам всем, чем смогу. Я ничего не могу сделать с химиотерапией, но у нас есть списки всех лекарств, в том числе, и обезболивающих, которые могут понадобиться ей. Я могу наблюдать ее, даже если она будет лежать в обычной человеческой больнице. Позвоните мне.

— Обязательно. И… спасибо, Хэйверс.

Он повесил трубку и направился в кабинет Рофа, но тот оказался пустым. Тогда он спустился вниз. Возможно, Роф и Бэт отправились на кухню в поисках еды.

Вдруг в воздухе перед ним материализовалась целая гора кожи, увенчанная головой в солнцезащитных очках с серебряной каймой.

— Меня ищешь? — Спросил король.

— Привет. Да. Мэри въехала. Навсегда.

— Я слышал. Фритц сказал, что она привезла с собой кое-какие вещи.

— Э-эм-м. Слушай, ты не против, если я устрою здесь небольшую вечеринку сегодня? Я хочу, чтобы Мэри повидала Бэлу, да и Братству это не повредит. Ну, знаешь, приодеться и все такое. Может быть, и Велси придет. У Мэри есть я, но ей и других людей нужно видеть. Я не хочу, чтобы она чувствовала себя изолированной от общества.

— Чертовски хорошая идея. Бэт, правда, хотела отправиться в город сегодня вечером, но…

— Не меняй из-за меня своих планов.

— Ну, моей шеллан не терпится сбежать отсюда. Она любит единолично мною завладевать. И мне это тоже очень нравится, понимаешь?

Рейдж слегка улыбнулся, почувствовав поток жара, исходящий от тела Рофа.

— Да, понимаю.

Повисла тишина. Король сказал:

— Брат мой, есть что-то еще?

— Э-э-э, да. Скоро Мэри станет очень плохо. Я буду выходить ночью с братьями так долго, как смогу, но когда все станет совсем плохо…

— Конечно. Делай то, что должен.

— Спасибо.

Роф покачал головой.

— Знаешь, ты достойный человек. Правда.

— Да, ну, оставь это при себе. У меня репутация эгоцентричного засранца и мне нужно ее защищать.

— Тора я могу себе представить. Абсолютно точно Фьюри. Может быть, Ви.

Рейдж нахмурился.

— Ты представляешь все это как жертву. Но я люблю ее.

— Это и есть жертва. Ты любишь ее, зная, что она отправится в Забвение.

— Они никуда не отправится. — Рейдж стиснул зубы. — Она будет в порядке. Придется нелегко, но она будет в порядке.

— Прости меня, — Роф склонил голову. — Конечно, так и будет.

Рейдж опустил взгляд. Он не знал, что делать с извинениями, потому что он привык давать их, а не получать. А кроме того, каждый раз, как он думал о смерти Мэри, у него в груди, казалось, включается паяльная лампа.

— До скорого, мой господин, — сказал он, стараясь уйти побыстрее прежде, чем он опозорит себя излишним проявлением эмоций.

Но подняв глаза, он увидел обращенный на него взгляд Рофа. В первый раз в жизни. Король не снимал свои темные очки. Никогда.

Рейдж перестал дышать, всматриваясь в переливающиеся, серебристо-зеленые радужки, обращенные к нему. Настоящих зрачков будто не было: только две маленькие черные точки. Но теплота, сочившаяся из этих слепых, святящихся кругов, потрясала.

— Я горжусь, что могу назвать тебя братом, — сказал Роф.

Рейдж почувствовал, как тяжелые руки обнимают его и притягивают к широкой груди. Он напрягся, но потом расслаблено прислонился к плечу Рофа.

— Роф?

— Да?

Рейдж открыл рот, но не смог сказать ни слова.

В тишине Роф ответил:

— Мы все будем рядом с тобой. Ты можешь просить помощи, когда она тебе понадобиться. И, если это время придет, для нее будет устроена церемония погружения в Забвение, как для истинной шеллан воина.

Рейдж зажмурил глаза.

— Спасибо тебе… мой господин.


* * * | Вечный любовник | * * *



Loading...