home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Джон ступил в ванну и сел под пульсирующую струю воды. Сеси устроилась напротив по многолетней привычке, не осознав, что так они располагались в прежние времена: они с Рори с одной стороны, а Джон со своей девушкой — с другой. Теперь Джон, заметив автоматизм поведения Сесиль, понял причину этого, однако прогнал от себя неприятную мысль. Прошлое ничего не обещало, все надежды, связанные с этой женщиной, могли осуществиться лишь в будущем. Джон не собирался омрачать перспективу, оплакивая то, что происходило прежде.

Он вытянул скрещенные ноги, опершись пятками о сиденье рядом с Сесиль. Окутывая их облаком, в вечерний воздух поднимался пар. Здесь, в пустыне, после захода солнца бывало прохладно. Джон откинул голову, прикрыл глаза, сосредоточиваясь на благотворном движении воды, избавляющей мускулы от боли. Сейчас не время думать ни о завтрашнем дне, ни о душевной тоске. Таким путем он всегда побеждал страдание, чем бы оно ни было вызвано. Надо просто отсечь его, перенести в другое место, на другое время. Если делать вид, что не чувствуешь боли, она не так мучительна. Правда, для этого нужен специальный талант, способность рассортировать несчастья по полочкам и запереть их в разных уголках мозга. Благодаря этим способностям Джон мог играть, даже получив травму, или будучи в дурном настроении, или, наконец, испытывая почему-либо страх. Однажды в колледже он оставался на поле почти весь матч, хотя повредил левую руку. Он не позволил себе тогда признать, что рука болит, пока игра не кончилась. Потом врач команды сделал ему рентген и установил, что предплечье сломано. Но уж зато тренер команды в колледже с удовольствием распространялся о стойкости Джонни.

Сесиль была удивлена, что Джон вдруг прервал ласки. В горячей воде она расслабилась, наблюдая, как пузырьки воздуха облепляют кожу. Они успокаивали и в то же время, скользя по ногам, вызывали щекотку. Через некоторое время она почувствовала, что температура воды для нее слишком высока. Сеси села на край ванны, свесив ноги в воду, и подставила тело ветру из пустыни. Джон смотрел на нее, прищурившись. В воде купальник Сеси еще плотнее облепил ее. Под прохладными дуновениями соски на груди напряженно поднялись. Под взглядом Джона, казалось, они выдались вперед еще заметнее.

Джон, оттолкнувшись, переплыл на другую сторону ванны. Сесиль наблюдала за ним в восхищении. От его еще не остывшей кожи поднимался пар, придавая ему фантастический вид, что и влекло, и пугало. Он опустился на сиденье рядом с ней и тронул губами ее сосок. Джонни втянул твердый бутон в рот прямо с тканью купальника. Женщина вздрогнула и внутренне напряглась в ожидании. Язык мужчины околдовывал, лаская, щекоча, ударяя плененный сосок, пока Сесиль не задохнулась от наслаждения. Тогда язык отступил, а зубы стали прикусывать и перекатывать сосок. Сеси со стоном произнесла его имя, а Джо оторвался, чтобы приняться за другую грудь. Истосковавшаяся по ласке женщина заметалась из стороны в сторону, жадно стремясь добиться новых его прикосновений.

Он посмотрел на нее глазами, напоминавшими темные глубокие озера. Обычно малоподвижное лицо смягчилось, выразив жажду любви. Он протянул руки и увлек ее за собой в воду. Стоя в центре ванны, Джон обвил ее руками и поднял так, что их лица оказались на одном уровне. Последовал страстный поцелуй, губы их слились. Он овладел ее ртом, как находят сокровище: не веря своим глазам, но властно. Сеси встретила его движением языка, приветствуя и маня в сладострастном танце. Горячее, трепетное дыхание требовательно обожгло ей щеку.

Сесиль обхватила ногами талию Джо. Интимность такого объятия подстегнула эмоции атлета, заставила его затрепетать. Поцелуи уже отдавали бешеной яростью. Он так давно добивался ее, так долго подавлял в себе желание и скрывал его, а сейчас она сама предлагала ему себя. Все, о чем он мечтал, теперь в его руках. При этой мысли его пронзило пламя страсти, голова затуманилась, по телу прошла дрожь. Однако Джон разжал объятия, позволил ей опуститься на дно ванны. Молодая женщина взглянула на него вопросительно.

— Все в порядке. Вперед же.

— Еще не время. Я хочу, чтобы тебе было хорошо. — Черные глаза Джонни засияли, обещая ей счастье. — Это то, что надо сейчас, пока, чтобы вернуть тебя в страну живых людей. Сеси смотрела озадаченно. Никогда еще она не испытывала такого желания, чувствуя готовность полностью слиться с ним, до боли остро ощутить его в своем теле.

— Но все в порядке. Я готова. Джо ухмыльнулся, блеснув ослепительно белыми зубами в сумерках.

— О нет. Еще не совсем. Это была лишь разминка. Ты медленно входишь в азарт. Тебе нужно немного больше времени и внимания.

Обидевшись, женщина отвернулась и села в воду, обхватив колени.

— Это Рори тебе сообщил? — сердито спросила она.

Джон, возможно, все знает о ее сексуальной жизни! Неужели ему известно, как долго она приходит в любовный экстаз и как редко достигает волшебного апогея, о котором все так говорят. Сесиль всегда слышала нескончаемые разговоры мужчин о женщинах, в том числе и женах; однако слишком уж унизительно думать, что Джон все время их общения был в курсе ее проблем.

— Нет, — твердо заявил он, садясь рядом. — Рори ни слова не говорил мне о вашей сексуальной жизни.

Он несколько покривил душой, так как пару раз Рори в пьяном виде упоминал, что его жена умеет его удовлетворить. Но такое случалось исключительно редко. Джон не поддерживал подобных признаний, ибо ревность доводила его до помешательства.

— Я разгадал твою натуру, — продолжил он. — Не забывай, что мы не вчера познакомились.

— Да, но не так, как теперь. — Сесиль распрямила ноги, все еще избегая его взгляда. — Ну что ж, признаю: я медленно возбуждаюсь. — Сеси пожала плечами. — Но ведь это же не по твоей вине. Тебе совсем не надо… отказываться… от… лишь из-за того, что мне не дано… — Поверь мне, я этого и не делаю. И ничего страшного нет, когда не спешат. Мы не на — скачках.

Джон погладил ладонью ее щеку.

— Ты так прекрасна. Я не сплю по ночам, а лежу и думаю о тебе.

Его голос зазвучал глуше, губы казались припухшими. Сеси смотрела на его рот, как заворожённая. Ей не терпелось снова ощутить сладость его поцелуя.

— Я хочу тебя, Сесиль, — произнес Джо. Его указательный палец нежно тронул нижнюю губу юной женщины, и она бессознательно приоткрыла рот, затем сжала полноватые губы, взяв палец в нежные тенета. Веки Джона дрогнули, ноздри расширились. Он задышал глубоко и часто. Сесиль знала, как угодить мужчине и разжечь его страсть. Раньше ей удавалось завести, возбудить Робина очень здорово. В этом она видела хоть какую-то компенсацию за то, что часто не получала полного удовлетворения. Теперь ей хотелось увидеть сжигающий огонь желания в глазах Джона, чтобы насладиться до конца. Каждый пламенный взгляд его, каждая омытая страстью складка на его лице будоражили, порождали волны пламени в ней самой. Ее испепеляло желание касаться его, познать его — без остатка.

Горячим языком Сеси лизнула сбоку палец Джо, слегка втянула его губами. Она ощутила, соль у него на коже, бархатная поверхность языка почувствовала шершавость. Улыбнувшись, Сеси шире раскрыла рот, чтобы сжать зубами палец, пощекотать его языком. Джон забормотал что-то непонятное осипшим голосом и закрыл глаза, с такой силой схватившись за край бассейна, что костяшки пальцев побелели. Потом Сеси отпустила его палец, взяла его за руку и проделала такую же операцию со всеми пальцами. Когда она закончила, Джон прижал ее тесно к себе и обхватил ногами, словно стальным тросом. Сесиль нежно прильнула к нему, ощущая с сильно бьющимся сердцем, как пульсирует каждый его мускул, каждая связка и сухожилие, как накатываются волны его желания.

В той стороне бассейна, где мелко, Джон взял ее на руки, как ребенка, поднялся по ступеням и по бетонированному дворику прошел к ванне с гидромассажем. Там он бережно поставил ее на ноги, стянул с нее купальник, высвобождая ее налившиеся белые груди с возбудившимися сосками.

Теперь пришла очередь спустить купальный костюм с ягодиц, со стройных бедер; он упал до лодыжек, и Сеси, краснея, переступила через мокрую ткань. Лицо и шея Джонни потемнели от прилива крови, сгустив еще больше его загар. Он лихорадочно облизнул губы. У Сесиль мелькнула мысль: этот парень смотрит на нее, словно голодающий, которому внезапно предложили роскошную еду.

Наконец он очнулся, быстро снял с себя тесно прилегающие плавки. Сесиль, наблюдая за ним, отвернулась было в сторону, но потом опять взгляд ее возвратился к Джону. Она была не в силах не смотреть на его могучее тело, хотя его нагота слегка шокировала. Джон вошел в ванну и помог Сесиль последовать за ним. Он снова уселся под бьющую с напором струю воды, но на этот раз уместил женщину у себя на коленях лицом к лицу. У нее захватило дыхание, когда она ощутила в промежье его ноги, его прикосновения в самых интимных местах. Воздушные пузырьки щекотали кожу, тревожа и доставляя наслаждение. Джон вновь и вновь осыпал ее поцелуями, прижимаясь к ней ртом, играя ее грудями, лаская и поглаживая с замиранием сердца трепещущими пальцами воспрянувшие острые бутоны. Сесиль оперлась на колени, потянувшись к его рту, и его рука скользнула у нее между ног, лаская чувствительный бугорок ее женственности. Сесиль хватала воздух ртом, у Джона глубоко в горле что-то захрипело. Он всей ладонью накрыл заветное место, поглаживая пальцами бархатные складки, пока Сесиль не забилась под его рукой, ждущая избавления от этой сладостной муки. Она с трудом оторвала от него губы, отрывисто шепча:

— Джо… пожалуйста… я хочу тебя. Я хочу чувствовать тебя внутри.

Он издал стон и спрятал лицо в ее волосах, сжимая ее спину. Наконец он сделал глубокий долгий вдох.

— Нет, любимая. Подожди еще чуть-чуть.

— Дорогой!

— Тише-тише. Я сейчас покажу, как… Он взял ее за талию и повернул так, чтобы ее тело легло выгнутой спиной ему на руку, голова оперлась о край ванны. Груди выглянули из воды с похожими на бутоны роз выступающими сосками. Джон нагнулся к ним, чтобы стереть языком капли воды. Его губы сомкнулись вокруг одного из них, нежно лаская. Не занятая поддержкой рука скользнула к углублению, нежному и манящему, и он проник туда пальцем. Молодая женщина, охваченная желанием, металась и стонала под одновременным нежным движением пальцев и языка; его рука продолжала то усиливать, то ослаблять нажим. Ему удалось подставить нижнюю половину ее тела под упругую водяную струю, и Сесиль ощутила, как вода бьет по ее плоти и по руке Джона.

Он посадил Сеси верхом, как наездницу, искусно рассчитав момент, чтобы можно было войти в нее. Сеси, сомкнув веки, предалась любви, находя удовольствие в подчинении его действиям, его желаниям. Капельки пота выступили на его лбу и верхней губе, дыхание ускорилось.

— О любовь моя! Ты — любовь моя! Джон прижался лицом к ее манящей груди, с трудом прошептав:

— Теперь я твой.

Медленно начав движение, Сесиль мгновенно обрела уверенность, ускоряя темп и усиливая нажим в нарастающем вихре страсти. Все нервы, кажется, сплелись в единый узел в ее лоне. С каждым новым движением поток чувств и ощущений нарастал. Она уже не могла сопротивляться приближающемуся пику. Наконец Сеси взмолилась о немедленном завершении этой сладостной пытки. Захваченный ее страстью, Джон без устали шел ей навстречу. Сесиль еще ближе льнула к нему, сотрясаемая силой влечения. И вдруг неистовый клубок внутри нее взорвался, сметая все мешавшее до сих пор излиться невероятному напряжению. Она закричала, впиваясь ногтями в спину Джона, и ощутила его дикие судороги, сопутствующие блаженству окончания.

Их переплетенные, напряженные тела стали вялыми и бессильными. Температура воды, на которую они не обращали внимания в минуты экстаза, теперь неприятно действовала на все еще обостренные нервы. Сильная жара заставила их выпустить друг друга из объятий, и они вышли из воды. Джон обернул ее большим мохнатым полотенцем, та прислонилась к нему. Голова ее была словно в тумане, а лицо сияло, и ее удовлетворило бы все, что бы он ни вздумал предпринять. Сам он кое-как вытерся другим полотенцем и вновь взял женщину на руки. Джо дотянулся локтем до ручки раздвижной двери, толкнул и вошел внутрь, а Сеси задвинула за ними дверь. Он счастливо засмеялся и нежно поцеловал ее в лоб, затем прошел в холл, прижимая ее, как драгоценность, к груди. Ему казалось, что у него на руках — весь его мир. Добравшись до спальни, они, сладко обнявшись, упали на кровать и заснули глубоким сном.

Наутро Сесиль проснулась, ощутив на лице град легких поцелуев. Она раскрыла глаза, и взгляд ее упал на загорелое лицо Джонни. Он склонился к ней, отдохнувший и веселый.

— Привет, любимая. — Он потянулся, взял ее руку и поцеловал ладонь. — Прости, что бужу тебя, но мне не хотелось, чтобы ты думала, будто я скрылся под покровом ночи.

— А который час? Куда ты собрался?

— На тренировку. Сейчас восемь, и мне надо полчаса, чтобы добраться до стадиона.

Он поднялся, надел легкую рубашку из хлопка, готовясь к отъезду.

— Тренировка? В понедельник? Это же твой день отдыха.

— Был когда-то. Начальство решило, что мы слишком застаиваемся, если отдыхаем в понедельник. Теперь мы без особой нагрузки занимаемся в понедельник, а отдыхаем во вторник. Ты будешь здесь, когда я вернусь?

Сеси сладко потянулась и улыбнулась.

— Не знаю. Я об этом не думала. Мне… мне кажется, лучше поехать домой и поработать.

— В таком случае я загляну к тебе после тренировки. Можем съездить куда-нибудь пообедать. — Джон нагнулся к ней, обнял: загорелые мускулистые руки были, как тиски. Нежно, немного нервничая, он спросил: — У тебя все в порядке? То есть ты ни о чем не жалеешь?

Досадуя на себя, она почувствовала, что краснеет.

— Нет, — единым духом произнесла Сеси. Она положила обе ладони на его руки и провела по ним вверх, наслаждаясь прикосновением к пружинящим волоскам. — Я никогда не испытывала ничего подобного. Никогда не было так… с Рори.

Но зачем я это Выболтала? — подумала она, отворачиваясь, и прикусила нижнюю губку. Ведь Джону не нравится, когда ему напоминают о Робине.

Но он припал к ее груди и растроганно потерся щекой.

— Ах ты моя маленькая. Затем последовал быстрый, решительный поцелуй, он вскочил и побежал.

— Увидимся вечером.

— До свидания!

— Пока.

Нежась, она услышала, как он прошел через покрытый ковром холл, прошагал по каменным плитам улицы. Заложив руки под голову, она рассматривала потолок. На губах теплилась улыбка. Минувшая ночь — новое в ее жизненном опыте, никогда прежде таких не бывало. Как ни любила она Рори, но даже не приближалась к тому счастью, что подарил ей Джон. Она зажмурила глаза, переживая вновь испытанное наслаждение, взлет, яростный порыв, блаженное забытье. Умелый любовник готовил ее, ласкал, распалял, пока она сама не забилась в неистовстве, которое так редко посещало ее. Ничего удивительного, что у Джона под рукой всегда было полно женщин.

В ванной она посмотрела в зеркало и перепугалась. Как мог Джон всерьез сказать, что насладился ночью их любви, если она выглядит, как настоящая ведьма!

Полчаса спустя она уже вымыла и высушила волосы, надела костюм и без завтрака отправилась в Финикс. К счастью, у ее парикмахера нашлось для нее время, и после визита к нему Сесиль уже могла улыбнуться своему отражению в зеркале. Затем в модном магазине Сакса она подобрала себе пару светло-розовых шортов, к ним ярко-красную крепдешиновую блузку с глубоким вырезом и пышными рукавами. Довольная приобретениями, она зашла в небольшое кафе и вдруг увидела знакомую фигуру. Это была Стейси Богарт, с которой некогда встречался Джо. Уж меньше всего хотелось Сес сегодня видеть одну из бывших пассий Джонни Кью.

Однако Стес приближалась к ней походкой фотомодели (такой походке Сеси всегда завидовала).

— Вот не ожидала встретить тебя здесь.

— Я ходила за покупками, — объяснила Сесиль. — М-м, не хочешь ли присесть?

— Нет, спасибо. Я как раз спешу на работу. Выступаю на показах мод.

— О, понятно. — Сесиль недоумевала, почему у девицы такой враждебный взгляд.

— Я слышала, ты крутишь любовь с Джо? У Сесиль похолодело все внутри. Несомненно, эта девица еще не забыла Джо и ревнует его.

— Ну, я… Словом, ничего серьезного. Стейси некрасиво хмыкнула.

— Для тебя, может быть, и ничего серьезного. Но, по правде говоря, меня удивляет, почему Джон все-таки дождался, пока Рори похоронят.

У Сесиль сжалось горло.

— Что, черт возьми, ты имеешь в виду? Стес бросила презрительный взгляд.

— Да перестань, пожалуйста. Ты еще станешь меня убеждать, будто ни о чем не догадываешься.

— О чем я должна догадываться?

— О том, что Джонни любил тебя! Он влюбился в тебя с первого взгляда.


Глава 8 | Вернуть любовь | Глава 10